Меню

Андрей ткачев сила молитвы встреча

Андрей ткачев сила молитвы встреча

Смотрите такжеЕЩЕ ОТ АВТОРА

Покаяние

Иисус Сладчайший

Мученики

Уделы Богородицы

Апокалипсис

Полный текст программы

Братья и сестры, здравствуйте! Сегодня мы поговорим о силе молитвы. Молитва свойственна человеку, который чувствует свою слабость и ограниченность. Если человек вполне собой доволен и считает, что все, что ему нужно и что он должен, он сделает сам, тогда он и не молится. Я читал историю, когда пастор лютеранский повстречал на улице своего бывшего ученика из воскресной школы, который был одет в форму гитлерюгенда. Он говорит: «Ты же ходил ко мне на занятия по Божиему Закону и хорошо учился». Он говорит: «Мне не нужен никакой козел искупления, никакой Агнец Божий, никакой помощник и заступник. Мне не нужен никто, я все сделаю сам». Люди уверовали в свою силу, им не нужно молиться. Это главный упрек, который Ницше предъявлял христианскому миру, говорит: «Вы возвели в добродетель свои слабости. Немощные, слабые, всех боящиеся, ничтожные, чмошные – вы вдруг решили, что так хорошо, что так надо». Это была карикатурная нападка Фридриха Ницше на христианство, но, тем не менее, многие ее усвоили. Люди, которые верят в силу науки, они не молятся, они ждут от науки счастья. Они верят в какие-то свои вещи. В цивилизацию, например. А молящийся человек – это человек, который ощущает свою зависимость, ограниченность и недостаточность, свою грешность. Еще мы просим об оставлении греха. И мы в слабости просим силы, в одиночестве просим помощи, в грехе просим прощения. У Павла так и говорит Господь, что «сила Моя в немощи совершается. Когда Я немощен, тогда силен». И мы с вами знаем силу молитвы. Знаем, как в ответ на нашу немощь и призыв, приходит благовременная помощь. Эта Сила Божия и является именно, как сила молитвы.

Отец Андрей, здравствуйте! Меня зовут Екатерина. Почему молитву в святых местах или у чудотворных икон люди считают более сильной? Считают, если я поеду в Дивеево или какое-то другое место, меня там Бог обязательно услышит. Любое место чудотворно, и молитва, принесенная Богу на любом месте, она доходна до Господа, в зависимости от состояния молящегося. Те места, которые мы считаем сейчас святыми, они когда-то были простыми. Леса дивеевские или соровские пустоши. Они же освящены Серафимом и не раньше. Или, скажем, гора Кармил до тех пор, как там поселился Илия, не представляла из себя ничего особенного. И гора Синай до тех пор, пока Моисей не взошел на нее, не представляла из себя ничего особо священного. Когда-то был человек, который пришел на это место, и место это стало местом теофании, богоявления, и освятилось от этого. Люди сознательно идут туда для того, чтобы повстречаться с Господом. И этот массовый приход людей на какое-то избранное место, уже отмеченное каким-то Божественным явлением, продолжает свой исторический эффект. Это отнюдь не значит, что все остальные места не могут освятиться. В принципе, вся земля – это подножие ног Господня. И на нашей земле каждый уголочек какого-нибудь леса и каждый холмик может быть местом молитвы какого-то святого человека. Но уже явленные места привлекают к себе людей этой исторической памятью и, собираясь вместе туда, мы достигаем совокупного эффекта – нас много. Молитва одного это хорошо, а молитва ста людей – лучше. А тысячи и миллионы людей, собирающиеся в этом месте, имеют полное основание думать, что они умножат славу этого места и умножат благодать в этом месте. Так что здесь этот вопрос имеет двойной ответ: мы идем туда, на те места, где была явлена Господня сила. Так поступали еврейские патриархи. Например, Иаков ложится спать и видит лестницу во сне от земли до неба. Просыпается в ужасе, Господь разговаривает с ним и говорит: «Есть Господь на месте сем; а я и не знал!» Это не просто место – это дом Господня, это врата небесные. И они, как правило, на местах этих встреч с Богом ставили памятные жертвенники или копали колодца, чтобы люди помнили, что вот здесь Бог разговаривал с Иаковом. А вот здесь Бог разговаривал с Моисеем. А вот здесь Бог явился Давиду. Эти памятные знаки как бы напоминали людям, сразу воскрешали в сознании священность того или иного события и подвигали людей на свою личную молитву и покаяние. Допустим, мы приходим в Успенский собор Московского Кремля. И у нас перехватывает дух от того, что мы понимаем, что здесь, на этих камнях, под этими свободами, при взгляде этих икон, рукополагались митрополиты и патриархи. Вот здесь был царь. Вот здесь была царица. Вот тут проповедовал патриарх Тихон. Вот здесь проповедовал митрополит Филарет. Если ты знаешь эту историю, она тебя переполняет, ты находишься в состоянии блаженной благодарности и восторга от того, что ты прикоснулся к этому. Но при этом надо понимать, что все святые сегодня места когда-то были простыми местами. Они освятились от присутствия на них святого человека. Чугунок, в котором Серафим варил себе пищу, это же, по сути, святое явление. Из этого чугунка он подкреплял свои телесные силы. Там эти сухарики хранятся, мы берем их оттуда, как от руки самого Серафима. Так что нужно любить те места, на которых уже явлена Божия сила, это взгревает наш молящийся дух, но при этом не нужно ограничивать действия силы Божией только чудотворными иконами или только известными местами Славы, потому что любое место может быть местом явления Божией Славы. Любая икона может быть чудотворной. Сколько сейчас есть случаев, когда мироточат бумажные иконки. Там просто бумажные литографии, и начинается какое-то обильное мироточение, которое предсказывает нам что-то – или большую славу, или большую беду. Окном в Горний мир может быть любой образ. Какие-то иконы уже чудотворные, уже через них произошли эти многочисленные чудеса: исцеление, вразумление, просветление. В Петербурге на могилу Блаженной Ксении ты приходишь не только потому, что ты любишь Блаженную и надеешься на то, что она в ответ на твою к ней любовь окажет к тебе какую-то милость молитвенную, но тебя перехватывает дух от мысли о том, сколько ног уже пришли сюда, сколько слез здесь уже выплакано, сколько прошений исполнено и сколько уже чудес явлено. Это чрезвычайно трогательно для человеческого сердца – почитание уже существующих святых мест.

Здравствуйте, Отец Андрей! Меня зовут Александр. Я в церковь и к Богу пришел буквально несколько месяцев. И жизнь круто повернулась. Грешно ли молиться своими какими-то словами или нужно непосредственно читать саму молитву? Когда читаю молитву, иногда я понимаю, что это возможно не то, чтобы я хотел выразить Господу Богу, а когда я разговариваю своими словами, то я более точно могу все это донести, и становится намного легче. Безусловно человеческому сердцу нужно выговориться, и лучше нас никто это не сделает за нас, поэтому вы имеете полную свободу и право в молитве Богу выговорить все, что вы хотите выговорить. Здесь есть несколько практических замечаний. Во-первых, не сочиняйте длинных текстов. Это вас утомит и заставит ваш ум упражняться в составлении разных словосочетаний, и тогда сердце ваше будет чувствовать ущерб. Молитва, лично вами произносимая, должна быть краткой. Например, вы боитесь предстоящих экзаменов, и вы можете говорить: «Господи, помоги мне сдать экзамены! Господи, Ты источник премудрости, Ты знаешь все и можешь все, я к Тебе припадаю смиренно, прошу Тебя помоги мне сдать экзамены. Аминь». И хватит. Или ты, например, познакомился с какой-то барышней, и эта барышня запала тебе в сердце, и ты находишься в размышлениях о том, может быть у тебя с ней будут серьезные отношения, но ты не знаешь, находишься в смятении. Всегда начинайте свою молитву личную с призывания имени: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, Аминь. Господи, услышь меня!» Это может быть следующим словом, а потом проси то, что хочешь. «Если нужно, благослови, чтобы мы продолжали дружить с Татьяной, а если это не нужно, то забери это от меня и дай мне знать». Когда очень простые, краткие, такие телеграфные слова. Там нельзя литературный текст писать. Вот такими короткими должны быть наши личные молитвы, чтобы ты высказал все: «Господи, я боюсь, защити меня, Ты – защитник мой, Ты – скала моя, на Тебя надеюсь. Аминь». Больше даже не надо, но вы имеете полное право говорить свои слова. Те молитвы, которые уже есть: благодарственные, покаянные, просительные – с ними нужно познакомиться. Как говорил блаженной памяти митрополит Сурожский Антоний, если вдруг ты читаешь какие-то молитвы, и ты вдруг чувствуешь, что это как будто бы я сказал. Это и есть твоя молитва. Есть 24 молитвы на каждый день святого Иоанна Златоуста, которые он читал на каждый час дня и ночи. Он там спал урывками и старался молиться все время. И там есть такие молитвы, которые, как будто я их придумал! Допустим, там говорится: «Господи, я, как человек, согрешил, Ты же, как Бог щедрый, прости меня, видя немощь души моей». Мне она очень нравится. Или, допустим: «Если я и ничего доброго пред Тобою не сделал, аще и ничтоже благо сотворих пред Тобою, дай мне по благодати Твоей положить начало благое». Вот мне тоже это очень нравится. Если вы читаете молитвенник и нашли там то, что вам вполне ложится на душу и откликается в вашей душе, резонирует с ней – на этом останавливайте внимание. И это читайте внимательно и часто, потому что это именно встреча Василия Великого и ваша в молитве к Богу, потому что наши молитвы составлены святыми: Иоанн Дамаскин, Симеон Метафраст, Макарий Великий, Василий Великий, Иоанн Златоуст. Это святые люди, которые, как Пушкин пишет, «отцы пустынники и жены непорочны, чтоб сердцем возлетать во области заочны, чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв, сложили множество божественных молитв». Некоторые из них мы не понимаем: или язык сложен, или чувства другие. А некоторые вдруг раз! и заработало. Вот это нужно ценить. Конечно, просите у Господа все, что хотите, своими словами, только будьте кратки и начинайте молитву с имени Божьего: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, Аминь». Дальше ваша просьба. В конце тоже «Аминь». И когда ваше сердце почувствует, что оно все сказало, что хочет, вы будете чувствовать, что вы помолились.

Читайте также:  Молитва чтобы обидчик извинился

Здравствуйте, батюшка! Меня зовут Даша. Каждое утро я стараюсь молиться Господу перед школой, читаю утренние молитвы, Евангелие, Псалтирь, но, так как времени не хватает, молитва моя читается в спешке, и ум мой рассеян. Я устами говорю, а сердцем не вникаю в смысл слов. Как мне быть, чтобы я молилась со вниманием и понимала смысл каждого слова? Есть такое выражение: «Лучше меньше, но лучше». В отношении молитвы оно вполне работает. Можно прочесть двенадцать молитв, но на ветер языком. А можно прочесть две или три, но со вниманием, поэтому лучше меньше, но лучше. И не нужно изображать себе в своих понятиях Господа Бога, который ведет бухгалтерский учет наших вычитанных или не вычитанных правил, потому что правило молитвенное – это служебная рабочая вещь, которая Богу не нужна, ему нужно исполнение заповедей и деятельная любовь от чистого сердца и доброй совести, а правило нужно нам. Поэтому как вы молитесь, это Господу не так важно. Важно, чтобы вы молились, поэтому меньше, но лучше – это рабочее правило. Если вы часто читаете какие-то молитвы, то вы их со временем заучиваете наизусть, и вы можете вполне спокойно по дороге в школу еще раз прочитать. То есть вы знаете, например: «Верую», «Помилуй мя Боже», «Живый в помощи Вышняго, «Отче Наш», «Богородице Дево, радуйся», «Иисусе, помилуй мя» — и вот этих молитв хватит вполне, а если вы еще другие знаете, то еще лучше. Для того, чтобы вы идете по дороге и молитесь. Мне так говорили старые священники, что «я всегда молился, но никогда не замаливался». Говорит: «Я выхожу из дома, читаю Блаженства Евангельские: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся», «Песнь Богородице» или десять заповедей Моисея. «Отче наш» читаю». Говорит: «Вот так по дороге я себе иду полчасика, и молюсь. Всегда молился, но никогда не замаливался». Для мирянина это хорошее правило, так что вам нужно наизусть выучить какие-то тексты, кроме тех, которые вы уже знаете. И по дороге в жизни, по дороге со школы, по дороге в школу продолжать свое молитвенное правило, а дома читайте меньше, но внимательней. Не спешите вычитать все: прочтите одну молитву, потом еще раз ее же. Потом другую и еще раз ее же. И получится, что вы две молитвы прочитали четыре раза. И хватит этого. Утром много нельзя молиться человеку, который бежит на работу. Просто не успевает. Вот по дороге и будете молиться себе. Еще знаете такое хорошее выражение: «Кто молится только тогда, когда молится, тот никогда не молится». Если вы молитесь только тогда, когда вы открыли книжку, одели платочек, зажгли лампадочку, стали на коленочки, ручки сложили и читаете эти хорошие слова – вот вы молитесь. А потом вы книжечку закрыли, лампадку погасили и побежали. И уже не молитесь в течение дня. Так вот если вы этим занимаетесь, то, в принципе, вы и не молитесь совсем. Молится тот, кто всегда молится. Стоит женщина у плиты и чистит картошку. Она может петь песню какую-то, а может читать «Господи Иисусе Христе, помилуй мя, грешного. Господи Иисусе Христе, помилуй детей моих. Господи Иисусе Христе, не оставляй нас». Молится тот, кто всегда молится или, по крайней мере, помнит Господа. А тот, кто молится, только когда молится, он вообще не молится. Поэтому, когда в храм люди идут, мы говорим: «Люди, если вы придете сюда здесь начнете молиться, то вы по-настоящему молиться начнете только к концу службы». А если уже по дороге ты идешь и читаешь «Помилуй мя, Боже», «Верую» или молитву какую-то по памяти к Причастию. И ты уже заходишь в храм, и ты уже разогретый, ты уже внимательный. Возгласил священник начальный возглас, а ты уже готов. А если ты идешь и себе насвистываешь по улице что-нибудь такое, и ты пришел в храм и начинаешь молиться, а у тебя мысли летают туда-сюда, и ты их ловишь, как блох, всю службу. И вот уже священник с крестом вышел, уже пора домой идти, а у тебя только-только началось внутреннее мыслеполагание. Так оно и бывает, поэтому идите в храм с молитвой. Войдите во дворы Господня, уже молясь! А потом выходите из храма и продолжаете молиться, чтобы вы вошли в дом и внесли с собой в дом из храма благодать Божию.

Здравствуйте, Отец Андрей! Меня зовут Иван Петров. В Псалтири есть стих: «Господь исполнит прошение их, но пошлет язвы на души их». Говорится именно о молитве. Хотелось бы это понять глубже. Эти слова вполне вписываются в контекст исторических псалмов, где напоминается история исхода Израиля из Египта и поведение евреев по мере путешествия по пустыни. Тогда евреи искушали силу Божию и много всего, чего хотели, и Господь исполнял их прошения, хотя они часто были неуместными и нехорошими, но исполнял, однако после этого их наказывал. Так было, например, когда они хотели мяса. Они говорили Моисею, что эта манна, которую мы едим, она надоела нам. И они начали перечислять Моисею все, что они ели в Египте: мы хотим лука, чеснока, дыню, огурцов, мяса. Нам надоела манна. Моисей говорит: «Где мне взять мяса на такую прорву людей?» Это нужно забить сотни стад быков. И Господь говорит: «Я дам им мяса». И он наслал на них переполов, и стан еврейский покрылся этими перепелами. И они стали готовить, есть это мясо перепелиное, и ели его так, что оно у них уже носом пошло. Хотите мяса – вот вам мясо! А после этого мясоедства избыточного Господь еще и наказал их, они начали умирать. Это вполне может относиться к людям, ты будешь дважды наказан. Во-первых, поймешь то, что тебе не нужно то, что ты просил, а уже надо есть, уже никуда не денешься. Плюс, тебя еще и накажут за то, что ты выпросил себе это. С просьбами нужно разбираться. Мы же имеем обычай заканчивать свои просьбы словами: «Да будет воля Твоя». Поскольку я не уверен, что мне это надо, вот тогда, мне кажется, мы можем избегнуть печальных этих вещей, которые были у этих людей, вышедших из Египта. Они просили, получали просимое, еще и по голове получали из-за этого.

Читайте также:  Молитва чтобы нашлась потерянная вещь дома быстро

Здравствуйте, Отец Андрей! Меня зовут Анастасия. Сила молитвы ведь зависит не только от того, какие слова человек подбирает, произнося ее, но еще и от чистоты жизни. И многие, осознавая свою немощь, обращаются к батюшкам, к различным святым. Нужно ли вообще обращаться к святым с просьбой, чтобы они помолились за нас перед Отцом Небесным. Какова сила этой молитвы? Я лично считаю, что живое общение с Богом крайне важно лично для меня. Так не правильней ли будет совершенствовать именно свою молитву, нежели просить помолиться за тебя кому-то? Я тоже думаю, что крайне важно развивать свои личные отношения с Господом и просить его лично, чтобы Он слышал твой голос. Если вы будете просить всех молиться за вас, но сами при этом молиться не будете, то молитвы всех за вас, скорее всего, не достигнут эффекта. Помолись за меня ты, помолись за меня ты, а сам я молиться не буду. Такой образ обращения к святым или живым ныне здравствующим праведникам мне кажется лукавым. Но мне лично очень нравится обращаться к святым. Я когда призываю всех наших чудных Серафимов, Матрон, Ксений, Спиридонов, меня охватывает какая-та великая радость. Это не значит, что я не должен молиться сам. То есть: «А! Спиридон за меня помолится, чего я буду лишний раз напрягаться? Все будет сделано. Матрона обещала, Матрона сделает». Нет, конечно, в этом есть какая-то лукавая глупость. Но вы справедливо сказали, что человек может ощущать свою какую-то нечистоту или бездерзновенность. Есть такой хороший совет: молиться Господу особенно усердно после добрых дел. Например, вы узнали, что какому-то человеку не хватает шести тысяч рублей, чтобы заплатить за квартиру. У него накапливаются долги, и у него не хватает зарплаты или пенсии, и вы принесли ему необходимые деньги. Тайком, никто не знает. И дали ему: «Почему? С какой стати мне? Ах, что это за милость такая! Спасибо большое! Как Вас зовут?» И вы: «Вот Вам ради Христа», — и смылись. И вот в это время, когда вы совершили нечто доброе, вы можете смело молиться Богу усердно, с дерзновением, потому что ваша молитва усилена милостыней. Она будет взмывать в небо, как ракета. А бывают случаи, когда ты бездерзновенный: когда ты какой-то слабый, стыдный – никчемный человечек такой. И вот тогда-то и нужно говорить Господу Иисусу Христу: «Молитвами Архангела Михаила пощади мою душу, молитвами Иоанна Предтечи научи меня покаяться. Господи, молитвами Николая Чудотворца благослови мой путь туда и обратно». Мне это очень нравится, и оно никак не заслоняет от меня личную молитву Отцу Небесному и Сыну Божиему Иисусу Христу. Почитание святых, оно смиряет человека. Оно указывает ему на его место в церковной иерархии. У Аввы Дорофея описывается чудак один. Он начал с того, что: «Какой там Антоний Великий?! Я тоже Антоний Великий!» А потом говорит: «А какие там Петр и Павел?! Ну и что, что Петр? Ну и что, что Павел?» И в конце концов, он дошел до того, что он вообще веру потерял. Уважение к людям, которые выше тебя, оно смиряет человека. А если человеческое сердце стало на путь исцеления, то человеку очень приятно знать, что есть люди, которые лучше его. Вот эти святые – все они лучше тебя в тысячу раз. И когда тебе даже не больно от этого, а как-то радостно, говорит: «Ну что ж, тогда молите Бога о мне, святые Божие люди!»

Добрый вечер! Сергей Макроусов. Такое мнение, кто молится утром, вычитывая молитвенное правило, и вечером, находясь на литургии в храме, тот человек вообще не молится. Как сказал апостол Павел: «Непрестанно молитесь». Что под собой подразумевает непрестанная молитва? Достаточно просто в течение дня творить Иисусову молитву или это молитва своими словами может быть, как беседа с Богом? И второй вопрос: как молиться на литургии, когда ум постоянно путешествует? Там тоже достаточно Иисусовой молитвы и также беседы с Богом своими словами? Или там надо подстраиваться под ход литургии? Мы уже частично говорили, что нужно в течение всего дня, чтобы огонь не гас на алтаре, должен гореть с вечера до утра и с утра до вечера. Так жертвы приносились. Иерусалимский храм. На жертвеннике горела утренняя жертва, дымилась до вечера, а вечерняя до утра. Огонь на жертвеннике гаснуть не должен. Это вопрос к жертвеннику человеческой души. Можно учить наизусть псалмы, они заменяют тебе все. Конечно, молитва Иисуса. А вот литургия – это очень важный вопрос. Проверено опытом, что, если ты в уме творишь Иисусову молитву, она тебе каким-то странным образом не вытесняет смысл литургии, но обостряет его. Ты прекрасно слышишь тогда и ектении все, и прошения, и саму Евхаристию понимаешь лучше. Молитва Иисусова помогает собрать ум и дает почувствовать присутствие Христа на литургии. Но нужно знать и само чинопоследование. Мирная ектения. Миром Господу помолимся о мире свыше и о спасении душ наших. И все эти прошения нужно помнить, со временем знать их, о чем ты просишь. Также сугубая ектения, когда мы «молимся, услыши и помилуй». Там, где мы три раза поем «Господи, помилуй». Это усиленное моление. Там тоже нужно понимать о чем: о Патриархе, о всей Церкви, о Богохранимой стране, о братьях-сослужителях, о всех предстоящих и молящихся. Там есть куда вложить сердце. Не грех здесь и книжечкой обзавестись «Изъяснение Божественной литургии», «Чинопоследование литургии для мирян». Так, чтоб можно с книжкой прям следить за текстом. Когда читается Священное Писание, Послание и Евангелие, здесь нужно прекратить молиться. Когда Самуила призывал Господь на пророчество, то Он его звал по ночам. Самуил ложился спать, а ему был голос: «Самуил! Самуил!» Он бежал к Илию, священнику, говорит: «Ты меня звал?» Он говорит: «Я тебя не звал». Он ложился опять, и опять был голос: «Самуил! Самуил!» Он опять бежал. Илий говорит ему: «Я тебя не звал. Впрочем, если тебя позовет еще раз, скажи: «Говори, Господи, слушает раб Твой». И вот Господь опять: «Самуил! Самуил!» И он говорит: «Говори, Господи, раб Твой слушает». Началось это общение с Богом Самуила, впоследствии вылившееся в его пророческое служение. Когда читается Евангелие, необходимо сказать эти слова про себя: «Говори, Господи, слушает раб Твой». Чтобы Евангелие было воспринято тобой заново, впервые и вновь. Многие зачала мы просто знаем наизусть. Но когда ты слушаешь его с внимательным сердцем, ты ощущаешь, будто бы впервые ты его слышишь. И вообще, голос читающего пастыря часто делает совершенно другой эффект, нежели, когда читаю я сам дома. Так что, когда Евангелие читается, молиться не нужно, нужно замереть и постараться, чтобы помыслов не было никаких. «Говори, Господи, я слушаю. Раб Твой слушает, я внимателен». Очень важно, кстати, понимать и обращать внимание на то, что перед Апостолом поется прокимен, как правило, это избранный стих из псалма Давидова. Это очень хороший способ заучивать псалмы по стихам. «Пойте Богу нашему, пойте: пойте Цареви нашему, пойте». Стих: «Яко Царь всей земли, Бог, пойте разумно». Это уже Слово Божие, потом Апостол, потом Аллилуйя. Аллилуйя тоже со стихами из Псалтири, уже к Евангелие относится. Потом Слово Божие читается. Потом Сугубое моление, там, где три раза: «Господи, помилуй». Потом Херувимская — рекомендуется читать 50-й псалом. На Великом входе ничего не нужно, только слушать, потому что в этом время поминают всех нас. Когда священник помянул нас всех, вас всех православных христиан, он уже поворачивается: «В алтарь заходите». И мы говорим там: «Священство твое да помянет Господь Бог во Царствии Своем». Потом «Верую». Мы поем его или читаем. А на Евхаристическом каноне уже, когда звучит из алтаря: «Приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое во оставление грехов», мы можем сказать что-то про себя: «Тело Христово принимаю, пищу Божественную желаю вкусить» или «Верую, Господи, что это Тело Твое». Потом, когда церковь поет: «Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим» — это молитва евхаристического призывания, Духа Святого, в это время вся церковь должна умолять Отца Небесного послать Духа Святого на прилежащие дары, когда «Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи, и молим Ти ся, Боже наш». В это время можно на коленки стать. В это время можно «Отче наш» прочесть, кстати, даже. Или «Царю Небесный». Может, даже «Царю Небесный» лучше всего. Или ту же самую «Иисусову молитву». Или просто своими словами сказать: «Господи, не отыми от нас Духа Твоего Святого. Дай нам и сегодня Божественный Твой дар». Потому что священник должен молиться вместе со всеми. Патриарх наш говорил, что если в каком-то храме будет общенародное пение, то нужно чтобы весь народ пел евхаристический канон. Именно «Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи». И диалог этот со священником. Он говорит: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любы Бога и Отца, и причастие Святаго Духа буде со всеми вами». А мы должны все сказать: «И со Духом Твоим». То, что я получил, я вам даю, я от вас получаю. Говорю: «Горе имеем сердца!» А мы говорим: «Имамы ко Господу». Наше сердце у Господа. Надо это тоже сказать. То есть благодарим Господа достойно и праведно. Мы должны это все тут же проговаривать про себя, или шепотом, или в уме, или просто гласно – это уже как, где священник кого научит. И вот когда Евхаристия происходит, моление о Духе Святом, мы тоже должны молиться, чтобы Господь Бог дал нам этого Духа Святого. А потом священник поднимается уже с колен перед дарами и говорит: «Изрядно о Пресвятей». Это мы слышим. И поется «Достойно есть» — это уже конец Евхаристического канона. Дальше уже мы готовимся к Причастию. Уже дальнейшие молитвы наши сосредоточены на том, чтобы нам неосужденно причаститься. Там врата закроются, и мы ждем, когда откроются врата, как будто отвалится камень от гроба, и откроются двери гроба, и выйдет живой Христос. В чаше к нам приходит в Евхаристии живой Христос, воскресший из мертвых. И мы ждем этого явления Христа верующим людям и готовимся к Причастию. А после Причастия продолжаем стоять на места после запивки, потому что наступило время благодарить теперь уже Бога. «Прости приимше Божественных, Святых Христовых Тайн, достойно благодарим Господа». Ты уже начинаешь благодарить за сегодняшний дар, продолжаешь свою молитву. В общем, всю литургию нужно для себя разжевать и прям наесться ею. И потом это будет для вас источник жизни вечной. Так что там можно в некоторые момент читать Иисусову молитву, на Евхаристическом каноне «Царю Небесный», на Херувимской «Помилуй мя, Боже». Если литургию мы будем вот так вот на крыльях пролетать, то ничего лучше в мире нет.

Читайте также:  Kakaya molitva pomogaet v udache

Здравствуйте, Отец Андрей! Меня зовут Екатерина. А как себя надо правильно вести после того, когда ты молишься, что-то просишь у Бога, и это свершилось? Ведь, когда мы молимся, мы такие кроткие перед Богом, боязливые, а когда это свершается, и плечи выпрямляешь, и голову поднимаешь, и думаешь, что ты молодец. Но, на самом деле же, не ты молодец. И как дальше себя надо правильно вести и как правильно поблагодарить и Бога, и тех святых, к кому ты обращался за помощью? Вы это хорошо заметили, что когда человек что-то просит, то он смиренный. Преподобный Амвросий в своих беседах говорил про одного военного, который был на Кавказе во время кавказских войн с горцами. Он бравировал своей нерелигиозностью. И когда вокруг него летели пули, он прижался к шее своего коня. Конь выносил его с поля боя, и он жарко-жарко молился: «Господи, пощади! Господи, пощади!» И он живой без царапины выскочил из горячего этого места, и потом уже через полчаса он с шутками и прибаутками весело шутил об этом и говорил: «Вот там что-то такое», — уже опять начал ерничать по поводу своего чудесного спасения. Я думаю, что это общая угроза состояния человеческого сердца. Когда ты получаешь просимое, у тебя есть шанс обнаглеть. Ты можешь приписать своей святости исполнение просимого. Такое хамство случается ежеминутно, наверное. Конечно, надо еще больше смириться, когда получаешь: «Ты, оказывается, еще и слушаешь меня!» Каждый раз это удивительно: «Неужели Ты меня слушаешь? Ты опять меня слушаешь?» Эта живая молитва, она каждый раз напоминает о своей живости. Иногда кажется, что ты просто ритуально вычитываешь какие-то священные тексты. Иногда думаешь: ну, читаешь и читаешь. А оказывается, ничего ты не читаешь! Ты говоришь, Он слушает. Потом ты сказал, Он выслушал, потом взял сделал – это еще страшней! Если естественным образом в душе не рождаются страх и благоговение от исполненного прошения, тогда нужно волевым усилием заставлять себя не хаметь и склоняться с благодарностью, пусть даже вынужденно, через силу произнесенной перед Богом, который принял молитву и исполнил ее, иначе ты будешь наказан, потому что написано: «Придет гордость, придет и посрамление; а со смиренными – мудрость».

Здравствуйте, батюшка! Меня зовут Александр. Я заметил, что иногда атеисты, обвиняя верующих людей, обвиняют их в некоем магизме мышления. А православные в своей среде пытаются донести друг до друга, что, когда мы молимся к какому-то святому или к иконе, мы не молимся к ним, как к идолам, и не надо к этому относиться, как к магии. Получается некая общая точка схождения и атеистов, и православных. Может ли это быть некоей точкой для диалога? Молитва как символ не магического. Все равно же мы обращаемся к Богу. Мы же не можем обратиться к святому Луке, чтобы он исцелил нашего болящего брата. Мы же обращаемся за помощью к святому Луке, чтобы он помолился за нас. Конечно, мы говорим ему: «Моли Бога о нас, Святителю отче Луко!» У нас есть опыт многих поколений, доказывающий нам, с точки зрения науки, что души праведных живут действенно и активно и имеют дерзновение молиться Богу о живущих на земле. Это научный факт. Поэтому, конечно, «моли Бога о нас, Луко»: не сам Лука помогай, а моли Бога о нас. С атеистами здесь не так все просто, потому что то, что говорят атеисты слушать не стоит. Они никогда не говорят главного. Причина неверия она уходит гораздо глубже, чем те словесные претензии, которые люди высказывают к Церкви или к Евангелию. Люди, которые не веруют, они не могут дать себе отчета в своем неверии, но поскольку говорить что-то нужно, они говорят что-то очень поверхностное: а вот у Патриарха кортеж, а вот у епископа золотые зубы, здесь магизм какой-то. А вот глубинное состояние неверующего сердца необъяснимо. Это все формализм такой внешний, который ничего не объясняет, поэтому реагировать на эти слова иногда и не надо, ибо они ничего в себе не несут. Человек не может объяснить свое состояние, он просто иррационально, необъяснимо, мистически, терпеть не может все, что связано с Господом Богом. Есть много дефицитов в жизни: дефицит чистой воды, дефицит экологически чистых продуктов, дефицит денег. Есть один особый дефицит, который, мне кажется, самый жесткий – это молитва. Если б все молились, можно было бы немножко расслабиться. Поскольку не все молятся, то молящиеся молятся за себя и за того парня, чтобы нива жизни не заглохла, нужно, чтобы молитвы было больше. Богу угодно разговаривать с нами и слушать нас. Он хочет выслушать человека и помочь ему. И мы должны делать это, потому что это единственный прямой путь, которым все придут в Царство Божие, если пройдут до него до конца. Молитва. Христос да будет с вами, прошу молитв и до скорых встреч!

Источник статьи: http://spastv.ru/blog/2020/12/12/sila-molitvy/