Меню

Автор стихотворений поэт отделкой золотой блистает мой кинжал молитва

Лермонтовская энциклопедия
«ПОЭТ» («ОТДЕЛКОЙ ЗОЛОТОЙ БЛИСТАЕТ МОЙ КИНЖАЛ»)

«ПОЭТ» («ОТДЕЛКОЙ ЗОЛОТОЙ БЛИСТАЕТ МОЙ КИНЖАЛ»)

«ПОЭТ» («Отделкой золотой блистает мой кинжал»), программное стих. Л. (1838), итог его размышлений о смысле и назначении поэзии, о месте поэта в обществе. Стих. построено на сравнении. Первая и большая его часть (24 строки из 44) — описание кинжала, его в прошлом славной воинской судьбы и бесполезного настоящего, когда «игрушкой золотой он блещет на стене», — представляет собой параллель и своего рода ступень ко второй, главной части, где говорится об утрате поэзией ее обществ. роли. Такое построение стих. на основе развернутого сравнения вообще характерно для лирики Л. При этом описание кинжала имеет и самостоят. худож. значение. Сочетая романтич. возвышенность («Булат его хранит таинственный закал») с правдой бытовых реалистич. подробностей («И долго он лежал заброшенный потом / В походной лавке армянина»), Л. создает образ высокой поэтич. убедительности, к-рый благодаря этому и по отношению к осн. содержанию стих. выступает не как плоская аллегория, но как весьма емкий и содержат. символ (см. Стилистика).

Л. синтезировал в стих. целый комплекс идей, обсуждавшихся в рус. и европ. лит-ре, публицистике и философии его времени. Он сурово осуждает совр. поэзию, к-рая, утратив былую «власть», превратилась в «золотую игрушку», салонное развлечение. Резкое обличение такой поэзии, изменившей своему назначению, сочетается в стих. с требованием поэзии актуальной и гражданственной. Обычная для романтизма и для самого Л. (в т.ч. зрелого, ср. «Пророк») антитеза «поэт и толпа» уступает здесь место совершенно иному повороту темы: его герой — не вдохновленный свыше поэт, чуждый толпе и не понимаемый ею, а выразитель нар. дум, «могучие слова» к-рого жадно ловит толпа. В этом контексте понятие «толпа» тождественно понятию «народ», поэзия же выступает как форма ответственного и насущно-необходимого участия во всех событиях его многосторонней духовной жизни. Образный строй заключит. строф («ветхий мир» и т.п.) и интонация, с к-рой автор обращает к поэту свой требовательный вопрос («Проснешься ли опять, осмеянный пророк. »), позволяют видеть в стих. не только выражение надежды на возрождение истинного иск-ва, но и прямой гражданств. призыв.

В творчестве Л. «Поэт» занимает одно из центр. мест, обнаруживая непосредств. связи с другими его стихами. К образу кинжала как предмету поэтич. уподобления Л. уже обращался несколько ранее: «Да, я не изменюсь и буду тверд душой, / Как ты, как ты, мой друг железный» («Кинжал»); значит. сходство есть и в стиховой форме обоих произв.: 6-5-4-стопному ямбу «Кинжала» соответствует 6-4-стопный ямб «Поэта» при одинаковой перекрестной мужско-женской рифмовке. Стих. во многом близко к написанной в том же году «Думе», где также звучит горький упрек своему поколению, утратившему высокие нравств. ценности. Мысль, вложенная Л. в афористич. определение трагедии совр. поэта — «осмеянный пророк», впоследствии получила развитие в стих. «Пророк». «Колокол на башне вечевой», напоминающий о вольности древнего Новгорода, — авт. цитата из раннего отрывка «Приветствую тебя, воинственных славян. », отчасти предвосхищающего тот характерный для Л. (ср. «Бородино») контраст прошлого и настоящего, на к-ром строится композиция «Поэта».

В. Г. Белинский высоко оценил «Поэта», увидев в нем «то бурное одушевление, ту трепещущую, изнемогающую от полноты своей страсть, которую Гегель называет в Шиллере пафосом. А мысль. » (IV, 523). Продолжая традиции декабрист. гражданственности, стих. Л., в свою очередь, открыло в рус. лирике традицию высокого раздумья о нравств. долге и достоинстве художника (ср. «Элегию» Н. А. Некрасова, «Разговор с фининспектором о поэзии» В. В. Маяковского, «Слово о словах» А. Т. Твардовского и др.).

Иллюстрировали стих. Л. О. Пастернак и В. И. Комаров. Черновой автограф с карандашными поправками — ГИМ, ф. 445, № 227а (тетр. Чертковской б-ки). Впервые — «ОЗ», 1839, № 3, отд. III, с. 163-64. Датируется по содержанию: в черновике упоминается имя тифлисского оружейного мастера Геурга Елизарашвили, о к-ром Л. мог услышать в Тифлисе в 1837. Стих. написано, видимо, вскоре после возвращения из ссылки.

Лит.: Белинский, т. 4, с. 522, 523, 545; Шестакова А. О., О нек-рых стилистич. особенностях стих. А. С. Пушкина и М. Ю. Л., о поэзии и поэте, в кн.: Материалы науч. конф. по итогам исследовательской работы за 1967, Киш., 1968, с. 24-26; Никитина Л. М., Тема поэзии в лирике М. Ю. Л., «Труды объединения кафедр лит-ры вузов Сибири и Д. Востока», 1960, т. 1, в. 2, с. 82-84; Кирпотин (3), с. 270-71; Гинзбург (1), с. 83-84; Эйхенбаум (12), с. 340-41; Иконников (2), с. 62-64, 72; [Рубанович] (2), с. 67-68; Пейсахович (1), с. 436; Чичерин (1), с. 436; Коровин (4), 136-37; Маймин Е. А., О рус. романтизме, М., 1975, с. 134-35; Шанский В. Н., Язык и стиль стих. Л. «Поэт», «Рус. язык в нац. школе», 1977, № 2, с. 42-47.

Читайте также:  Молитва перед уроком английского

Источник статьи: http://lermontov-lit.ru/lermontov/dictionary/lermontov-encyclopedia/articles/123/poet-otdelkoj-zolotoj.htm

357. Поэт

Отделкой золотой блистает мой кинжал;
Клинок надежный, без порока;
Булат его хранит таинственный закал —
Наследье бранного востока.

Наезднику в горах служил он много лет,
Не зная платы за услугу;
Не по одной груди провел он страшный след,
И не одну прорвал кольчугу.

Забавы он делил послушнее раба,
Звенел в ответ речам обидным.
В те дни была б ему богатая резьба
Нарядом чуждым и постыдным.

Он взят за Тереком отважным казаком
На хладном трупе господина,
И долго он лежал заброшенный потом
В походной лавке армянина.

Теперь родных ножон, избитых на войне,
Лишен героя спутник бедный;
Игрушкой золотой он блещет на стене —
Увы, бесславный и безвредный!

Никто привычною, заботливой рукой
Его не чистит, не ласкает,
И надписи его, молясь перед зарей,
Никто с усердьем не читает.

В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, которой свет
Внимал в немом благоговеньи?

Бывало, мерный звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для битвы;
Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы.

Твой стих, как Божий дух, носился над толпой;
И отзыв мыслей благородных
Звучал, как колокол на башне вечевой,
Во дни торжеств и бед народных.

Но скучен нам простой и гордый твой язык, —
Нас тешат блестки и обманы;
Как ветхая краса, наш ветхий мир привык
Морщины прятать под румяны.

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк?
Иль никогда, на голос мщенья,
Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной презренья?

Источник статьи: http://rvb.ru/19vek/lermontov/ss4/vol1/poems/357.html

Михаил Лермонтов — Поэт: Стих

Отделкой золотой блистает мой кинжал;
Клинок надежный, без порока;
Булат его хранит таинственный закал —
Наследье бранного востока.

Наезднику в горах служил он много лет,
Не зная платы за услугу;
Не по одной груди провел он страшный след
И не одну прорвал кольчугу.

Забавы он делил послушнее раба,
Звенел в ответ речам обидным.
В те дни была б ему богатая резьба
Нарядом чуждым и постыдным.

Он взят за Тереком отважным казаком
На хладном трупе господина,
И долго он лежал заброшенный потом
В походной лавке армянина.

Теперь родных ножон, избитых на войне,
Лишен героя спутник бедный,
Игрушкой золотой он блещет на стене —
Увы, бесславный и безвредный!

Никто привычною, заботливой рукой
Его не чистит, не ласкает,
И надписи его, молясь перед зарей,
Никто с усердьем не читает…

В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, которой свет
Внимал в немом благоговенье?

Бывало, мерный звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для битвы,
Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы.

Твой стих, как божий дух, носился над толпой;
И, отзыв мыслей благородных,
Звучал, как колокол на башне вечевой,
Во дни торжеств и бед народных.

Но скучен нам простой и гордый твой язык,
Нас тешат блёстки и обманы;
Как ветхая краса, наш ветхий мир привык
Морщины прятать под румяны…

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк?
Иль никогда, на голос мщенья
Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной презренья.

Анализ стихотворения «Поэт (Отделкой золотой блистает мой кинжал)» Лермонтова

После стихотворения «На смерть поэта» Лермонтов получил скандальную славу. Высшее общество во главе с императором видели в нем угрозу существующему режиму. Революционные и демократические круги считали его достойным наследником Пушкина, воспевающим в своем творчестве лучшие идеалы. Лермонтов действительно продолжил и развил многие темы, затронутые Пушкиным. Одна из них – место и роль поэта в обществе. В 1838 г. он написал стихотворение «Поэт», которое можно считать его программным заявлением.

Произведение построено на сравнении кинжала с поэтом. Первая часть посвящена описанию «клинка надежного». Кинжал много лет выполнял свое непосредственное предназначение, заключающееся в убийстве людей. Его ценность заключалась только в остроте. Страшное орудие не нуждалось в бессмысленных украшениях. После убийства хозяина кинжал долгое время пролежал у торговца, пока не был куплен. Теперь он стал безобидной «игрушкой золотой», висящей на стене. Он нужен только для того, чтобы радовать чей-нибудь взгляд. Боевое оружие превратилось в декоративное украшение.

Во второй части Лермонтов сравнивает кинжал с современным поэтом. Явно виден намек на эпоху декабристов. Автор считает, что после убийства Пушкина не осталось настоящих поэтов, которые могут призвать народ на битву. Продавшись власти, современники предпочитают не затрагивать в своем творчестве острых вопросов, ограничиваясь описанием природы или великих деятелей. Литературная деятельность стала источником дохода, она не способна на подвиг. Лермонтов использует символический образ вечевого колокола, который был популярен среди декабристов. Он напоминает о древнерусских традициях народной вольности.

Читайте также:  Православные молитвы своими руками

Поэт считает, что в современном лживом и порочном обществе не могут появиться гении и пророки. Люди настолько испорчены, что предпочитают не замечать правды и скрывать ее за «блестками и обманами».

В последней строфе образы кинжала и поэта сливаются воедино. Лермонтов выражает надежду на то, что настанет день пробуждения «осмеянного пророка», который найдет в себе силы обнажить кинжал и направить его острие против прогнившего общества. До тех пор кинжал будет все больше и больше покрываться «ржавчиной презренья».

Стихотворение «Поэт» относится к гражданской лирике. Обычно Лермонтов придерживался темы противостояния поэта и толпы, его одиночества. Но в этом случае он указывает на гражданский долг и прямое предназначение поэта. Большое влияние на него оказала смерть Пушкина и реакция общества на это событие. Лермонтов осознал, насколько значимой может быть роль поэта и какой силой обладает его творчество.

Источник статьи: http://rustih.ru/mixail-lermontov-poet-2/

Автор стихотворений поэт отделкой золотой блистает мой кинжал молитва

Отделкой золотой блистает мой кинжал;
Клинок надежный, без порока;
Булат его хранит таинственный закал —
Наследье бранного востока.

Наезднику в горах служил он много лет,
Не зная платы за услугу;
Не по одной груди провел он страшный след
И не одну прорвал кольчугу.

Забавы он делил послушнее раба,
Звенел в ответ речам обидным.
В те дни была б ему богатая резьба
Нарядом чуждым и постыдным.

Он взят за Тереком отважным казаком
На хладном трупе господина,
И долго он лежал заброшенный потом
В походной лавке армянина.

Теперь родных ножон, избитых на войне,
Лишен героя спутник бедный,
Игрушкой золотой он блещет на стене —
Увы, бесславный и безвредный!

Никто привычною, заботливой рукой
Его не чистит, не ласкает,
И надписи его, молясь перед зарей,
Никто с усердьем не читает.

В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, которой свет
Внимал в немом благоговенье?

Бывало, мерный звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для битвы,
Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы.

Твой стих, как божий дух, носился над толпой
И, отзыв мыслей благородных,
Звучал, как колокол на башне вечевой
Во дни торжеств и бед народных.

Но скучен нам простой и гордый твой язык,
Нас тешат блёстки и обманы;
Как ветхая краса, наш ветхий мир привык
Морщины прятать под румяны.

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк!
Иль никогда, на голос мщенья,
Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной презренья.

Источник статьи: http://poembook.ru/poem/18727

Стихотворение и анализ «Поэт»

Отделкой золотой блистает мой кинжал;

Клинок надежный, без порока;

Булат его хранит таинственный закал —

Наследье бранного востока.

Наезднику в горах служил он много лет,

Не по одной груди провел он страшный след

И не одну прорвал кольчугу.

Забавы он делил послушнее раба,

Звенел в ответ речам обидным.

В те дни была б ему богатая резьба

Нарядом чуждым и постыдным.

Он взят за Тереком отважным казаком

На хладном трупе господина,

И долго он лежал заброшенный потом

В походной лавке армянина.

Теперь родных ножон, избитых на войне,

Лишен героя спутник бедный,

Игрушкой золотой он блещет на стене —

Увы, бесславный и безвредный!

Никто привычною, заботливой рукой

И надписи его, молясь перед зарей,

Никто с усердьем не читает…

В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,

На злато променяв ту власть, которой свет

Внимал в немом благоговенье?

Бывало, мерный звук твоих могучих слов

Воспламенял бойца для битвы,

Он нужен был толпе, как чаша для пиров,

Как фимиам в часы молитвы.

Твой стих, как божий дух, носился над толпой

И, отзыв мыслей благородных,

Звучал, как колокол на башне вечевой

Во дни торжеств и бед народных.

Но скучен нам простой и гордый твой язык,

Нас тешат блёстки и обманы;

Как ветхая краса, наш ветхий мир привык

Морщины прятать под румяны…

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк!

Иль никогда, на голос мщенья,

Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,

Покрытый ржавчиной презренья.

Краткое содержание

Н. Пуссен. Вдохновение поэта. 1630

Сюжет произведения развивается следующим образом: лирический герой внимательно рассматривает старинный кинжал, добытый им на Кавказе. Любуясь оружием, герой рассуждает: что за судьба была у кинжала, в чьих руках он побывал и пр. Сначала мы видим подробный рассказ об отделке найденного оружия, его «судьбе» и предназначении. Затем лирический герой, обращаясь к поэту, рассуждает о своих современниках и о самом себе. Он говорит обо всех тех, кто принял на себя ответственную миссию стихотворца после трагической гибели великого Пушкина.

Читайте также:  Molitva bozhestvennaya lyubov isxodit ot menya

Лирический герой всеми силами старается пробудить в конкретном поэте желание быть активным, много творить, не слушая пустых советов и мелочных требований жизни. Он интересуется: желает ли поэт, пробудиться от временного сна.

История создания

Данное произведение является логическим продолжением стихотворения «Смерть поэта», созданного раньше. Автор написал его в 1838 г., спустя год после кончины Пушкина. Опубликовано оно было в 1839 г. в «Отечественных записках». К этому времени автор уже вернулся из опасной ссылки на Северный Кавказ: он не сломился духом, а наоборот, закалился, окончательно утвердившись в собственных убеждениях по поводу особой предназначенности творца.

Кинжал, чей образ произрастает из военной культуры Кавказа и личного служебного опыта, стал для автора ярой метафорой могущества и власти. Поэт считал, что самым мощным оружием является вовсе не кинжал, а меткое слово талантливого стихотворца.

Жанр, направление, размер

Стихотворение представляет элегию. Об этой принадлежности свидетельствуют следующие маркеры: высокая эмоциональность, особый ритмический рисунок, тематика, экскурс в прошлое, глубокое философское значение и пр. Помимо этого в смысловой сфере стихотворных строк заметны явные сатирические черты. Это замечательное произведение относится к литературному направлению «романтизм»: в нём роль отдельной творческой личности (поэта) противопоставляется участи других людей.

Поэтический размер – шестистопный ямб, порою переходящий в ямб четырёхстопный. Рифмовка перекрёстная.

Композиция

Композиция характеризуется наличием двух частей и линейностью. Сюжет развивается гармонично и последовательно: от частного – к общему:

  1. Первое четверостишие – сюжетная завязка. Лирический герой повествует о кинжале, который рассматривает, держа в руках.
  2. Со второго по шестое четверостишия – сюжетное развитие. Подробное описание кинжала.
  3. С седьмого по девятое четверостишия – выход сюжетной линии на следующий уровень. Лермонтов делает перенос аналогии на поэта, спрашивая: «Не так ли, поэт. ».
  4. Десятое и одиннадцатое четверостишия – кульминация и сюжетная развязка.

Образы и символы

В стихотворении Лермонтов создал несколько важных смысловых образов, необходимых для донесения основной идеи. Мы видим следующие образы:

  • образ кинжала – центральный. Этот образ соотносится с образами поэта и поэзии. Автор говорит, что кинжал сверкает золотом, оружие нечасто держат в руках. Эти слова следует воспринимать иносказательно: поэт, подобно украшенному золотом кинжалу, обладает ценным и непостижимым талантом. Но, обладая такой красотой, кинжал бездействует, не участвуя в сражениях. Он никому не готов принести пользы, как и поэт;
  • образ лирического героя – романтический герой имеется в произведении. Он обозначает себя в первом четверостишии, повествуя о кинжале, хранящем память сражений. Затем предметом изображения становятся мысли лирического героя: он предпочитает больше не говорить о себе, но при этом, с невероятным трепетом произносит слова от первого лица о значимости поэзии и поэта;
  • образ поэта и поэзии – автор считает талантливого стихотворца и его произведения социально значимыми для народа. Поэт не имеет права тихо отсиживаться в стороне, если его Муза необходима на баррикадах. Здесь проводится прямая аналогия творца с кинжалом, который служит лишь для услады глаз своей красотой, но не приносит практической пользы.

Темы и настроение

Главная тема произведения – поэт и поэзия, сила воздействия на умы людей художественного слова. Тема «Поэт и поэзия» особенно характерна для позднего периода творчества Лермонтова. Автор сетует на то, что в прошлые времена творцы вдохновляли людей на подвиги, поддерживали боевой дух и пр. А в эпоху, выпавшую на долю поэта, стихотворцы вынуждены служить не Музе, а цензуре: их таланты покрываются «ржавчиной», становясь бесполезными.

Настроенческий пафос произведения – сплошные вопрошания и горечь. Автор скорбит о том, что теперь люди ценят и любят лишь то, что блестит: они давно утратили духовный стержень. Лермонтов с горечью вопрошает: настанет ли счастливое время, когда поэт сможет вынуть свой клинок, «покрытый ржавчиной презренья», и смело заговорить с миром на животрепещущие темы.

Основная идея

Основная идея стихотворения заключается в том, что редчайший поэтический дар утратил свою изначальную чистоту и бескомпромиссность в глазах миллионов читателей. Лермонтов с горечью утверждает: так как поэзию невозможно разменять на почести и деньги, она утратила интерес для людей, превратившись в пустой звук.

Средства выразительности

Лермонтов использует следующие выразительные средства:

  • эпитеты – «осмеянный пророк», «ветхий мир», «в наш век изнеженный»;
  • метафоры – «игрушкой золотой он блещет на стене…»;
  • сравнения – «как ветхая краса, наш ветхий мир привык…», «он нужен был толпе, как чаша для пирогов»;
  • олицетворения – «наезднику служил», «забавы он делил» (о кинжале);
  • антитезы – «прежде – теперь», «оружие – игрушка»;
  • аллитерация – использование звуков «С», «Ш», «Ж», «Ч» помогает автору передать мужественный образ кинжала, со свистом рассекающего воздух.

Источник статьи: http://spadilo.ru/proizvedeniya/poet-3/