Меню

Авторская молитва что это

Авторская молитва. Моя молитва

Постепенный отказ от переложения канонических текстов, эволюция жанра молитвы в русле романтических тенденций обусловливают формирование нового типа молитв. Авторские молитвы ориентированны не на воссоздание структурно-сюжетного архетипа, а на личностное осмысление религиозных текстов, понятий и положений, создание собственной сферы молитвенного дискурса, на духовно-творческое общение с Высшей силой. Среди огромного количества авторских молитв в творчестве русских поэтов XIX в. можно выделить две жанровые разновидности: молитвы-импровизации, не противоречащие христианскому вероучению, которые В. А. Котельников называет «новосложенными лирическими молитвами»[46], и «мои молитвы». Последние в полной мере отражают такие сущностные концепции романтизма, как «поэт-пророк», антиномичность бытия, раскрывающуюся, главным образом, в противопоставлении мира мечты с миром несбывшихся надежд. «Мои молитвы» являют своего рода лирическую медитацию, носят глубоко личностный исповедальный характер: важным становится именно общение с Божественной сущностью с позиции именно лирического «Я», которое становится для лирического героя именем собственным.

К жанрообразующим чертам «моих молитв» можно отнести следующие:

– усиление монологического начала в диалогическом жанре, что проявляется в опущении или подмене сакрального имени;

– «самодавлеющее значение просьб» и «финальная рефлексия»[47];

– включение в текст молитвы богоборческих мотивов и просьб о смерти.

Примечательно, что факт жанровой рефлексии проявляется уже на уровне заглавий, что свидетельствует, опять же, об усилении личностного начала в молитвенной лирике – подчеркивается важность именно «Моей» молитвы. Молитва становится «вызовом» Богу. Десакрализуется сама природа молитвы.

К молитвам-импровизациям можно отнести с определенной долей условности стихотворения: «Молитва» («О боже мой, восстанови…») А. Н. Плещеева (183), «Пошли, Господь, свою отраду…» Ф. И. Тютчева, «Молитва» А. В. Кольцова (102), а также стихотворение начала ХХ в. «Расточитель» Ф. Сологуба. «Молитва» Кольцова – пример жанрового синтеза: в ней сочетаются черты покаянной молитвы, исповедальные настроения и жанр думы (как указывает поэт в подзаголовке). Лирический герой пытается уверить Бога в истинности своей веры, просит продлить его земное существование, ищет спасения:

Среди огромного комплекса «моих молитв» можно выделить несколько тематических разновидностей.

1) Молитва-исповедь – стихотворения, в которых реализуется поэтическая установка на покаяние перед Богом, исповедование грехов, рассказ о земной жизни. Стоит отметить, что исповедальность отражается в стихотворениях уже на уровне формы: как правило, увеличивается объем молитвенного текста за счет стремления «излить душу», которое реализуется в параллелизме синтаксических конструкций и намеренном нагнетании слов, принадлежащих одному лексико-семантическому или синтаксическому ряду (например, эпитетов, характеризующих психологическое состояние лирического героя). К таким молитвам можно отнести «Молитву» («О, не прогневайся, мой боже!») Ф. Н. Глинки (81), «Мою молитву» («О Ты, Кого хвалить не смею…») И. И. Козлова (98) и «Молитву»[48] («О Боже, о Боже, хоть луч благодати Твоей…») Ап. Григорьева.

Молитвенный текст А. А. Григорьева уже не ориентирован на воспроизведение какого-либо канона: поэт создает собственное молитвенное слово, призванное установлению диалога с Богом, который христиански всепрощающ. На первом плане молитвы – «я» лирического героя, которому присуще чувство искренней веры и который, действительно, исповедует грех перед Богом и ищет спасения. Сам Ап. Григорьев говорил: «Веря в Бога глубоко и пламенно… я привык обращаться с Ним запанибрата… Он один не покидал меня…»[49]. Молитва становится выходом из состояния одиночества, своеобразным «криком» мятущейся души:

… Хоть искрой любви освети мою душу больную;

Как в бездне заглохшей, на дне все волнуется в ней,

Остатки мучительных, жадных, палящих страстей…

Отец, я безумно, я страшно, я смертно тоскую!

Возникающий в рамках «последней просьбы» мотив истощения («Дай мира, о Боже, дай жизни и дай истощенья!») не является здесь просьбой о смерти или болезни, становится прошением об избавлении от страстей.

2) Молитва о жизни, об «обновлении» духа – стихотворения, в которых явлен мотив страха смерти и в противовес ему – прошение о долгой жизни, о ниспослании сил для жизни. К таким молитвам относятся: «Моя молитва» П. А. Вяземского (141–142): «Господь, ущедри и помилуй: / Не дай мне умереть зимой»; «Моя молитва» («Молю тебя, святое Бытие…») Н. П. Огарева (196) и «Молитва за себя» Н. А. Добролюбова (160):

О, дай, молю, о, дай мне, провиденье,

До поздней старости дожить…

… И лишь когда мой дух всех сил лишится,

3) Молитва о страданиях, о смерти – стихотворения, содержание которых противоречит христианскому пониманию таинства молитвы. Реализацию здесь получают богоборческие мотивы, мотивы усталости от жизни; превозносятся ценности земные, творчество или любовь воспринимаются выше религиозных чувств, которые могут подвергаться осмеянию. Лирический субъект либо просит скорбей для себя во имя чего-то, либо посылает Богу кощунственные слова. В данной разновидности молитвы находит свое отражение романтическое представление о поэте как о пророке, по-разному воспринятое творческим сознанием. В одних молитвах звучит мотив тяжести пророческого дара, от которого во имя «спокойной» и «обычной» жизни поэт готов отказаться, в других – мотив гордости: поэт возносит себя на уровень Бога, провозглашает себя всеведущим пророком, которой сам может выбрать жизненный путь и создать вселенную из слов, в третьих – ценности поэтического дара и покаяния: способность к творчеству осознается наиценнейшей для поэта, но он готов отказаться от нее, готов отдать свой дар Богу, если тому будет угодно, во имя спасения мира, очищения грешной человеческой души (как своей, так и других).

В «Моей молитве» («Души невидимый хранитель…», 94) Д. Веневитинова лирический герой просит Божественного благословения для «спокойной» жизни, в которой не будет места творческому дару: «Уста мои сомкни молчаньем, / Все чувства тайной осени…». О том же «Молитва» Н. М. Языкова (96):

В «Молитве» В. Г. Бенедиктова (114) находит отражение тема первостепенной важности творческого дара – герой молит Бога не отбирать у него дар, но послать ему страдания:

Читайте также:  Молитва матроне московской сборник

Творец! Ниспошли мне беды и лишенья,

Пусть будет мне горе и спутник и друг!

Но в сердце оставь мне недуг вдохновенья,

Глубокий, прекрасный, священный недуг!

… Дозволь мне, о небо, упавшему духом,

Лишенному силы, струнами владеть…

В стихотворении «Убей меня, боже всесильный…» Л. А. Мея (188) дерзкая просьба сочетается с искренней верой:

Любви ты во мне не погубишь,

Не сдержишь к бессмертью порыв:

Люблю я – затем, что ты любишь,

Бессмертен – затем, что ты жив!

В стихотворении М. Ю. Лермонтова «Благодарность» (108) финальная просьба приобретает форму «вызова», в которой скрыто прошение о смерти: «Устрой лишь так, чтобы Тебя отныне / Недолго я еще благодарил».

Особо значимым в ряду «моих молитв» является стихотворение М. Ю. Лермонтова «Не обвиняй меня, Всесильный…», в котором находят реализацию все содержательные и конструктивные признаки данного жанра. Лермонтов создает «молитву поэта», которая, с одной стороны, проникнута богоборческими мотивами («И часто звуком грешных песен / Я, Боже, не Тебе молюсь!»), явленными в экспрессивных формах, а с другой – несет в себе черты исповеди и покаяния. Образ «могильного мрака» в первой части молитвы соотносится с просьбой «преобратить сердце в камень». Но установка на молитвенное преображение души остается не реализованной: лирический герой-поэт мыслит себя равным Богу и оставляет за собой право выбора пути, иронизирует над возможностью «обращения» к Богу за «спасеньем»: «От страшной жажды песнопенья / Пускай, Творец, освобожусь…».

Примечательно, что композиционная структура литературной молитвы в «моих молитвах» не претерпевает изменения, сохраняет свою трехчастность: установление молитвенного дискурса, как правило, происходит в первой строке стихотворения призыванием Божественного начала; в основной части молитвы разворачивается мольба, исповедь, покаяние и пр., выход из диалога происходит путем актуализации «последней просьбы».

Следует отметить, что тип «моей молитвы» впоследствии получает широкое освещение в творчестве русских поэтов ХХ в., в частности, М. И. Цветаевой, А. А. Ахматовой, С. А. Есенина и др.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2021 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.004 с) .

Источник статьи: http://studopedia.org/10-6411.html

Молитва

Моли́тва – обра­ще­ние чело­века к Богу или к Его святым (Бого­ро­дице, анге­лам, душам пра­вед­ни­ков) как к нашим хода­таям перед Богом, с целью пока­я­ния, хвалы, испра­ши­ва­ния мило­стей или бла­го­да­ре­ния.

Пре­по­доб­ный Силуан Афон­ский гово­рил, что лишь с помо­щью молитвы можно достиг­нуть испол­не­ния запо­ве­дей Божиих, так как «чело­век сам бес­си­лен их испол­нить».

В основе хри­сти­ан­ства лежит не просто сумма знаний, но живой опыт обще­ния с Богом. Молитва уста­нав­ли­вает именно эти отно­ше­ния. Поэтому не моля­ще­гося хри­сти­а­нина невоз­можно себе пред­ста­вить. Не уме­ю­щий или неже­ла­ю­щий молиться чело­век в каком-то смысле атеист. Бог, конечно, есть, но не для него; ведь у него нет с Ним ника­кой связи… Веру­ю­щий чело­век – это чело­век моля­щийся!

Молит­вой мы не Бога при­бли­жаем к Себе, а себя к Богу. Бог всегда рядом. Свя­щен­но­му­че­ник Дио­ни­сий Аре­о­па­гит исполь­зо­вал для иллю­стра­ции этого такой образ: как бы нахо­дясь в корабле, схва­тив­шись за канаты, при­креп­лен­ные к скале и про­тя­ну­тые нам, чтобы мы при­ча­лили, мы бы при­тя­ги­вали к себе не скалу, а самих себя и корабль – к скале.

Молитва есть воз­но­ше­ние ума и сердца к Богу, это духов­ная пища, необ­хо­ди­мая душе как воздух телу. Молитвы не вычи­ты­вают, а творят или совер­шают.

Виды молитвы

Молитвы про­си­тель­ные, – когда просим у Бога помощи. Пока­ян­ные, когда сделав худое дело, просим про­ще­ния. Бла­го­дар­ствен­ные, когда бла­го­да­рим и про­слав­ляем Бога.

Один старец гово­рил, что один раз про­из­не­сён­ное «Слава Тебе, Боже» стоит десяти «Гос­поди, поми­луй».

Сту­пени молитвы

Раз­ли­чают три сту­пени в каче­стве молитвы — устную, ума и сер­деч­ную, между кото­рыми есть, конечно, много про­ме­жу­точ­ных поло­же­ний.

Первая сту­пень — молитва устная, когда хри­сти­а­нин, говоря слова молитвы, не может еще спра­виться с рас­се­ян­но­стью мысли.

Вторая сту­пень — когда разум обла­дает уже спо­соб­но­стью к сосре­до­то­чен­но­сти и вполне улав­ли­вает смысл про­из­но­си­мых молит­во­сло­вий. Умная молитва не обя­за­тельно про­из­но­сится про себя.

Тре­тьей сту­пе­нью явля­ется молитва сер­деч­ная — когда мы про­из­но­сим молитву языком, и пони­маем ее умом, и чув­ствуем серд­цем.

Молитва и жертва

Самая силь­ная молитва — та, кото­рая сопря­жена с личным подви­гом моля­ще­гося. Есть древ­няя тра­ди­ция соче­тать сугу­бые молит­вен­ные про­ше­ния с постом, пешим палом­ни­че­ством, мило­сты­ней. Иначе мы просим у Бога чуда, а сами не хотим и мини­маль­ную жертву при­не­сти в под­твер­жде­ние важ­но­сти нашей просьбы.

Пре­по­доб­ный Паисий Афон­ский рас­ска­зы­вал:
Отец девочки, тяжело боль­ной раком, пришел на Святую Гору к старцу и попро­сил молитв о своей дочке. Отец принес с собой и неко­то­рые вещи ребенка, чтобы батюшка пере­кре­стил их.

Старец сказал несчаст­ному:
– Я буду молиться, но и ты, как отец, должен при­не­сти какую-нибудь жертву, т.к. Бог сильно «подви­га­ется» от жерт­вен­ной любви.

Отец девочки спро­сил:
– Чем же пожерт­вую, батюшка?

Старец сказал:
– Пожерт­вуй какую-нибудь одну свою страсть.

Тот, имея слабое пред­став­ле­ние о духов­ной жизни, отве­тил:
– Нет у меня ника­кой стра­сти.

Тогда старец спро­сил:
– Сига­реты куришь?
– Да, – отве­тил отец девочки.
– Итак, брось курить, по любви к дочери, и Бог сде­лает её здо­ро­вой, – потре­бо­вал старец.

Тот немед­ленно бросил курить. Девочка начала посте­пенно поправ­ляться и совер­шенно выздо­ро­вела, что под­твер­дили и врачи.

Отец, однако, забыв­шись, нару­шил свое обе­ща­ние Богу и опять начал курить. Одно­вре­менно же у дочери его опять начал обна­ру­жи­ваться рак, и девочка снова пришла в преды­ду­щее тяже­лое состо­я­ние. И тогда отец её опять пришел к старцу.

Читайте также:  Окончание вечерних молитв от пасхи до вознесения

Но старец с твёр­до­стью сказал ему:

– Если ты, будучи отцом, не имеешь любо­че­стия и не жерт­ву­ешь стра­стью, раз­ру­ша­ю­щей твое тело, ради жизни ребёнка, то и я не могу тебе помочь ни в чём.

Почему Бог не всегда испол­няет наши молитвы или медлит с их испол­не­нием?

• Потому, что часто люди живут без Бога, не испол­няют Его запо­ве­дей и взы­вают к Нему лишь с потре­би­тель­ской уста­нов­кой. Такую уста­новку можно назвать «молит­вен­ным взя­точ­ни­че­ством». В Свя­щен­ном Писа­нии читаем: «и чего ни попро­сим, полу­чим от Него, потому что соблю­даем запо­веди Его и делаем бла­го­угод­ное перед Ним» ( 1Ин.3:22 ).
По словам одного бого­слова «мы слиш­ком часто гово­рим о Его мол­ча­нии, но слиш­ком редко о нашей глу­хоте».

• Потому, что мы неми­ло­сердны. По словам свт. Иоанна Зла­то­уста «Что ты наде­ешься на то, что Бог даст тебе про­си­мое, если ты не дал своему ближ­нему?».

• Потому, что ещё не пришло время. Мы же не обла­даем все­ве­де­нием, как Бог, кото­рый абсо­лютно точно всегда знает что и когда нам тре­бу­ется для спа­се­ния.

• Потому, что хотим полу­чить без труда. Иногда моля­щи­еся бывают как дети, но не в смысле искрен­но­сти, к кото­рой при­зы­вал Хри­стос, а в тре­бо­ва­нии полу­чить про­си­мое немед­ленно и без труда. Есть пого­ворка: Молись так, как будто всё зави­сит только от Бога; дей­ствуй так, как будто всё зави­сит только от тебя. Гос­подь ждёт, когда и мы при­ло­жим соб­ствен­ные усилия для дости­же­ния про­си­мого. Он готов помочь нам, дать Свою бла­го­дать, а мы просим сде­лать за нас.

Пре­по­доб­ный Авва Доро­фей: «Если ты про­сишь семени для своего поля, то удобри прежде поле к при­ня­тию семени».

• Потому, что решаем за Бога каким обра­зом Он должен отве­тить на нашу просьбу. Мы счи­таем, что молитва должна испол­ниться опре­де­лён­ным обра­зом, но Бог всегда знает как лучше её испол­нить, ведь мы можем оши­баться, а Он нет. Напри­мер, просит чело­век вни­ма­ния в молитве, Бог авто­ма­ти­че­ски не лишает его помыс­лов, а при­во­дит в цер­ков­ную лавку к книге, кото­рая учит нерас­се­ян­ной молитве. Или мы просим о здра­вии тяжело боль­ного чело­века, а Бог не исце­лит его, но через болезнь или земную кон­чину при­ве­дёт к себе его близ­ких и спасёт и боль­ного по их молит­вам.

• Чтобы даро­вать нам ещё больше, воз­на­гра­див за тер­пе­ние ( Ин.20:29 ). Чело­век раз­ви­ва­ется пре­одо­ле­вая труд­но­сти, в духов­ной жизни та же зако­но­мер­ность. Неко­то­рые подвиж­ники не молили Бога об избав­ле­нии от стра­стей, желая боль­ших венцов в Цар­ствии Небес­ном.

• Когда мы просим того, что не полезно. То, что мы хотим, не всегда на пользу. Бог желает каж­дому чело­веку веч­ного спа­се­ния и бла­жен­ства, а не сию­ми­нут­ного уте­ше­ния.

• Дли­тель­ность про­ше­ний испы­ты­вает сте­пень жела­ния. Неда­ром ска­зано: «Дол­го­тер­пите в молит­вах». Посмот­рим при­меры из Еван­ге­лия: рас­слаб­лен­ный ожидал исце­ле­ния у купальни 38 лет; сог­бен­ная жен­щина 18 лет, кро­во­то­чи­вая – 12 лет.

Нередко после усерд­ной молитвы чело­век думает: «Нужно ли мне это в дей­стви­тель­но­сти?» Моля­щийся дух ведь не только сту­чится в Небес­ные двери. Он еще и спус­ка­ется в глу­бины сердца. Мино­вав поверх­ност­ные слои, те места, где живут при­выч­ные жела­ния, чело­век сходит глубже, туда, где этих жела­ний может уже не ока­заться. Там могут ока­заться другие нужды и просьбы, более важные и не такие замет­ные на первый взгляд.

• В то же время можно ска­зать, что молитва нико­гда не бывает без­от­вет­ной. По словам прп. Иоанна Лествич­ника: «Долго пре­бы­вая на молитве, и не видя плода, не говори: я ничего не при­об­рел. Ибо самое пре­бы­ва­ние в молитве есть уже при­об­ре­те­ние; и какое благо выше всего, при­леп­ляться ко Гос­поду и пре­бы­вать непре­станно в соеди­не­нии с Ним?»

Можно ли читать молитвы от жен­ского лица?

Молитва – не мантра, не закли­на­ние, а живое обра­ще­ние к Богу, святым или бес­плот­ным силам. Поэтому есте­ственно жен­щине обра­щаться в молитве от соб­ствен­ного имени.

Как научиться молитве?

Когда кто-то сетует, что не может научиться молиться, то резонно спро­сить, а как Вы учи­тесь?

  • Тре­бу­ется изу­чать опыт тех, кто пре­успел молитве. Суще­ствует много книг об этом. См. книги о молитве.
  • Необ­хо­димо посе­щать цер­ков­ные бого­слу­же­ния, где всё при­спо­соб­лено для кон­цен­тра­ции на молитве.
  • Важна регу­ляр­ная личная молитва.

Точно так же, как спортс­мен должен застав­лять себя тру­диться во время тре­ни­ро­вок, хри­сти­а­нин при­ла­гает труд к тому, чтобы молиться, даже когда не хочется.

Молитва — это то, что вызы­вает есте­ствен­ный бунт пад­шего чело­ве­че­ского есте­ства.

С одной сто­роны, молитва – это дар Божий. Но дар молитвы дается моля­ще­муся. Когда чело­век понуж­дает себя к посто­ян­ной, еже­днев­ной молитве, тогда, в конце концов, при­об­ре­тает и навык и бла­го­дать, укреп­ля­ю­щую его в молит­вен­ном подвиге.

Не путайте молитву и молит­во­сло­вие: первая от сердца, вторая устами.

Свт. Игна­тий (Брян­ча­ни­нов): Все пре­пят­ствия встре­ча­е­мые на поприще молитвы, побеж­да­ются посто­ян­ством в молитве.

Как же Хри­стос гово­рил: «А молясь, не гово­рите лиш­него, как языч­ники, ибо они думают, что в мно­го­сло­вии своем будут услы­шаны; не упо­доб­ляй­тесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего про­ше­ния у Него» ( Мф.6:7–8 )?

Язы­че­ская молитва пред­став­ляла собой одно­об­раз­ное повто­ре­ние слов, обра­щен­ных к боже­ству, и лишен­ных искрен­них чувств, как мантру. В Св. Писа­нии есть пример язы­че­ской молитвы. Жрецы Ваала, собрав­шись на Кармил, от утра до полу­дне при­зы­вали имя своего идола, говоря: “Ваале, услыши нас!” ( 3Цар.18:26 ). Этот прин­цип исполь­зо­вали и фари­сеи.

Цель молитвы — не ска­зать как можно больше слов. Цель – войти в молит­вен­ное состо­я­ние. Это такое состо­я­ние, состо­я­ние духа, ума, при кото­ром молитва не про­яв­ля­ется в каком-то выра­же­нии, а она посто­янно при­сут­ствует в сердце.

Читайте также:  Как защитить себя от соседей молитва

Что каса­ется про­дол­жи­тель­ных молит­вен­ных правил, то они сло­жи­лись в полном согла­сии со сло­вами Спа­си­теля: “Цар­ство Небес­ное силою берется, и упо­треб­ля­ю­щие усилие вос­хи­щают его” ( Мф.11:12 ). В молитве, кроме бла­го­дар­но­сти и сла­во­сло­вия, могут быть и земные про­ше­ния, о чем гово­рит Иисус Хри­стос: “Про­сите и дастся вам” ( Мф.7:7 ). При этом Гос­подь при­зы­вает к настой­чи­во­сти ( Лк.18:1–7 ), ( Лк.11:5–13 ). Сле­до­ва­тельно 8‑ой стих гово­рит не о про­дол­жи­тель­но­сти наших молитв и настой­чи­во­сти в про­ше­ниях, а о каче­стве ее. Подвиж­ники веры опытно убеж­да­лись, что долгий молит­вен­ный труд очи­щает и осве­щает душу.

Почему иногда молитвы испол­ня­ются, но не так, как нам бы хоте­лось?

Бог пре­мудр и все­ве­дущ, Он всегда пред­ла­гает чело­веку то, что для чело­века дей­ственно и посильно. Его дей­ствие направ­лено в первую оче­редь на духов­ное исце­ле­ние, спа­се­ние в веч­но­сти.

Прот. Максим Козлов:
“Нужно созна­вать цену молитве. Скажем, мать, про­ся­щая об избав­ле­нии от стра­сти нар­ко­ма­нии своего сына, должна пони­мать, что это менее всего веро­ятно про­изой­дет так, что завтра он проснется аки агнец, забыв­ший о своих при­стра­стиях, тру­до­лю­би­вый, воз­дер­жан­ный и любя­щий своих ближ­них. Скорее всего, прося об избав­ле­нии сына, она просит ему скор­бей, болез­ней, тех или иных очень непро­стых жиз­нен­ных обсто­я­тельств, с кото­рыми сын может столк­нуться – может быть, армии, тюрьмы.
Цену молитвы нужно осо­зна­вать, но молиться, тем не менее, нужно о пра­виль­ном и не бояться Бога”.

Суще­ствуют ли особо силь­ные молит­во­сло­вия против дья­вола?

Дьявол боится не текста, не опре­де­лён­ных слов, а искрен­ней веры. Вспом­ним, что сам дьявол, во время иску­ше­ния в пустыне, сво­бодно цити­рует Христу 90‑й псалом кото­рый счи­та­ется осо­бенно силь­ным ору­дием против демо­нов.

На молитве сле­дует осте­ре­гаться:

  • Игры вооб­ра­же­ния, пред­став­лять себе тех, к кому обра­ща­ешься.
  • Поиска бла­го­дат­ных состо­я­ний. Нужно исклю­чить искус­ствен­ное подо­гре­ва­ние эмоций, чтобы не при­нять душев­ное уте­ше­ние за духов­ное и не встать на путь духов­ного само­удо­вле­тво­ре­ния.
  • Виде­ний и откро­ве­ний. Им не сле­дует дове­рять и счи­тать себя недо­стой­ными их.
    Из “Отеч­ника”: Неко­то­рому брату явился диавол, пре­об­ра­зив­шись в Ангела света, и сказал ему: «Я – Архан­гел Гав­риил, послан к тебе». Монах на это отве­чал: «Смотри! не к кому ли дру­гому ты послан? потому что я недо­стоин того, чтобы посы­ла­лись ко мне Ангелы». Диавол тотчас исчез.
  • Зло­сло­вия. “Отцы церкви строго запре­щали при­зы­ва­ние про­кля­тий, даже на головы врагов, — в молитве за других можно про­сить только того, что про­сишь для себя, то есть пре­иму­ще­ственно благ небес­ных и духов­ных”. патро­лог. А.И. Сидо­ров

Молитва есть вели­чай­ший, бес­цен­ный дар Творца твари, чело­веку, кото­рый чрез нее может бесе­до­вать с Твор­цом своим, как чадо с Отцом, изли­вать пред Ним чув­ства удив­ле­ния, сла­во­сло­вия и бла­го­да­ре­ния.
св. пра­вед­ный Иоанн Крон­штад­ский

Сна­чала нужно понуж­даться к молитве; вскоре она начнет достав­лять уте­ше­ние, и этим уте­ше­нием облег­чать понуж­де­ние, обод­рять к понуж­де­нию себя. Но к молитве нужно понуж­де­ние в тече­ние всей жизни, и редкие подвиж­ники изба­ви­лись, по при­чине обиль­ней­шего бла­го­дат­ного уте­ше­ния, от понуж­де­ния себя: молитва дей­ствует убий­ственно на нашего вет­хого чело­века; доколе он жив в нас, дотоле про­ти­вится молитве как вку­ше­нию смерти. Падшие духи, зная силу молитвы и ее бла­го­твор­ное дей­ствие, ста­ра­ются вся­че­ски отвлечь от нее подвиж­ника, под­учая упо­треб­лять время, назна­чен­ное для молитвы, на другие дела: или же они ста­ра­ются уни­что­жить и осквер­нить ее сует­ною и гре­хов­ною рас­се­ян­но­стью, при­нося во время совер­ше­ния ее бес­чис­лен­ные житей­ские и гре­хов­ные помыслы и меч­та­ния.
свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов)

Конечно, всякая доб­ро­де­тель, тво­ри­мая ради Христа, дает бла­го­дать Духа Свя­таго, но более всего дает молитва, потому что она как всегда в руках наших как орудие для стя­жа­ния бла­го­дати Духа.
св. Сера­фим Саров­ский

Мать всех доб­ро­де­те­лей – молитва: она не только может очи­щать и питать, но и про­све­щать и в состо­я­нии сде­лать подоб­ными солнцу искренне моля­щихся.
св. Нил Синай­ский

Да не отхо­дит от мысли твоей убеж­де­ние, что одно воз­но­ше­ние ума к Богу и одно сми­рен­ное коле­но­пре­кло­не­ние во славу и честь Божию несрав­ненно более ценно, чем все сокро­вища мира.
св. Нико­дим Свя­то­го­рец

Кто может усердно молиться, тот богаче всех, хотя бы он был беднее всех. Напро­тив, кто не при­бе­гает к молитве, тот, хотя бы сидел на цар­ском пре­столе, слабее всех.
Молитва, совер­ша­е­мая с усер­дием, есть свет для ума и души, свет неуга­си­мый.
Молитва и слу­же­ние Богу есть знак всякой пра­вед­но­сти, она явля­ется неким боже­ствен­ным и духов­ным оде­я­нием, про­ли­вает в наши мысли боль­шую кра­соту, управ­ляет жизнью каж­дого, не поз­во­ляет ничему дур­ному и неумест­ному гос­под­ство­вать над умом, убеж­дает почи­тать Бога и ува­жать ту честь, какая от Него дару­ется нам, учит уда­лять от себя всякое ухищ­ре­ние лука­вого, изго­няет постыд­ные и непри­лич­ные раз­мыш­ле­ния, при­во­дит душу каж­дого в состо­я­ние пре­зре­ния к удо­воль­ствиям.
св. Иоанн Зла­то­уст

Не нужны Богу наши молитвы! Он знает, и прежде про­ше­ния нашего, в чем нуж­да­емся; Он, Пре­ми­ло­сер­дый, и на не про­ся­щих у Него изли­вает обиль­ные щед­роты. Нам необ­хо­дима молитва: она усво­яет чело­века Богу. Без нее чело­век чужд Бога, а чем более упраж­ня­ется в молитве, тем более при­бли­жа­ется к Богу.
свт. Игна­тий Брян­ча­ни­нов

Без молитвы и чтение свя­то­оте­че­ских писа­ний, и пост, и память смерт­ная ока­жутся чем-то совер­шенно мерт­вым и пустым, напо­до­бие книг, сто­я­щих на полке у негра­мот­ного чело­века.
схи­и­гу­мен Авраам (Рейд­ман)

Молиться – это значит нахо­диться в том особом внут­рен­нем состо­я­нии, когда духов­ное начало в чело­веке входит в таин­ствен­ное и непо­сред­ствен­ное сопри­кос­но­ве­ние с Гос­по­дом Богом и поту­сто­рон­ним неви­ди­мым миром.
про­то­и­е­рей Вален­тин Свен­циц­кий

Источник статьи: http://azbyka.ru/molitva