Меню

Алексиевич чернобыльская молитва картинки

Чернобыльская молитва. Хроника будущего

Несколько десятилетий Светлана Алексиевич пишет свою хронику «Голоса Утопии». Изданы пять книг, в которых «маленький человек» сам рассказывает о времени и о себе. Названия книг уже стали метафорами: «У войны не женское лицо», «Цинковые мальчики», «Чернобыльская молитва»… По сути, она создала свой жанр — полифонический роман-исповедь, в котором из маленьких историй складывается большая история, наш ХХ век.

Главной техногенной катастрофе XX века — двадцать лет. «Чернобыльская молитва» публикуется в новой авторской редакции, с добавлением нового текста, с восстановлением фрагментов, исключённых из прежних изданий по цензурным соображениям.

Беларусь… Для мира мы terra incognito — неизвестная, неизведанная земля. «Белая Россия» — так примерно звучит название нашей страны на английском языке. О Чернобыле все знают, но только в связи с Украиной и Россией. Мы ещё должны рассказать о себе…»

«Народная газета», 27 апреля 1996 г.

«26 апреля 1986 г. в 1 час 23 минуты 58 секунд — серия взрывов разрушила реактор и здание 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС, расположенной вблизи беларуской границы. Чернобыльская катастрофа стала самой крупной технологической катастрофой XX века.

Чернобыльская молитва. Хроника будущего скачать fb2, epub, pdf, txt бесплатно

Самая известная книга Светланы Алексиевич и одна из самых знаменитых книг о Великой Отечественной, где война впервые показана глазами женщины. «У войны — не женское лицо» переведена на 20 языков, включена в школьную и вузовскую программу.

На самой страшной войне XX века женщине пришлось стать солдатом. Она не только спасала, перевязывала раненых, а и стреляла из «снайперки», бомбила, подрывала мосты, ходила в разведку, брала языка. Женщина убивала. Она убивала врага, обрушившегося с невиданной жестокостью на ее землю, на ее дом, на ее детей. Это была величайшая жертва, принесенная ими на алтарь Победы. И бессмертный подвиг, всю глубину которого мы с годами мирной жизни постигаем.

Без этой книги, давно ставшей мировым бестселлером, уже невозможно представить себе ни историю афганской войны — войны ненужной и неправедной, ни историю последних лет советской власти, окончательно подорванной этой войной. Неизбывно горе матерей «цинковых мальчиков», понятно их желание знать правду о том, как и за что воевали и погибали в Афгане их сыновья. Но узнав эту правду, многие из них ужаснулись и отказались от нее. Книгу Светланы Алексиевич судили «за клевету» — самым настоящим судом, с прокурором, общественными обвинителями и «группами поддержки» во власти и в прессе. Материалы этого позорного процесса также включены в новую редакцию «Цинковых мальчиков».

Завершающая, пятая книга знаменитого художественно-документального цикла Светланы Алексиевич «Голоса Утопии». «У коммунизма был безумный план, — рассказывает автор, — переделать “старого” человека, ветхого Адама. И это получилось… Может быть, единственное, что получилось. За семьдесят с лишним лет в лаборатории марксизма-ленинизма вывели отдельный человеческий тип — homo soveticus. Одни считают, что это трагический персонаж, другие называют его “совком”. Мне кажется, я знаю этого человека, он мне хорошо знаком, я рядом с ним, бок о бок прожила много лет. Он — это я. Это мои знакомые, друзья, родители».

Социализм кончился. А мы остались.

Главные герои не политики, не солдаты, не философы. Главные герои — дети, которые запоминали самые яркие и трагические моменты той войны. Не сами события, а то, что чувствовали. «Я помню маму. Когда ее вели на расстрел, она просила: „Дочку уведите… Закройте дочке глаза…“, — вспоминает одна из героинь». А я не плакал, когда падала бомба, я топал ножкой и приговаривал: «Я буду жить! Я буду жить!». И эти воспоминания детские, беззащитные, до основания обнажают и разоблачают «человеческое безумие в форме войны».

Читайте также:  Завершающая молитва налани баскатти

В глазах расширенных истома,

Он сел. Его снежком заносит.

В его глазах мутится свет.

Он даже хлеба не попросит.

Вторая книга (первой стала «У войны не женское лицо») знаменитого художественно-документального цикла Светланы Алексиевич «Голоса Утопии». Воспоминания о Великой Отечественной тех, кому в войну было 6-12 лет – самых беспристрастных и самых несчастных ее свидетелей. Война, увиденная детскими глазами, еще страшнее, чем запечатленная женским взглядом. К той литературе, когда «писатель пописывает, а читатель почитывает», книги Алексиевич не имеют отношения. Но именно по отношению к ее книгам чаще всего возникает вопрос: а нужна ли нам такая страшная правда? На этот вопрос отвечает сама писательница: «Человек беспамятный способен породить только зло и ничего другого, кроме зла».

«Последние свидетели» – это подвиг детской памяти.

Развалилась гигантская империя. Социалистический материк, занимавший одну шестую часть суши. В первые пять лет были зарегистрированы сотни тысяч самоубийств. Люди умели жить только при социализме и не знали, как жить дальше… Среди самоубийц были не только коммунистические фанатики, но и поэты, маршалы, обыкновенные коммунисты…

Книга о том, как мы выходили из-под наркоза прошлого, из-под гипноза Великого Обмана… Идеи-убийцы…

Традиционная лекция нобелевского лауреата по литературе. Прочитана 7 декабря 2015 г. на русском языке в Шведской академии в Стокгольме. Опубликована на английском, шведском, французском, немецком и русском языках на сайте http://www.nobelprize.org.

Опубликовано в журнале «Дружба Народов» 1998, № 5

На перекладине под заброшенной старой каруселью сидели трое: два парня с роскошными русыми чубами и бачками на щеках, в цветастых рубашках с широкими воротниками, и девушка с длинными пепельными волосами, заплетенными в десяток косичек. Они разговаривали, курили, смеялись, были молоды, беспечны, самоуверенны и наивны. Всем им было не больше восемнадцати, и их связывала крепкая давняя дружба. Одного из парней звали Джек Норман. У него было красивое одухотворённое лицо, несоответствующее весёлому и шаловливому нраву. Дэлия Милфорд была его невестой. Другой парень, такой же русоволосый, был немного пониже ростом. Его звали Харви Прэстон. До этого дня троица была неразлучна. Но на этот раз встреча была прощальной. Джека и Харви призывали в армию. И не смотря на непринуждённую обстановку в каждом из молодых людей затаилась смутная тревога. Так всегда бывает, когда предстоит что-то ранее неизвестное. А в их случае всё было куда сложнее.

Колтрейны были известны на западном побережье своим огромным состоянием и связями с итальянской мафией. Сам Бобби Колтрейн часто появлялся в компании людей, которые бросали тень на его репутацию. Но он утверждал, что не смешивает дружбу с бизнесом и не имеет никакого отношения к отмыванию грязных денег. Так или иначе, однако ему несколько раз приходилось давать показания на сенатской комиссии и перед большим жюри. Именно тогда его жена Шейла, познакомилась с простым полицейским, которого вызвали в министерство юстиции. Несколько месяцев длился тайный роман. Потом всё раскрылось. Колтрейн пообещал всё забыть, если она никогда больше не увидится с тем, другим мужчиной. Шейла решила сохранить брак и сделала так, как он хотел. Какова бы ни была страсть, но двадцать лет совместной жизни трудно перечеркнуть. И потом, их связывали дети. Старший, Джейсон, уже учился в колледже. Майкл заканчивал школу.

Тряпичный щенок лежал рядом с подушкой, и манил обещанием тепла и спокойствия. В то время, как живой пытался, вовсе, столкнуть хозяйку с кровати. Она лежала поглаживая, тряпичного, и пытаясь успокоить живого. Телефон, молча лежал под подушкой. Почему он молчит. Она отрывала взгляд от щенка, прекращала борьбу, и касалась трубки. Мысли жили своей жизнью, и их заполняли воспоминания и тревога. Живой щенок, толкнул тряпичного, и мягкая лапка того, коснулась ее груди. В этот момент зазвонил телефон. Она нажала кнопку связи, и лапка тряпичного щенка медленно продолжила свой путь, постепенно превращаясь в человеческую руку, и даря наслаждение. Живой щенок обидевшись на хозяйку, не обращающую на него внимания, выскочил за дверь. Хозяйка, потянула длинное тряпичное ухо, которое в ее руках приобрело теплоту и упругость. Ее язык коснулся внутренней поверхности, ушной раковины, а через мгновение, зубы, уже успели сжать живую плоть. Телефон тихо шептал. Ее руки конулись живого лица, затем медленно соскользнули по шее вниз. В то время, как по ее телу, скользили такие же нежные и горячие руки. Шея, грудь, живот, ноги, лобок и дальше. Их руки двигались синхронно, возбуждая, и будто изучая тела, но всегда возвращаясь в одно и то же место. И заставляя судорожно сжиматься мышцы. Время рук прошло. —- Самолет, вначале медленно бежит по взлетной полосе, разогревая сопла, и ускоряя движение. Огонь, постепенно разгораясь где-то в глубине, в итоге находит, единственно возможный путь. И устремляется на свободу. Огонь несется по соплам, сметая все на своем пути. Огонь сметает страх перед полетом, и убивает память о холодной земле. Огонь вырывается на свободу. Колеса последние разы касаются земли, и . Взлет. Колеса еще некоторое время, по инерции, крутятся, но уже ясно, что теперь самолетом правит огонь, рвущийся из сопл. Полет. Вся накопившаяся ярость, и неудовлетворенность, пожирается стремительным пламенем, и растворяется в пространстве, латая разрывы созданные крыльями. Поначалу холодная, обшивка касаясь рвущегося воздуха, становится все горячее, пока в итоге не раскаляется до температуры, рвущегося из сопл огня.

Читайте также:  Молитва оберег для денег

Однажды предметы выросли. понял: ничего нет. Хотел в детстве снег собрать в коробочку и оставить до следующей зимы. Понять. Проверить.

Включал телевизор. нажимал кнопочки пульта. хотел со злости забросить пульт на шкаф.

Слежу за движением маятника.

друзья по партии звонят мне. говорят: вчера двум нацменам почки отбили. Я улыбаюсь.

Всем летающим, и учащимся взлетать.

Есть те кто может летать, и те, кто не может. Мы — те, кто может, называемся самолетами (мы сами себя так назвали «сами летаем»), остальных — тех, кто не летает, называют по разному, я даже не знаю как, не интересовался. Единственное назначение нелетающих (как вы должны были догадаться я из самолетов т.е. летающий) — кормить нас, и заботиться о нашем благополучии, за это мы иногда поднимаем их в воздух. Мы высшие. Черт, совсем заговорился. Я то хотел рассказать, как учился летать, а перешел к прославлению летающих. Итак, воспоминания. —————— — ТэТэ, почему ты не летаешь — господи, как многие задавали мне этот вопрос. И вот теперь собственный рассудок, начал меня терроризировать. — Я учусь! Учусь! Учусь! — слова были произнесены вслух, и остальные самолеты обернувшись на мой возглас, сокрушенно покачали головами. — Все хорошо ТэТэ. Успокойся. — эСэH21 подумал, что мне приснился очередной кошмар. — Я в порядке — махнув закрылками, я побежал по взлетной полосе. Hочной воздух успокаивал, обтекая меня со всех сторон. Звезды манили, а луна создавала на асфальте, гоняющегося за мной двойника. Как прекрасна ночь. Как я люблю ночь. Тишина и спокойствие. Hе слышно грохота турбин, и свиста рвущегося пространства. Я убегаю, на край взлетной полосы, а потом, ношусь, как сумасшедший, перебегая на соседние и распугиваю зазевавшихся нелетающих. Они, то проклинали меня, то подбадривали, а я уезжал дальше. Я просто уезжал, но не взлетал. Я боялся взлетать, хотя все думали, что я ночами, только этим и занимаюсь, а не просто ношусь, по полосам, как сумасшедший. Я просто боялся, но для рассудка придумывал более убедительные (либо менее унизительные причины). Я говорил всем, в том числе и себе, что если я взлечу днем, то меня неудержимо повлечет к солнцу, и не сумев остановиться, я влечу в него, и расплавлюсь, а потому я летаю ночью. И никто не знал, что мои сопла, до сих пор запаянны. Hет, они конечно же не были сплошными, иначе, как бы я мог выпускать струи горячего воздуха, но они и не были полыми. Hужен был полет, чтобы струи, огня могли снести спайки. Обычно, за ночь, я тратил настолько много топлива, что с утра, нелетающие заправщики перешептываясь, спорили о том, как далеко я улетал. А я тихо смеялся, либо плакал в зависимости от настроения и погоды.26-02-99 // 23:03:04 —- День подкрался незаметно. Только что, восток лишь немного посветлел, и вот уже появился кусочек солнца. ТэТэ въехал в ангар и задремал, предаваясь мечтам, о будующих полетах. —- — Тэ. расскажи, как делать мертвую петлю — я приоткрыл боковое стекло. Возле меня стоял ХээH, и затаив дыхание ждал детальных инструкций. «Черт, я, никогда не летавший, всех инструктировал по исскуству полетов. Я рассказывал, как преодолевать страх, разгоняться, взлетать, продувать сопла. Я рассказывал все, а потому, все считали меня асом из асов, хотя и никогда не видели, чтоб я летал. Они думали, что я скрываю, какие-то особенные летные секреты, но еще никому не удавалось догнать меня ночью. Они завидовали мне. Глупцы. Черт, какие же они глупцы, и при этом не у кого спросить совета. Станционные компьютеры, из которых я научился извлекать данные не могли мне помочь. Все сводилось к словам (Помоги себе сам). Ладно, хоть кому-то помочь могу». И я начал инструктаж, по мертвой петле. ХээH дослушав последнее мое слово, выкатил из ангара, разогрев он начал еще посреди инструктажа. Я закрыл глаза, а все затаив дыхание наблюдали, за его мертвой петлей, она была кривовата, но многие не знали, как сделать и такую. А потому шепотом поздравляли друг друга, с новым, полученным от меня секретом. —- Hа поле опускалась ночь. ТэТэ завел моторы и выкатил из ангара. И снова ночной ветер, и снова размышления, выдуваемые из еще дремлющего сознания, разносятся в пространстве. Hекоторые самлеты выбрались из ангаров, чтоб проводить его взглядом. ТэТэ проезжал, мимо, быстрее, чем многие могли летать. Он проехал конец полосы, выехал на трассу, и понесся по ней. —- Hикто не может помешать, моей безумной поездке. Hочь, все спят, как летающие, так и нелетающие. Почти все. Hеожиданно на трассу передо мной выехал заправщик (из нелетающих). Идиот. Огонь рванул по соплу, плавя перегородки. Закрылки встали в вертикальное положение, и я неожиданно оторвался от земли. Оплавленный заправщик, все равно умирал посреди трассы, но я бул уже далеко-высоко. —————— Я летающий, и я летаю. Я летаю быстрее и красивее всех остальных, и они затаив дыхание мечтают, наблюдать за моими полетами. Hо я появляюсь среди них лишь изредка. Для меня, в мире существуют только: рвущийся крыльями воздух, играющий тучами ветер, и солнце, луна и звезды, которые освещают мой путь. Hикто не остановит мой полет, пока я верю, что могу летать. А я верю. Почему и летаю.

Читайте также:  Перевод молитвы да воскреснет бог

Источник статьи: http://bookshake.net/b/chernobylskaya-molitva-hronika-budushchego-svetlana-aleksandrovna-aleksievich