Меню

Анализ крохотки молитва солженицын

Комплексный анализ текста. А.И. Солженицын «Крохотки»
план-конспект по литературе на тему

Комплексный анализ текста

Скачать:

Предварительный просмотр:

А.И. Солженицын. «Крохотки». Комплексный анализ текста.

  1. Какие проблемы поднимает автор в своих миниатюрах? Актуальны ли они сегодня?
  2. Запишите комментарий к поставленной проблеме, сформулируйте авторскую позицию.
  3. Выразите своё отношение к авторской позиции.
  4. Какие средства выразительности использует Солженицын, чтобы привлечь читателя к заявленным проблемам, вызвать отклик в нашей душе?
  5. Напишите сочинение по одной из миниатюр, используя свои наблюдения.

«Крохотки» относят к двум условным периодам: написанные в 50-е – 60-е годы и в конце 90-х годов.

Читая их сегодня, мы воспринимаем эти миниатюры так, словно написаны они в наши дни и именно для нас. А всё потому, что тема Родины, России, с её волей и неволей, по-прежнему дорога сердцу до боли. Нам опять не хватает той «воли – единственной, но самой дорогой воли», которая позволяет дышать запахами родной земли, а значит, жить.

Крохотные рассказы Солженицына, столь различные по тематике, жанру, образуют единый цикл, что создаёт эффект всеохватности взгляда писателя на мир.

Всё интересует автора: и озеро Сегдэн («вот тут бы и поселиться навсегда»), и могила поэта Я. Полонского, и город на Неве – «наше славное великолепие», построенное « на косточках наших предков», и трепетная песчинка мироздания – «тёпленький жёлтый утёнок».

Объединяет миниатюры в единое целое бьющаяся в каждом слове душа автора, трепетная, сострадающая и гневная одновременно – живая! «Мы-то не умрём», — рассуждают живые, утрачивая память об ушедших. А душа автора не может смириться с вандализмом, царящим на кладбищах. Он-то всегда помнит, что «ещё есть такие, кто умер за Отечество – ну, как тебе или мне придётся». И это доверительное, не отделяющее «себя» от «нас» придаёт особую значимость авторскому слову.

Высока у Солженицына степень символичности изображаемого. Символом несгибаемости России, её духовности предстают маковки церквей, вечерний звон колоколов. Символом чистоты и залогом бессмертия встают образы отцветающей яблони, «милое озеро», зелёный росток на вязовом бревне, зелёные кладбищенские холмики.

И хочется верить, что «Крохотки», как хлебные крошки, щедро рассыпанные для страждущих автором, напитают души тех, для кого ещё не отзвучал колокольный звон.

  1. Проблема жизнестойкости, умения сопротивляться невзгодам.

Он научился, «забыл бояться молнии, грома и ливня – подобно капле морской, которая не боится ведь урагана». Научился потому, что всегда ощущал себя «благодарной частицей этого мира» («Гроза в горах»).

Яркой метафорой продолжена эта мысль в миниатюре «Костёр и муравьи». Муравьи вместе с гнилым бревном, в котором они жили, попадают в огонь. Убегая от пламени, спасая жизнь, «едва преодолев свой ужас» они вновь возвращаются к горящему бревну – «к покинутой родине»! «И были многие такие, кто опять взбегали на горящее брёвнышко, метались по нему и гибли там». Интересен авторский подбор эпитетов. По сути, эти словосочетания являются контекстуальными синонимами («гнилое брёвнышко», «покинутая родина»). Одновременно это является и перифразом.

  1. Проблема исторической памяти. Проблема нарушения преемственности, связи между ушедшими и живущими.

Иначе построены миниатюры «Отражение в воде», «Способ двигаться», «Старое ведро», «Колхозный рюкзак». Их можно назвать философскими этюдами, так как на первый план в них выдвигаются размышления автора в форме внутреннего монолога. Предметы, изображённые в них, просты: вода потока, старое ведро, плетёный короб. А выводы, которыми завершается повествование, метафоричны. Так, брошенное у блиндажа старое ведро, его незавидная судьба ассоциируется в памяти автора с его сверстниками-фронтовиками. Горько признать ему, что, чем жили, «на что надеялись… прошло дымом», то есть оказалось таким же бесполезным хламом, как ржавое ведро.

3) Проблема свободы как необходимого условия жизни.

«Дыхание». Начало повествования – описание крохотного садика после дождя; далее – чувства охватившие автора, недавно вернувшегося из заключения и жадно ощущающего радость жизни на свободе. И завершается миниатюра размышлениями о свободе и тюрьме. Воля, утверждает автор, человеку дороже всего на свете. В жизни можно смириться с неудобствами, довольствоваться малым, но нельзя жить без воли. Свобода и тюрьма – это два взаимоисключающих начала. Позже Солженицын расширил смысл этих понятий. В повести «Один день Ивана Денисовича» он написал о тюрьме, как «порыве к небесам», где «есть время о душе подумать». А в «Круге первом» он утверждает, что тюремные страдания укрепляют человеческий дух, позволяют обрести внутреннюю свободу.

4) Проблема нравственной ответственности за свои поступки.

5)Проблема необходимости возвращения к вере, к добру и любви через покаяние и осознания своей ответственности за всё, что происходит рядом с нами.

«Мы-то не умрём», «Путешествуя вдоль Оки». Эти рассказы по форме близки к литературному фельетону. Автор выступает в защиту памятников зодчества, в которых видит знак, помогающий людям сдерживать свои звериные инстинкты. Так, вечерний колокольный звон церквей, «поднимающихся к единому небу», должен напоминать человеку, что «покинуть надо мелкие земные дела, отдать час и отдать мысль – вечности», ибо «в эти камни, в колоколенки эти наши предки вложили всё самое лучшее, всё своё понимание жизни». Нельзя вершить земные дела, не заботясь о «едином небе», нельзя во имя сиюминутного утратить понимание вечного Прервётся связь времён, связь с духовной сущностью предков, если разрушим создаваемые веками ценности — саму душу России. Солженицын использует в ней такой литературный приём как контраст. Он сравнивает то, что было раньше, и то, что происходит теперь . Когда автор говорит о тех временах, он пользуется перифразами, заменяя слова, прямо связанные со смертью ( умерший, гроб и др . ) на другие (« моих надо навестить на кладбище», «того, кто есть не просит», «деревянная крашеная тумба» и пр.).

Раньше на кладбищах «пели светло» — об этом напоминает автор. Яркая метафора («рубец неизбежной смерти не сдавливал … больно») и впрямь оставляет на сердце рубец …

С иронией, полной горькой усмешки, написаны строки, которые наполняют нас страхом и ужасом, заставляют спросить самих себя: «Что же мы делаем. »

В миниатюре «Мы-то не умрём», написанной в стиле нравоучения, автор гневно обличает сограждан за бессердечие, утрату памяти об умерших и потребительское отношение к жизни. Причины такого поведения людей он видит в пороках советской системы. Автор обращается к нравственным учениям Толстого, Достоевского и подчёркивает, что путь очищения человека, его возвращения к вере, к добру и любви идёт через покаяние и самосовершенствование. И нестерпимо больно от мысли такой, что и мы думаем, что всё ещё впереди, что у нас-то всё будет по-другому …А по-другому не будет. Всё повторяется. И всё возвратится. И мы-то тоже не вечны. И с какой такой стати должны будут заботиться о нас наши преемники, когда нас не станет? Скажут они, мол, видели, на чём город стоит – и кому же они нужны – эти ваши мёртвые…

Кто же нам дал такое право – считать, что мы-то ведь никогда не умрём ?

  1. Проблема уникальности всего живого.

«Утёнок». Какими средствами выразительности пользуется Солженицын при создании образа утёнка?

Это и многочисленные эпитеты («беловатое брюшко», «тонкие ножки», «тёпленький утёнок», «клювик разлапист», «крыльца пушистые», «невесомый жалкенький жёлтенький утёнок» и др.), метафора («ножки воробьиные» ), гротеск – для того, чтобы усилить читательское восприятие образа («не весит нисколько», «чуть-чуть его сжать – и нет»), сравнения («глазки чёрные, как бусинки», «клювик его бледно-розовый, как наманикюренный, уже разлапист»)… Всем этим автор как бы добивается расположения читателя к утёнку.

Сформулируйте проблему и авторскую позицию.

Мысль автора ясна: человечество со своей наукой и техникой шагнуло далеко вперёд, настолько далеко, что оставило далеко позади само ЧЕЛОВЕЧЕСТВО, само ЖИВОЕ. И это страшно. И Солженицын боится того, что то, что «мы, со всем своим атомным могуществом» так безжалостно растопчем и раздавим, мы никогда – НИКОГДА! – не сможем воссоздать.

7)Проблема социального неравенства.

8)Проблема подлинной и мнимой свободы.

9)Проблема влияния природы на человека (что даёт человеку природу, как обогащает его?).

Художественное мастерство автора, способы выражения авторской позиции.

Солженицын в «Крохотках» часто отказывается от прямого выражения смысла в тексте, от поучения. Он приглашает читателя к раздумью. Выдвигая на первый план мелкие эпизоды, он придёт им форму мимолётных мгновений. Эти «мгновения» повседневности необычайно ярки и наполнены скрытым смыслом. Например, в миниатюре «Вязовое дерево» обыкновенная колода дерева становится не только объектом описания, но и символом стойкости природы, её способности к сопротивлению. Всё живое тянется к жизни, и бревно «пустило из себя зелёный росток – целый будущий вяз или ветку густо шумящую» Жизнестойкости, несмотря на все бури и грозы жестокого века, учит нас автор, сам выстоявший в борьбе и с государством, и с веком.

Источник статьи: http://nsportal.ru/shkola/literatura/library/2018/11/24/kompleksnyy-analiz-teksta-a-i-solzhenitsyn-krohotki

Исследовательская работа по литературе «Образ автора в философском цикле А.И. Солженицына «Крохотки»

Работа выполнена ученицей 9 класса и может быть полезна при изучении творчества А.И. Солженицына.

Скачать:

Предварительный просмотр:

МБОУ Молодёжнинская средняя общеобразовательная школа

Приаргунского района Забайкальского края

Тема: «Образ автора в философском цикле А.И. Солженицына «Крохотки»

Выполнила ученица 9А класса

Образ автора в философском цикле А.И. Солженицына «Крохотки»

  1. Цикл «Крохотки» — многолетние раздумья автора о человеке, о природе, о проблемах современного общества и о судьбе России – стр.5
  2. Развитие А.И. Солженицыным традиций русских писателей в цикле «Крохотки» – стр.5
  3. Своеобразие композиции «Крохоток» – стр.6
  4. Основные проблемы и авторская позиция в цикле – стр.7
  5. Языковые средства «Крохоток»

и их роль в раскрытии образа автора – стр.10

6. Анализ отдельных миниатюр цикла: – стр. 13

а) Анализ миниатюры «Дыхание»;

б) Анализ миниатюры «Гроза в горах»;

в) Анализ миниатюры «На родине Есенина» с привлечением очерка К.Г. Паустовского «Бескорыстие» из повести «Мещёрская сторона»;

Читайте также:  Как молитва помогает в личной жизни

г) «Песнь о муравьях». Сопоставительный анализ образов муравьёв в произведениях Л.Н. Толстого (фрагмент главы «Охота» повести «Детство», рассказ «О муравьях»), рассказе М.М. Пришвина «Муравьи» и миниатюре А.И. Солженицына «Костёр и муравьи»;

д) Анализ миниатюры «Колокольня»;

е) Анализ миниатюры «Молитва».

Список используемой литературы – стр.24

Евангелие от Иоанна. 9,31 (1, стр.1102)

А.И. Солженицын (1918 – 2008) – великий русский писатель, лауреат Нобелевской премии (1970). Это Лев Толстой через сто лет. Символ эпохи XX века.

Его часто называли пророком. И жизнь его сложилась как житие пророка, посылая писателю испытания: войну, тюрьму, смертельную болезнь. Чудесное исцеление (как в житии) вселило в него веру, что Господь сохранил его для того, чтобы помочь русскому народу осознать своё предназначение и свои грехи, «принести покаяние, собраться с силами и выпрямиться, так обретя истинную суть» (2,стр.37)

Все мысли Солженицына были о России. Даже находясь в изгнании, он писал о ней, воспевал русский национальный характер, мечтал о переустройстве родины.

Вернувшись домой в 1994 году, писатель – до самой смерти – продолжал призывать к освобождению от зла.

Все его творения: и крупномасштабные романы, и маленькие рассказы, и публицистика, – это напоминание о высших ценностях, о долге и назначении человека, о судьбе родной страны.

Поэтому творчество А.И. Солженицына очень актуально сегодня, когда происходит разлад в человеческой душе, потеряны прежние и не приобретены новые ориентиры, нарушена система взаимоотношений человека с окружающим миром. Например, в ноябре 2008 года в Ивановской области был разрушена старинная церковь, где после революции располагалась школа. Сейчас же местные жители – каждый за тысячу рублей – разобрали здание на кирпичи.

Но в то же время в Воронежской области на месте уничтоженного храма построена церковная обитель для бывших заключённых и их же руками. Значит, искалеченная душа имеет надежду на исцеление.

Мне кажется, что это замечательное событие произошло под воздействием на людей и произведений А.И.Солженицына, одним из которых является философский цикл «Крохотки». В нём писатель выступает не только как публицист, моралист, призывающий к переустройству российской действительности и воспевающий свободу и душевную красоту, но и как великий художник слова, способный создавать неповторимые и яркие человеческие образы, образы природы, даже неодушевлённых предметов.

И за всем этим видится образ автора.

Поэтому целью моей исследовательской работы является раскрытие образа автора в философском цикле «Крохотки».

  1. изучить лирические миниатюры цикла А.И. Солженицына, отдельные произведения Л.Н.Толстого, М.М. Пришвина, К.Г. Паустовского;
  2. выявить традиции русских писателей, используемые писателем в «Крохотках»;
  3. определить своеобразие композиции философского цикла;
  4. сформулировать основные проблемы и выявить авторскую позицию в произведениях цикла;
  5. отметить языковые средства и определить их роль в раскрытии образа автора.

Методы исследовательской работы:

  1. анализ миниатюр А.И. Солженицына, отдельных произведений Л.Н. Толстого, М.М. Пришвина, К.Г. Паустовского;
  2. интерпретация отдельных произведений вышеперечисленных писателей.

Образ автора в философском цикле «Крохотки»

Цикл «Крохотки» — многолетние раздумья автора о человеке, о природе, о проблемах современного общества и о судьбе России

«Крохотки» – это цикл философских эссе, итог многолетних раздумий А.И. Солженицына о человеческой жизни, о природе, о судьбе России, о проблемах современного общества.

Писатель создавал эти произведения на протяжении всей литературной жизни.

Восемнадцать этюдов цикла были написаны в конце пятидесятых годов двадцатого столетия, ещё до высылки, однако, ни один из них, ходивших в «самиздате», не был напечатан. Вернувшись на родину, Солженицын создал и опубликовал ещё тринадцать миниатюр.

Показательно, что эти своеобразные «стихотворения в прозе» не давались автору в изгнании: «Только в России я оказался способен снова их писать, там – не мог…» (5, стр.24)

Развитие А.И. Солженицыным традиций русских писателей в цикле

В этом цикле А.И. Солженицын продолжает лучшие традиции великих русских писателей.

Опираясь на произведение А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», он создаёт путевые очерки «Озеро Сегден», «Прах поэта», «На родине Есенина», «Город на Неве», «Путешествуя вдоль Оки», дававшие автору возможность показать действительность как бы со стороны, глазами наблюдателя. В них, как и у Радищева, раскрывается внутренний мир путешественника – человека чуткого ко всему, что он видит.

Философские раздумья писателя, композиционные особенности произведений цикла, повышенная эмоциональность стиля роднят «Крохотки» со «Стихотворениями в прозе» И.С. Тургенева.

Многие миниатюры А.И. Солженицына созвучны рассказам, очеркам и зарисовкам М.М. Пришвина из циклов «Лесная капель», «Лисичкин хлеб», «Незабудки», поэмы «Фацелия»; повести К.Г. Паустовского «Мещёрская сторона».

Идейно-тематическое содержание «Крохоток» перекликается с мыслями Л.Н. Толстого, М. Горького, А.Н. Толстого, а также М.М. Пришвина и К.Г. Паустовского о природе и красоте, о величии и судьбе родной земли, о поступках и призвании человека, о душе и Боге…

Своеобразие композиции «Крохоток»

Слово «крохотки» – авторский неологизм, который, на мой взгляд, обозначает «очень маленький», «крошечный».

Действительно, цикл состоит из небольших по объёму лирических произведений, в которых писатель поднимает важнейшие, вечно волновавшие его духовно-этические, нравственно-эстетические и гражданские проблемы.

Более тридцати миниатюр (мною прочитано 24 – те, которые я смогла найти в книгах) объединены целью – показать человека во взаимодействии с окружающим миром, определить его роль в обществе, в судьбе страны, помочь найти ему призвание и укрепить веру в свои духовные силы.

Во всех этюдах цикла присутствует образ рассказчика, о чём говорят местоимения я, мы и глаголы первого лица: «я стою под яблоней…», «мы на Венеру скоро полетим…», «она застала нас…» и другие. Но он очень близок к образу автора, расширен до его пределов. Неопределённая форма глаголов в безличных предложениях («можно было представить», «не различить отражений…», «страшно подумать…»), местоимения ты, вы , определённо-личные предложения с глаголами второго лица и повелительного наклонения («ты входишь в село…», «вы не бранитесь, а посмотрите хорошо…», «начинаешь понимать…», «не упустите посмотреть…») придают обобщённый характер происходящему. Это даёт возможность писателю объективно и публицистически точно, остро и выразительно высказать свою точку зрения.

Почти каждую крохотку связывает и общее построение: сначала описание или повествование, а в итоге – авторское размышление, его отношение к той проблеме, которую А.И. Солженицын пытается решить. Иногда автор «Крохоток» прямо не сообщает о своей позиции, но её не трудно заметить, благодаря языковым средствам, и сделать соответствующий вывод.

Вся композиция цикла, расположение миниатюр, помогает читателю увидеть образ автора, его «диалектику души».

Мною сформулированы основные проблемы произведений и определена авторская позиция, которые и представлены в таблице:

«Основные проблемы и авторская позиция в философском цикле «Крохотки»

Редкая возможность несвободного человека подышать свежим воздухом

Только будучи вольным, можно ощутить радость свободного дыхания от общения с природой и жить дальше.

«Пока можно ещё дышать после дождя под яблоней – можно ещё и пожить!»

Недоступность удивительной красоты уголка родной природы для простого человека

Озеро Сегден – удивительной красоты уголок родной природы, любовь к которому сохраняется навсегда.

«Это местечко на земле излюбишь ты на весь свой век».

«Вот тут бы поселиться навсегда…», но «нельзя».

Не каждый человек может увидеть красивейшее озеро, доступное только избранным, власть имеющим людям.

Могущество человека и неповторимость, своеобразие любого живого существа

«Но никогда…со всем нашим атомным могуществом… мы не смонтируем этого невесомого

жалкенького жёлтенького утёнка…»

Варварское разрушение памятников православной культуры и могил

Непонимание и неприятие факта уничтожения двух монастырей и могилы поэта Полонского

«Ведь вот как оно хочет жить – больше нас!»

Можно ли постичь истину в житейской суете?

Постичь истину в житейской суете невозможно.

«Если… не отразим… истину, – не потому ли,…что ещё движемся…?»

Человек среди стихийных сил природы

«Мы стали ничтожной и благодарной частицей этого мира,…в первый раз создававшегося сегодня – на наших глазах».

Цена великолепия города на Неве

«Страшно подумать»: забудутся человеческие муки и слёзы, на которых создаётся «такая законченная вечная красота».

Стремление живого существа к свободе

Каждое живое существо стремится к свободе: «Не надо мне, мол, ваших костей, — дайте только свободу. »

Человек и способы его передвижения

Нежное воспоминание об отвергнутом способе передвижения – на животных; неприязнь к современному способу передвижения – на машине

Отношение человека к старым, ненужным предметам

Старые, забытые предметы способны хранить память и будить в человеке волнующие чувства.

Воспоминания о военных буднях и фронтовых друзьях навсегда останутся в памяти.

Талант в убогой российской деревне

Способность увидеть красоту в неброском пейзаже.

«Небесный огонь опалил однажды эту окрестность…». Восхищение талантом Есенина, сумевшего «найти столькое… для красоты, которую тысячу лет топчут и не замечают».

Писательский труд тяжёл, прочен и ёмок, как колхозный рюкзак

Чувство родины у маленьких муравьёв

«…какая-то сила влекла их назад, к покинутой родине». Муравьи обладают огромным чувством родины и способны идти на добровольную гибель.

Забвение христианских традиций в современном обществе

Неприятие равнодушного, подчас жестокого отношения современного общества к умершим и кладбищам; горькая ирония: «Мы-то ведь никогда не умрём!»

Отношение современного человека к вере и молитве

Современный человек больше заботится о своём теле, а не о духе.

«Нет, это не молитва. Это – зарядка».

Варварское отношение к православным храмам

Церкви – ключ умиротворяющего русского пейзажа, связь человека с небом…

Разрушение и осквернение церквей – признак оскудения духа, преобладание мелкого над вечным.

Ласковая, сострадательная, но в то же время надёжная, крепкая лиственница.

Способность выстоять после испытания совестью

Многие проходят испытание совестью, но не каждый может выстоять: «И кто ещё остоится после того, а кто и нет».

Связь колокольного звона с важнейшими событиями в жизни русского народа

Колокольный набат – вестник большого несчастья.

Читайте также:  Molitva vo vremya operatsii za bolnogo cheloveka

Наказание и опала тем, кто вещает в России о «великой Беде».

Отношение власти к маленьким российским городам, к памятникам православной культуры

Проблема выбора обманутых людей

Негодование по поводу равнодушия власти к проблемам маленьких городов, варварского отношения к древним церквям.

Непотопленная колокольня – символ России, надежда на будущее: «…нет, всю Русь до конца не попустит Господь утопить…»

Роль сумерек в жизни человека.

В сумерки овладевает человеком «незамечаемая в суете дня глубокая серьёзность жизни…»

Петушье пенье в современных деревнях

В связи с запустением деревень невозможно услышать полуденное петушье пенье, от которого становится на душе спокойно и радостно

«Как легко мне жить с Тобою, Господи!

Как легко мне верить в Тебя!»

Из таблицы видно, как происходит развитие душевного состояния автора: от маленького, временного – к всеобъемлющему, вечному.

Языковые средства «Крохоток» и их роль в раскрытии образа автора

Огромная роль в раскрытии образа автора принадлежит языковым средствам, которые отражают его духовный мир, помогают понять авторскую точку зрения, усиливают выразительность цикла и подчёркивают эмоционально-экспрессивное значение сказанного.

«зеркальная гладь»(«Отраженье в воде»), «ласковые уши» («Способ двигаться»),«нескладные гиблые жизни» («Город на Неве»)

Создают образность, помогают понять авторское отношение к происходящему

«рубец неизбежной смерти», («Мы-то не умрём»), «дожди десятилетий», («Путешествуя вдоль Оки»), «удар кары-совести» («Молния»)

Создают образность, помогают понять авторскую позицию

(«царевнами белыми…» («Путешествуя вдоль Оки»), «верблюд – двугорбый лебедь» («Способ двигаться»), «подобно капле морской» («Гроза в горах»)

Выделяют какой-либо важный признак предмета или действия, создают образность

«не изъясняли» («Колокол Углича»), «братние ножи» («Прах поэта»), «по соболезности» («Лиственница»)

Повышают выразительность, способствуют достоверному изображению эпохи

«шибко», «худое ведро» («Старое ведро»), «сиживали» («В сумерки»), «нутро» («Молния»)

Оживляют тест, помогают изобразить действительность с привычной для читателя точки зрения

«бедняга» («Шарик»), «жалкенький» («Утёнок»), «булыги буханок» («На родине Есенина»)

Содержат элемент оценки, повышают эмоциональность

«надвигались,… чередовались,… выступали,… исчезали» («Гроза горах»), «заворачивали,… кружились,… взбегали,… метались» («Костёр и муравьи»), «нагибаться, приседать, кланяться…» («Приступая ко дню»)

Указывают на динамичность действий, вносят дополнительную эмоциональную окраску

«И в чём тут держится душа?» («Утёнок»), «прошло всё дымом» («Старое ведро»), «взяли моду» («Колхозный рюкзак»)

Дают оценку происходящему

«Ещё живём?» («Отраженье в воде»), «Разве это дело – навещать тех, кто есть не просит?» («Мы-то не умрём»), «…да отчего бы ему не потечь и дальше так?» («Петушье пенье»)

Повышают эмоциональность, привлекают внимание к определённым частям текста

«Ведь оно тоже хочет жить!» («Вязовое дерево»), «Что за диковинное дерево!» («Лиственница»), «Как легко мне верить в Тебя!» («Молитва»)

Повышают эмоциональность, привлекают внимание к определённым частям текста

«сочают» («Дыхание»), «дружливый» («Молния), «додлевается» («Колокол Углича»)

Дают новую яркую окраску образам

Существительные и прилагательные, образованные автором от глаголов

«запусть»(«Колокольня»), «неподымна» («Лиственница»), «обезлюженье»(«Петушье пенье»).

Наполняют содержание особой авторской энергией

Образованные писателем наречия

«примирённо» («Мы-то не умрём»), «напрострел» («Молния»), «невперебив» («В сумерки»).

Повышают выразительность высказываний автора

Глагольные формы, образованные автором при помощи приставок

«иссилясь» («Молния»), «изважены» («В сумерки»)

Указывают на индивидуальность автора, повышают эмоциональность сказанного

Языковые средства цикла помогают читателю представить образ автора простым, не отделяющим себя от народа человеком с внимательным взглядом, неравнодушным характером, отзывчивым сердцем и поэтической душой.

Анализ отдельных миниатюр цикла

В первой миниатюре цикла говорится о состоянии природы после дождя и о той радости, которую переживает автор, — радости подышать свежим воздухом, «напоенным цветением, сыростью, свежестью».

Очень важно, что перед читателем возникает образ человека, недавно вернувшегося из тюремного заключения, и от этого становится более понятным его огромное, заставляющее всё забыть стремление «дышать так, как дышат здесь, на воле».

Текст начинается кратким, но детальным описанием пейзажа: весеннее утро, тучи, отцветающая яблоня, травы, которые «сочают после дождя».

Затем на фоне этого уголка природы, сохранившегося в современном городе, появляется фигура мужчины, вдыхающего «сладкий дух».

При помощи однородных членов («не одна яблоня, но и травы», «втягиваю, ощущаю, дышу»), повторов («воля», «воздух», «дышу») передаётся состояние природы и человека, чувство восторга и упоения после прошедшего дождя.

Авторские неологизмы («сочают», то есть «наполняются, истекают соком»; «напаивает», то есть «источает, распространяет аромат») придают новую, более яркую окраску пейзажной зарисовке и несут особую энергию, возникающую от взаимодействия природы и человека и указывающую на индивидуальность автора и его художественное чутьё.

В свою очередь, метафоры («звериными клетками пятиэтажных домов», «стрельбу мотоциклов», «завывание радио», «бубны громкоговорителей») усиливают противопоставление шумного, бездушного, холодного города, немного напоминающего тюрьму тем, что он ограждён и стенами, и звуками от природы, и «крохотного садика», в котором автор, то открывая, то закрывая глаза, наслаждается свежим воздухом и забывает обо всём. Реальность перестаёт для него существовать.

В последних двух абзацах повествование и описание сменяется рассуждением о том, что главное – это воля, рождающаяся от общения с природой и позволяющая свободно дышать. Александр Солженицын, переживший в заточении несправедливость, жестокость и унижения, но не утративший желания жить и способности наслаждаться скромными, но бесценными для него природными подарками, говорит нам об остром чувстве свободного дыхания, особенно после дождя, несущего очищение, обновление и надежду не только окружающему миру, но и человеческой душе: «Пока можно ещё дышать после дождя под яблоней – можно ещё и пожить!»

В миниатюре «Гроза в горах» прослеживаются традиции русских писателей А.Н. Толстого (повесть «Детство Никиты», глава «Стрелки барометра») и А.М. Горького (ранние романтические произведения, например, «Песня о Буревестнике»).

Слово «гроза» ни разу не употребляется в тексте – только «она». Но всё говорит об этом волнующем явлении природы: тьма, молния, гром, ливень…

Как в некоторых мифах – ночь, когда всё обычное днём становится величественным, поражающим воображение человека.

Наступление грозы напоминает нам Библейскую историю о сотворении мира: «тьма, ни верха, ни низа, ни горизонта…», «…и отделилась тьма от света…», «…есть уже твёрдая земля…», «…всё было мрак и бездна…». Эта реминисценция говорит об огромном размахе и силе стихии, не зависящей от воли человека.

Олицетворения («она шла», «вспышки надвигались», «голос грома наполнил ущелья…», «рёв рек», «молнии падали…») и гипербола («сосны, ростом с горы») помогают увидеть природу одухотворённой, сравнить её с имеющим душу живым существом, которое заполнило собой весь мир.

Эпитеты («непроглядная ночь», «раздирающая молния»), прилагательные, обозначающие цвета («сияние белое», «сияние розовое», «сияние фиолетовое»), антонимические пары («блеск и тьма», «ни верха, ни низа», «выступали…,исчезали…») создают выразительный и могущественный образ грозы.

И как контраст – изображение мизерности, ничтожности испуганных маленьких людей через глаголы движения («мы выползли из палаток – и затаились»), сравнительные обороты («подобно капле морской», «Мы стали ничтожной и благодарной частицей…»).

Но страх сменяется восторгом, благоговением перед грозной стихией. И у автора, являющегося участником событий, возникает такое чувство, что в эти секунды (как в Библии) рождается новый мир, намного лучше прежнего. Каждый, кто видит это, понимает, как прекрасно – «быть каплей морской», «ничтожной частицей этого мира…, в первый раз создавшегося сегодня – на наших глазах».

Действительно, вселенский масштаб и единый образ сосуществования природы и человека.

«На родине Есенина» (7, стр.212)

А.И. Солженицын пять лет прожил в Рязани, где работал учителем физики в средней школе. Его путешествие по этому краю легло в основу некоторых путевых очерков, одним из которых и является миниатюра «На родине Есенина».

Какова она, родина Сергея Есенина? Откуда черпал великий поэт своё вдохновение? Что за сила помогала ему создавать прекрасные стихотворения? На эти и другие вопросы пытается ответить писатель.

Произведение начинается с описания деревни. Мы видим неприглядную картину: «пыль», «садов нет», «хилые палисаднички», «свинья зачуханная»…

Затем вместе с автором заходим в маленький старый дом Есениных, где «чуланчики», «клетушки», вместо стен – перегородки не до потолка.

Впечатление автора усугубляют эпитеты («хилый курятник», «убогие перегородки», «слепой сарайчик») и слова с уменьшительно-пренебрежительным оттенком («палисаднички», «чуланчик», «сарайчик», «банька», «польце»).

Кругом серость, убогость, тоска, которые распространяются и на окружающий пейзаж: «нет близко леса», « обыкновенное польце», «луговые петли спокойной Оки».

Автор рисует образ русской деревни, «каких много и много». И люди, там живущие, «заняты хлебом, наживой и честолюбием перед соседями»

И невольно волнение охватывает А.И. Солженицына: «Какой же слиток таланта метнул Творец сюда?» Как Есенин, «деревенский драчливый парень», мог увидеть ту скромную красоту, «которую тысячу лет топчут и не замечают»?

Писатель восхищается даром поэта, сердце которого было распахнуто для мира, впитывало радость бытия и выплёскивало её с любовью в стихах и песнях.

На самом деле, «небесный огонь опалил однажды эту местность», о которой ранее писал и другой замечательный русский писатель К.Г. Паустовский в повести «Мещёрская сторона». (3, стр.365, 371)

Мещёрский край, где находится рязанский дом Сергея Есенина, – родина талантов: художников, иконописцев. Отсюда родом русская святая Феврония Муромская… И, наверное, неслучайно.

«На первый взгляд – это тихая и немудрая земля под неярким небом».

А.И. Солженицын, впервые путешествуя по есенинским местам, не смог заметить всю их прелесть, потому что она «раскрывается не сразу, а очень медленно, постепенно».

А человек, рождённый в этом «лесном задумчивом крае», с детства беззаветно любит его, так как наделён способностью «видеть и понимать прекрасное, как бы невзрачно на вид оно ни было». Эта любовь и двигает людьми, черпающими своё вдохновение в родной земле и создающими величайшие духовные и художественные творения.

Вот дар Божий, которым был наделён русский поэт Сергей Есенин, так удивлявший своим талантом писателя Александра Солженицына.

Сопоставительный анализ образов муравьёв в произведениях Л.Н. Толстого (фрагмент главы «Охота» повести «Детство» (8, стр.26), рассказ «О муравьях» (9, стр.24)), рассказе М.М. Пришвина «Муравьи» (4,стр.215) и миниатюре А.И. Солженицына «Костёр и муравьи» (7, стр.213)

Читайте также:  Kakie molitvi v roditelskoe sobranie

Л.Н. Толстой, М.М. Пришвин – писатели, чьи традиции продолжил и развил в своём творчестве автор «Крохоток».

Одна из таких традиций – обращение к таинственному миру природы, к её большим и малым образам, размышление о загадочности и разумности представителей животного и растительного мира.

Например, муравьи. Такие крошечные, незаметные! Насекомые, к которым очень часто человек относится с пренебрежением, и не замечает их, и топчет их ногами, и разоряет их дом – муравейник.

И Толстой, и Пришвин, и Солженицын разрушают обычное представление об этих существах.

В повести Л.Н. Толстого «Детство» (глава «Охота») мы видим муравьёв глазами ребёнка, Николеньки Иртеньева, который является и рассказчиком, и наблюдателем, и героем одновременно.

Внимание мальчика привлекает многочисленность муравьёв и их движение: «кишмя кишели», «один за другим торопились», «перелезали», «останавливались», «искали обхода или ворочались назад, или по хворостинке добирались», «намеревались забраться за рукав».

Николенька сам побуждает муравьёв к действию: «Я взял в руки хворостину и загородил им дорогу».

Здесь муравьям приписываются действия разумных существ, которые стремятся преодолеть преграду: они подлезают под хворостину, «презирая опасность», «которые были с тяжестями, совершенно терялись и не знали, что делать».

Миниатюра Л.Н. Толстого «О муравьях» представляет незатейливую бытовую сценку.

В кладовке муравьи обнаружили банку с вареньем и забрались в неё. Героиня рассказа не только очищает банку от муравьёв, но и проводит своеобразный опыт: то ставит банку на верхнюю полку, то подвешивает её к потолку за верёвочку на гвоздик. Она при этом наблюдает за поведением муравьёв: «Я остановилась посмотреть, что он [муравей] будет делать».

Муравьи изображены глазами простой женщины, возможно, кухарки, тоже как разумные существа, умеющие мыслить и даже разговаривать: «Верно, этот муравей рассказывал другому, по какой дороге он пришёл из банки, потому что сейчас же много муравьёв пошли друг за другом… по той же самой дороге, по которой пришёл муравей».

В одном из рассказов замечательного русского писателя М.М. Пришвина муравьи также являются главными героями, чьё поведение в необычной ситуации и описывает рассказчик.

В начале произведения М.М. Пришвин, по привычке наблюдая за маленькими хозяевами муравейника, с чувством равнодушия к этим лесным обитателям, которое свойственно, в основном, многим людям, говорит: «Велика ли штука муравей, чтобы разбираться настойчиво, куда и зачем он бежит…»

Но затем его внимание привлекают странные действия муравьёв, которые можно сравнить с хорошо обученной, сильной, сплочённой армией, идущей в наступление: «…в муравейнике была объявлена всеобщая мобилизация», «всё государство…собралось», «впереди шли муравьи-разведчики».

Пришвина поразило то, что эти насекомые готовы пожертвовать своими жизнями, только чтобы остальные смогли идти вперёд: «передние муравьи самоотверженно бросались в смолу и своими телами устилали путь для других».

Такая организованность, взаимовыручка, целеустремлённость, самопожертвование возвышают образы муравьёв и поднимают их до уровня настоящих воинов, стремящихся к укреплению и процветанию своего государства – муравейника.

А.И. Солженицын же в своей миниатюре «Костёр и муравьи» показывает не только инстинкты, не только разум этих крошечных насекомых, но и приписывает муравьям высокие человеческие чувства и качества характера: отвагу, бесстрашие, огромную силу воли, непомерную любовь к родине.

Рассказчик нечаянно бросил в костёр бревно, недосмотрев, «что изнутри оно густо населено муравьями». Вытащив бревно из огня, он увидел, что муравьи не убегали, а «взбегали на горящее бревно, метались по нему и погибали там…»

Автор потрясён: муравьи, как верные стражи, настоящие патриоты, не покидали родное бревно, несмотря на предстоящую гибель – «какая-то сила влекла их назад, к покинутой родине!»

Это очеловечивание и возвеличивание образов насекомых происходит под влиянием чувств удивления и уважения, которые испытывает А.И. Солженицын к таким маленьким, но духовно очень сильным существам – лесным муравьям.

Таким образом, три великих русских писателя: Л.Н. Толстой, М.М. Пришвин, А.И. Солженицын, – стремятся донести до своих читателей мысль, что человек должен бережно относиться к любым представителям живой природы, даже крошечным муравьям, которые имеют право на существование и уважение, хотя бы для того, что у них можно многому поучиться и воспитать в себе добрые чувства.

Проблему разрушения, уничтожения маленьких провинциальных городов и деревень, которые в основном составляют единый образ прекрасной, великой, но многострадальной России, равнодушного отношения к ним представителей власти поднимает А.И. Солженицын в произведении «Колокольня».

Восемь веков простоял шумный торговый город, «переживший разорения жестокие и от татар, и от поляков», а в двадцатом веке был на две трети утоплен в Волге родными руками, потому что «поскупились большевики» поставить плотину. «Собор взорвали или растащили на кирпичи ради нашего будущего», — с горькой иронией замечает автор. Колокольня с остатками города – это единственное, что осталось.

Такова судьба многих скромных населённых пунктов российской глубинки.

Чувство горечи слышится и в эпитетах («израненные, грустные улочки», «полузамёрзший, переломленный, недобитый город»), создающих печальную атмосферу запустения, безысходности. Но люди, «покинутые, обманутые», и здесь живут, ибо надо жить. «И жить – здесь».

И мы видим, как « на фальшивой набережной калязинские бабы…тщатся выполаскивать бельё», как колокольня стоит « луковкой и шпилем – в небо!» А.И. Солженицын пытается объяснить, почему колокольня сохранилась, хотя полтора яруса под водой: заповедная она!

И вот эту колокольню автор сравнивает с Россией. Стоит она, несломленная, непокорённая, непоколебимая, и не разрушается, как бы ни пытались её унизить и уничтожить.

В голосе А.И. Солженицына звучит надежда, напоминающая молитву: «Нет, всю Русь до конца не позволит Господь утопить…» И в этих словах писателя чувствуется огромная любовь к своей родной земле и беззаветная вера в духовную мощь русского народа.

Произведение «Молитва», которым завершается философский цикл «Крохотки», было написано А.И. Солженицыным в преклонном возрасте, после возвращения в Россию.

Созданное на основе традиций духовной литературы, оно соединило в себе все помыслы и чувства, которыми проникнуто и мировоззрение, и творчество писателя.

«Молитва» представляет собой стихотворение в прозе, где лирический герой изображён глубоко верующим, идущим по жизненной стезе с Богом в душе, который помогает ему не поддаваться искушениям и преодолевать преграды:

Когда расступается в недоумении

Ты снисылаешь мне ясную уверенность,

Лирический герой стремится к добру. Пройдя «через безнадёжность», находясь «на хребте славы земной», он благодарит Бога за то, что Тот даёт ему возможность своим творчеством, талантом, образом жизни славить Господа.

Автор как будто предчувствует свой уход и со смирением приближается к нему, сохраняя веру в Божью волю и людей:

Значит, ты определил это другим.

Вся миниатюра наполнена светлым, чистым и высоким чувством любви и безграничной веры:

Как легко мне жить с Тобой, Господи!

Как легко мне верить в Тебя!

Я думаю, что в «Молитве» А.И. Солженицын, размышляя о своей жизни, творчестве и об отношении к Богу, ярко выражает устремлённость к вечному и совершенному.

Итак, образ автора «Крохоток» возникает сразу же – с миниатюры «Дыхание», где ощущается, в первую очередь, физическое состояние героя, недавно вернувшегося из-за решётки, от воздействия на него сил природы – радость свободного дыхания от чистого воздуха после дождя.

Постепенно, от крохотки к крохотке, мы видим, как расширяется круг интересов автора и усиливается его внимание к тому, что происходит вокруг. С удивлением и восторгом он наблюдает за маленьким жёлтеньким утёнком, смешным щенком, разумными муравьями, говорит о неповторимости каждого живого существа и о стремлении его к свободе. Рассуждает о месте человека среди стихийных сил природы. Размышляет о красоте, о творчестве, о таланте, о человеческом призвании. Пристально всматривается в старые, никому не нужные предметы, умеющие хранить память. Его волнует положение великих городов и захудалых деревень. В голосе автора, беззаветно преданного России, слышно негодование по поводу варварского отношения людей к православным храмам, могилам. Душа его откликается на колокольный звон: набат вызывает чувство тревоги и ужаса; спокойный, переливчатый – дарует успокоение и радость, пробуждает в нём надежду на будущее.

И в «Молитве», завершающей философский цикл «Крохотки», автор предстаёт перед нами высоко духовной личностью, человеком, способным с достоинством идти по суровой жизненной дороге, имеющим чуткое сердце и верящим в добро и истину.

Роль образа автора «Крохоток» очень важна своей духовной и патриотической идеей, ценна в художественном плане – «плачевное плетение и яростное выкрикивание словес» (2,стр.37). Её назначение – воспитывать в человеке добрые качества: любовь к родной стране, уважительное и внимательное отношение к природе, уважение к традициям, стойкость, отзывчивость, милосердие, искреннюю веру в Бога.

И весь философский цикл А.И. Солженицына, состоящий из ярких публицистических, но в то же время лирических «стихотворений в прозе», неразрывно связан с произведениями великих русских писателей, которые жили в России, которые творят сейчас и которые появятся в будущем, потому что это «литература с сильным нравственным стержнем» (2,стр.36). Настоящая литература.

Список используемой литературы

  1. Библия. М., Российское библейское общество, 2001.
  2. Литература. Приложение к газете. М., Первое сентября, 2008, №22.
  3. Паустовский К.Г. Разливы рек. Повести. Рассказы. Сказки. М., Детская литература, 1974.
  4. Пришвин М.М. Зелёный шум. М., Правда, 1983.
  5. Сараскина Л.И. Подпольная литература А. Солженицына в проломе свободы // Солженицын А.И. Матрёнин двор. Рассказы. М., Детская литература, 2006.
  6. Солженицын А.И. Малое собрание сочинений, т.3. Рассказы. М., ИНКОМ НВ, 1991.
  1. Солженицын А.И. Матрёнин двор. Рассказы. М., Детская литература, 2006.
  2. Толстой Л.Н. Избранные сочинения в трёх томах, т.3. М., Художественная литература, 1989.
  3. Толстой Л.Н. Как ходят деревья. Рассказы, сказки, басни. М., Астрель АСТ, 2000.
  4. Энциклопедический словарь- справочник. Литература в школе от А до Я. 5-11 классы. М., Дрофа, 2006.

Источник статьи: http://nsportal.ru/ap/library/literaturnoe-tvorchestvo/2013/03/25/issledovatelskaya-rabota-po-literature-obraz-avtora-v