Меню

Агафонов да исправится молитва моя

Агафонов Николай — Да исправится молитва моя

Агафонов Николай — Да исправится молитва моя слушать онлайн

Протоиерей Николай Агафонов. Да исправится молитва моя

Год выпуска: 2010 г.
Автор: Протоиерей Николай Агафонов
Исполнитель: Наталья Назарова
Жанр: Реализм
Издательство: «Русскiй Паломникъ»
Тип аудиокниги: аудиокнига
Аудио кодек: MP3
Битрейт аудио: 320 Кбит/с
Время звучания: 3:30:39

Описание: В повести отца Николая рассказывается об испытаниях и страданиях инокини Анны, которая пронесла в своей душе свет веры православной через все страшные события нашей истории XX века.

Композиторы, чьи произведения использовались при оформлении диска:
А. Аренский, А. Архангельский, И. С. Бах, А. Брукнер, А. Глазунов, А. Жихарев, В. Калинников, Г. Малер, И. Ряхин, Д. Скарлатти, А. Скрябин, П. Чесноков, Ф. Шопен

Об авторе: Протоиерей Николай Агафонов — известный православный священник, настоятель храма Святых Жен Мироносиц города Самары, заведующий миссионерским отделом Саратовской епархии, член Союза писателей России, лауреат многих литературных премий. Первые литературные произведения протоиерея Николая Агафонова вышли в свет в 2002 году и были очень горячо встречены читателями.

Если торрент не качает

Если торрент не качает, это значит что нет раздающих. Но это не беда, на нашем сайте вы можете скачать книги иным путем. Все очень просто. Для каждой книги есть окошко для прослушивания онлайн. Далее все очень просто.

1. Жмем на ссылку в правом верхнем углу.

2. Откроется окно сайта archive.org, по ссылкам в правой части которого вы сможете скачать:

VBR MP3 — Книгу в формате МР3 по прямой ссылке.
Ogg Vorbis — Книгу в формате Ogg по прямой ссылке.
Torrent — Качать будет через торрент, но качать будет сразу оба формата, так что, отключайте ненужный.

Если же по какой либо причине, на странице нет окна для прослушивания онлайн, то просто напишите нам об этом в комментариях.

Правообладатели добились закрытия аккаунта на сайте на на котором мы размещали окна для прослушивания онлайн. Теперь придется долго и нудно восстанавливать, если интересует какая то конкретная книга — пишите восстановим в первую очередь.

Источник статьи: http://blioteka.org/2012/09/18/nikolay-agafonov-da-ispravitsya-molitva-moya.html

Да исправится молитва моя — Агафонов Н.В.

Пролог

Выстрелы ещё слы­ша­лись, но уже в отда­ле­нии. Анна огля­де­лась. Поле, слегка при­по­ро­шен­ное сне­гом, каза­лось серым, мерт­вен­ным. Таким же мерт­вен­ным, как и лицо май­ора Коно­ва­лова. Эту мерт­вен­ность под­чер­ки­вали баг­ро­вые пятна, про­сту­пив­шие сквозь бинты, и без­участ­ный взгляд ране­ного. Анна уже пыта­лась тащить ране­ного, но эти бес­плод­ные попытки при­шлось оста­вить. Слиш­ком гру­зен был майор, ее хруп­ких сил не хва­тало. Поду­мы­вала ползти за под­мо­гой, но именно этот взгляд, без­раз­лич­ный к соб­ствен­ной судьбе и вообще ко всему вокруг, удер­жи­вал мед­сестру. Ей каза­лось, что жизнь в Коно­ва­лове теп­лится лишь бла­го­даря ее при­сут­ствию, а отползи она на несколько шагов, и уже не пона­до­бится ника­кая подмога.

— Потер­пите, това­рищ майор, — ска­зала Анна и уви­дела, как на мгно­ве­ние ожил взгляд май­ора, а его лицо дер­ну­лось, словно от ухмылки. Затем взгляд вновь потух.

Жен­щина в отча­я­нии еще раз огля­де­лась — сквозь дымку, засти­ла­ю­щую иско­ре­жен­ное взры­вами поле, ей почу­ди­лось дви­же­ние. Мельк­нули силу­эты в серых шинелях.

— Боже мило­сти­вый! Да это же свои. — Анна вско­чила и зама­хала руками: — Эй, сюда! Сюда! — И тут же почув­ство­вала ост­рый тол­чок в спину.

Она с удив­ле­нием погля­дела назад. Никого, только вдруг небо дрог­нуло, а затем, словно гигант­ская кару­сель, про­вер­ну­лось на неви­ди­мой оси раз, потом другой.

— Гос­поди поми­луй! — про­шеп­тала Анна, и земля взды­би­лась и уда­рила жен­щину своей мерз­лой твер­дью в лицо. Обжи­га­ю­щая боль запол­нила все ее суще­ство, а затем и небо, и боль, и страх, и отча­я­ние погру­зи­лись в непро­гляд­ную тьму.

Впе­реди что-то свет­лело. Анна шаг­нула к свету и ока­за­лась в храме. Храм сиял белиз­ной, словно умы­тый сол­неч­ным све­том. Мимо нее про­шли три юные гим­на­зистки с нотами в руках. Анна чуть не вскрик­нула, при­знав в одной из деву­шек свою сестру Олю, но та обер­ну­лась и при­жала палец к губам. Анна сдер­жа­лась и после­до­вала за сест­рой, одно­вре­менно вдруг осо­знав, что она сама и есть одна из этих деву­шек-гим­на­зи­сток. «Это же сон», — дога­да­лась Анна и тут же испу­га­лась, что может проснуться. Возле амвона они опу­сти­лись на колени и запели. Хру­сталь­ная чистота трех­го­лос­ного созву­чия воз­несла под своды купола Боже­ствен­ные слова псал­мо­певца: «Да испра­вится молитва моя, яко кадило пред Тобою, воз­де­я­ние руку моею…»

Читайте также:  Молитва святой татьяне во время экзамена

В свя­щен­нике, сто­я­щем у пре­стола, Анна узнала про­то­и­е­рея Вла­ди­мира Кано­ни­кова, рас­стре­лян­ного крас­ными в восем­на­дца­том. От его кадиль­ницы стру­ился розо­вый дымок, малень­кими облач­ками мед­ленно выплы­вая из рас­кры­тых Цар­ских врат, напол­няя храм души­стой лег­ко­стью аро­мата. Свет стал мерк­нуть. Анна огля­ну­лась и уви­дела, что стоит уже одна, и не в храме, а посреди лагер­ного барака. Барак был пустым и потому казался осо­бенно мрач­ным. Она осмот­ре­лась в надежде уви­деть хоть кого-нибудь. Ни еди­ной души, только голые нары. Сердце сжа­лось. Все тело нали­лось тяже­стью, так что захо­те­лось лечь на нары. Но при этом Анна пони­мала, что если она сей­час ляжет, то уже нико­гда не вста­нет. Она опу­сти­лась на колени и запела:

— Гос­поди! Воз­звах к Тебе, услыши мя, вонми гласу моле­ния моего, вне­гда воз­звати ми к Тебе!

И с пер­выми сло­вами молитвы барак про­свет­лел. Стены его раз­дви­ну­лись и стали про­зрач­ными. Она вновь была посреди храма, но уже в окру­же­нии мона­хинь и послуш­ниц мона­стыря. Они пели тот же про­ки­мен. Анна огля­ну­лась. На игу­мен­ском месте сто­яла матушка насто­я­тель­ница. Она вна­чале при­вет­ливо улыб­ну­лась Анне, а затем слегка погро­зила ей паль­цем: мол, не смей отвле­каться на службе.

Созна­ние воз­вра­ща­лось посте­пенно. Сна­чала мир ожил в зву­ках чьих-то голо­сов, шепота, скрипа и шур­ша­ния. Потом при­шла память. Память о жгу­чей боли. Веки ее дрог­нули, но откры­вать глаза было страшно. Каза­лось, если их открыть, вер­нется боль. В ее созна­нии про­дол­жал зву­чать вели­ко­пост­ный про­ки­мен: «Положи, Гос­поди, хра­не­ние устом моим, и дверь ограж­де­ния о уст­нах моих».

Пожи­лая сани­тарка, сидев­шая возле ее кро­вати, отло­жила спицы с вяза­ньем и при­слу­ша­лась. Не разо­брав, что шеп­чет ране­ная, она встала и тороп­ливо вышла из палаты.

Анна вновь услы­шала голоса и нако­нец реши­лась открыть глаза. Прямо над собою уви­дела скло­нен­ное лицо под­пол­ков­ника меди­цин­ской службы Смышлянского.

«Не уклони сердце мое в сло­веса лукав­ствия, непще­вати вины о гре­сех», — мыс­ленно про­из­несла Анна окон­ча­ние про­кимна, но губы при этом у нее дрог­нули. Смыш­лян­ский поду­мал, что она соби­ра­ется заго­во­рить, и испу­ганно зама­хал рукой:

— Не раз­го­ва­ри­вайте, Анна Алек­сан­дровна, не надо! Лежите спокойно.

По щекам Анны потекли слезы, исче­зая в бин­тах, тугой повяз­кой обрам­ляв­ших лицо.

— Ну что вы, голу­бушка? Теперь-то чего? — про­бор­мо­тал в рас­те­рян­но­сти док­тор и обер­нулся к сани­тарке: — Надежда Ива­новна, два кубика, пожа­луй­ста, и можно дать теп­лой водички.

После укола и несколь­ких глот­ков воды Анна заснула. Когда просну­лась, было уже утро. На побе­лен­ном потолке палаты играли сол­неч­ные блики. Она вспом­нила, как ее ста­рень­кая няня, Ани­сия Его­ровна, уве­ряла их с сест­рой Олей, что это не сол­неч­ные зай­чики, как их обычно назы­вали, а свет, исхо­дя­щий от Анге­лов, когда они при­ле­тают в чей-нибудь дом.

Глава 1. Няня

Снег лежал везде. На тро­туаре, на кры­шах сосед­них домов, на дере­вьях. На попоне, при­кры­вав­шей спину пону­рой кобылки, запря­жен­ной в сани. На кар­тузе и суту­лых пле­чах кучера, что ожи­дал седока напро­тив их дома. Даже пыш­ные усы и борода извоз­чика были покрыты инеем.

Сест­ренки Бере­стовы, Оля шести и Аня пяти лет, уткну­лись раз­го­ря­чен­ными лбами в холод­ное окон­ное стекло. Ямщик дре­мал. Смеш­ной кучер, как можно дре­мать на морозе? А может, он не кучер, а Дед Мороз? Оля и Аня прыс­нули сме­хом от такого неле­пого пред­по­ло­же­ния. Этого ямщика они видели много раз и раньше. Но где же тогда Дед Мороз? До того как при­лип­нуть к окну, они с виз­гом и хохо­том носи­лись по залу. Их мама, Ана­ста­сия Арка­дьевна, вме­сте с гор­нич­ной Поли­ной наря­жала елку. Вна­чале девочки тоже помо­гали взрос­лым, пока можно было вешать игрушки на ниж­ние ветки. Потом начали шалить. Ана­ста­сия Арка­дьевна при­крик­нула на них, а когда сестры при­сми­рели, пред­ло­жила им подойти к окну и попро­сить у Деда Мороза подар­ков на Рождество.

Читайте также:  Kak chitat molitvi svyatomu spiridonu trimifuntskomu

В доме Алек­сандра Все­во­ло­до­вича Бере­стова, дирек­тора муж­ской клас­си­че­ской гим­на­зии, как и во всех про­чих домах уезд­ного города Кузь­мин­ска, гото­ви­лись к встрече Рож­де­ства и нового, 1906 года. Меня­лись ковры и пор­тьеры во всем доме. Этот ритуал неиз­менно совер­шался к Рож­де­ству и Пасхе, чтобы под­черк­нуть осо­бую тор­же­ствен­ность собы­тия. Дом дей­стви­тельно словно пре­об­ра­жался, но Алек­сандр Все­во­ло­до­вич каж­дый раз под­тру­ни­вал над этим обы­чаем, назы­вая его купе­че­ским. Его супруга, Ана­ста­сия Арка­дьевна, уязв­лен­ная иро­нией мужа, в долгу не оставалась:

Источник статьи: http://azbyka.ru/fiction/da-ispravitsya-molitva-moya/

Да исправится молитва моя — Агафонов Н.В.

Матушка Вар­вара взяла со стола малень­кий сереб­ря­ный коло­коль­чик и позво­нила. Вошла моло­день­кая келей­ница игу­ме­ньи Таня. Она покло­ни­лась матушке Вар­варе и молча ждала ее распоряжений.

— Вот что, Танюша, отведи эту девушку к матери Силу­ане, чтобы она посе­лила ее и дала послушание.

Аня покло­ни­лась матушке игу­ме­нье до земли и после­до­вала за Таней. Пока они шли, Таня не про­ро­нила ни слова. «Куда же мы идем?» — думала Аня, пока они, мино­вав сест­рин­ский кор­пус и выйдя за ограду, не ока­за­лись в мона­стыр­ском хозяй­ствен­ном дворе. Сбоку от хозяй­ствен­ных построек стоял ста­рый, поко­сив­шийся дере­вян­ный двух­этаж­ный дом. К нему-то и напра­ви­лась Таня.

Они вошли в неболь­шую при­хо­жую, вправо и влево от кото­рой рас­хо­ди­лись два кори­дора с две­рями. Прямо из при­хо­жей на вто­рой этаж вела узкая дере­вян­ная лест­ница. Под лест­ни­цей напро­тив окна за сто­лом сидела пожи­лая мона­хиня и читала впол­го­лоса Псал­тирь. Когда девушки зашли, она отло­жила книгу и, сняв очки, под­сле­по­вато посмот­рела на них. Таня, не дожи­да­ясь, когда мона­хиня раз­гля­дит их, сказала:

— Мать Силу­ана, я, по бла­го­сло­ве­нию матушки игу­ме­ньи, новень­кую привела.

— А, новень­кую, а то я гляжу, вроде не наша. Ну и слава Богу! Работы всем хва­тит. — И мона­хиня Силу­ана пошла к лест­нице, пома­нив за собой Аню.

Аня после­до­вала за ней по скри­пу­чим сту­пень­кам. Наверху так же, в раз­ные сто­роны, рас­хо­дился кори­дор, в каж­дом крыле было не менее четы­рех две­рей. Матушка Силу­ана свер­нула направо и толк­нула первую дверь. Там ока­за­лась ком­ната с двумя дере­вян­ными кро­ва­тями и неболь­шим сто­лом, в углу напро­тив икон стоял ана­лой, покры­тый домо­тка­ным покры­ва­лом и рас­ши­тым крас­ными нит­ками полотенцем.

— Здесь, милая, будешь жить. Да каким же име­нем ты крещена?

— Анной, в честь про­ро­чицы Анны.

— Про­ро­чицы, зна­чит, — улыб­ну­лась мона­хиня, — ну, рас­по­ла­гайся и спус­кайся ко мне. Да, вот еще: с тобой в келье живет Аку­лина, сей­час она на послушании.

Аня раз­ло­жила свои вещи и спу­сти­лась к матушке Силу­ане на пер­вый этаж. Мона­хиня уже ждала ее.

— Вот тебе, Аня, ведро и тряпки. Сходи за водой к колодцу и вымой полы во всей гостинице.

— Бла­го­сло­вите. — Аня низко покло­ни­лась и, взяв тряпки с вед­ром, пошла за водой в ука­зан­ное матуш­кой место.

Ане было стыдно и страшно. Ведь она ни разу в жизни не мыла полов. «Как мне испол­нить мое пер­вое послу­ша­ние и не посра­миться?» — с горе­чью думала девушка, неся от колодца ведро воды. Когда Аня начала мыть полы, Силу­ана какое-то время пона­блю­дала за ней. Видя, как девушка неумело возит тряп­кой по полу, мона­хиня не выдер­жала, подо­шла, взяла из ее рук тряпку и стала учить. Когда Аня с горем попо­лам домыла полы, матушка Силу­ана велела ей умыться и при­ве­сти себя в поря­док, чтобы идти в тра­пез­ную, а затем в храм.

Глава 6. Акулина

Впер­вые Аня уви­дела Аку­лину, вер­нув­шись после службы из храма в свою келью. За сто­лом сидела рябая свет­ло­во­ло­сая дере­вен­ская девушка в сером платке, повя­зан­ном сзади на шее узлом, в пла­тье из гру­бой домо­тка­ной хол­стины с наде­тым поверх него фар­ту­ком. На ногах ее были хол­що­вые онучи, заправ­лен­ные в лапти. Она с какой-то тороп­ли­вой жад­но­стью ела кра­юху ржа­ного хлеба, запи­вая его из кружки водой. Когда Аня неожи­данно вошла в келью, кре­стьянка поперх­ну­лась и закаш­ля­лась, отчего все ее лицо побаг­ро­вело и рябые пятна высту­пили еще отчет­ли­вее. Аня, тоже рас­те­ряв­шись, оста­лась сто­ять в две­рях кельи. Кое-как про­гло­тив хлеб, кре­стьянка проговорила:

Читайте также:  Чеченские молитвы с танцем

— В поле рабо­тала, к тра­пезе опоз­дала. А чего вы сто­ите? Про­ходьте, барышня, мило­сти про­сим. Мать Силу­ана про вас мне уже гово­рила. Вме­сте тутача жить нам. Началь­ству-то вид­нее, только вам бы, барышня, не с такой, как я, обитаться.

— Вы Аку­лина? — только и спро­сила Аня.

— Ох, уж вы ска­жете — Аку­лина! Акуль­кой меня все кличут.

— Я вас буду Аку­ли­ной звать, а меня зовут Аня.

— Мне вас так неудобно, отче­ство бы ваше знать, было бы куда легче.

— Алек­сан­дровна. Только зачем же по отче­ству, коли мы с вами обе на послушании.

— Так поспо­соб­ней, а без отче­ства у меня и язык не повернется.

Такое сосед­ство Аню поко­ро­било. Аку­лина ей вна­чале очень не понра­ви­лась. Аню оскорб­ляло близ­кое при­сут­ствие чело­века, кото­рого она счи­тала намного ниже себя по досто­ин­ству. Все в Аку­лине вызы­вало про­тест: ее гряз­ные ногти, неопрят­ная одежда, то, что она чав­кала во время еды, и, глав­ное, запах, исхо­див­ший от нее. Но вскоре, начав рабо­тать на земле, Аня заме­тила, что чер­но­зем заби­ва­ется и под ее ногти и въеда­ется в руки. Не было ни сил, ни вре­мени, чтобы сле­дить за собой — после поле­вых работ нава­ли­ва­лась страш­ная уста­лость. Едва хва­тало сил, чтобы, отстояв вечер­нее пра­вило, кое-как умыть лицо и руки, а затем сразу про­ва­литься в сон! Баня же была только по суб­бо­там, и вскоре Аня уже не заме­чала запаха Аку­лины, так как и сама, про­пи­тан­ная потом и пылью, бла­го­ухала не лучше. Пах­ну­щая духами барышня-чистюлька словно испа­ри­лась. Теперь была труд­ница Анна, мало чем отли­ча­ю­ща­яся от дру­гих труд­ниц. Она с боль­шим тру­дом при­вы­кала к физи­че­ским рабо­там, и как не убе­жала из мона­стыря в пер­вые дни, один Бог ведает. Ее учили запря­гать лошадь, ездить в телеге. Лошадь не слу­ша­лась, и вме­сто того, чтобы идти в поле, шла к сво­ему стойлу в конюшню.

Аню, как и ее соседку Аку­лину, опре­де­лили к послу­ша­нию на ого­род. Все каза­лось Ане невы­но­симо труд­ным, и не раз при­хо­дила мысль все оста­вить и воз­вра­титься домой, к родителям.

Уже на вто­рой день ей при­шлось про­па­лы­вать гряды с только что взо­шед­шей свек­лой. Каж­дой послуш­нице был задан свой урок. Гряды свеклы ухо­дили, как пока­за­лось Ане, чуть ли не за гори­зонт. Мона­хине, давав­шей послуш­ни­цам уроки, при­шлось долго объ­яс­нять Ане, как отли­чать сор­ную траву от всхо­дов свеклы и как надо про­па­лы­вать. Уже через два часа работы у Ани кру­жи­лась голова и не раз­ги­ба­лась спина. Каза­лось, еще немного — и она упа­дет и больше уже не вста­нет нико­гда. Дру­гие послуш­ницы ушли от нее далеко впе­ред. «Когда же будет коло­кол к обеду, — чуть не сто­нала про себя Аня, — Гос­поди, помоги мне. Под­держи меня, Гос­поди. Матерь Божия, не оставь меня», — шеп­тала она молитвы и рвала, рвала опро­ти­вев­шие ей сор­няки. Неза­долго перед обе­дом при­шла мона­хиня Кор­ни­лия посмот­реть выпол­нен­ные уроки и, уви­дев, что Аня не сде­лала и поло­вины, стала строго ее отчи­ты­вать. Ане пока­за­лось, что мать Кор­ни­лия невзлю­била ее с пер­вого раза. Пока Кор­ни­лия выго­ва­ри­вала Ане, что та ленива, ничего не умеет и зачем только она вообще при­шла в мона­стырь, девушка сто­яла, опу­стив голову. В ее душе стыд сме­нялся горе­чью, а уже после воз­ни­кала глу­бо­кая непри­язнь к монахине.

Источник статьи: http://azbyka.ru/fiction/da-ispravitsya-molitva-moya/6/