Меню

Безмолвие есть уже молитва

Молитва молчания: ”в тишине и уповании крепость ваша”

Приветствую, дорогие читатели.

Давайте, поразмышляем, что означает молитва молчания или молитва в безмолвии. Некоторые называют ее молитвой тишины. Но сколько бы не было названий, смысл остается одним и тем же. Молитва относится больше к нашей духовной жизни, чем к догматическому богословию.

Мы часто хотим ухватиться за Бога своим разумом: удержать Его мыслью и ограничить “Святого Израилева”. Но Бог, как ускользающая реальность, которую невозможно поместить в черепную коробку.

Господь для нас непостижим, если мы хотим познать Его только через написанные буквы в Библии, как пытаются некоторые христиане. Слово Божье дано нам, чтобы мы могли пережить духовную реальность в собственном сердце.

Бога невозможно охватить разумом, но можно объять своим духом и любовью. Ведь Бог есть Дух, а мы духовные творения, являющиеся Его образом и подобием. Только подобие может соединиться с Тем, Кому оно подобно. Слиться с Богом возможно только духом, поэтому и сказано: “Соединяющийся с Господом, есть один дух с Господом”.

Духовная сущность личности

Наша духовная природа, существующая по об­разу Творца, ускользает от постижения и в этом имеет полное сходство с тем, что лежит выше нас; в непостижимости себя самой, обнаруживая отпечаток природы непри­ступной.

Христиане хотят стать едиными с Богом через учение, но единство достигается только через духовную жизнь. Это состояние бытия, которое укоренено в Боге.

Внутри нас есть глубина, которая находится не только в нашей душе и теле. На самом деле, она имеет источником Самого Бога: истекает из Него, движется Им и возвращается к Нему.

Бездна бездну призывает голосом водопадов Твоих; все воды Твои и волны Твои прошли надо мною.

Как можно утверждать, что Божья бездна заключена в человеке как в темнице?

Божья бездна взывает к бездне нашей души. И они не ограничены временем, пространством и местоположением. Бездна личности – есть человеческий дух, который Бог поместил в нас, как светильник Своего присутствия. Это искра Божественной жизни в нас, которая возжигается Святым Духом, чтобы гореть в нас вечно и зажигать души других людей.

Наша индивидуальность – это не только наши мысли, чувства и воля, но дух и сердце. Сокровенный сердца человек находится в центре нашей сущности, там, где Бог обещал сотворить Свою обитель. Там глубоко в нашей душе – тишина и молчание.

Единственное средство ответить на вопрос, что такое личность, это сказать: личность – это Я сам. Но понять, что такое «я сам», – это значит понять свою непонятность. В этом состоит последнее слово о личности, и это слово указывает на то, что невыразимо в слове и в понятии, что «постигается в молчании».

Бог – это таинственная жизнь и бытие всего сущего. А мы превращаем таинство жизни в обычные символы веры, которые даже до конца не понимаем.

Мы действительно думаем, что полностью постигли смысл Никейского символа веры?

Вера – это не только христианские доктрины, но и живое упование на Бога в молитве. Слово Божье является хлебом для души, которым необходимо питаться и поддерживать жизнь нашего духа. Мы вникаем в Слова Бога, как пчелы проникают в глубину цветка, чтобы вкусить благость Божью. А в молитве мы погружаемся в Господа, чтобы прилепиться к Нему.

Многословие в молитве

Молитва очень часто становится для нас односторонней болтовней, в которой мы говорим без умолку, поэтому не можем услышать Небесного Отца.

В Евангелии от Матфея в 6 главе нам сказано про молитву:

Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.

А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны;

не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него.

Христиане воспринимают молитву, как общение с Богом. И это правильно. Проблема только в том, что в молитве говорить должны не только мы, но и Бог. На самом деле, когда в нашем молчании начинает звучать тихий голос Божий, это намного полезнее для нашей души, чем когда разговариваем только мы.

Верующие люди стали считать молитву только как приношение своих забот перед Богом. И это тоже нужно делать. Не поймите меня неправильно, я не против, чтобы молиться за свои желания и нужды. Но мне кажется, что мы превратили молитву в одностороннее общение: когда мы непрестанно разглагольствуем, а Бог молчит.

Есть люди, с которыми при встрече невозможно вставить ни одного слова, потому что высказываются только они. Вы понимаете, что им интересны только они сами и их личные проблемы. Поэтому у них никогда не хватает времени и терпения выслушать другого. В такие минуты вы осознаете одиночество, как и каждый из нас иногда испытывает эту внутреннюю тоску.

Бывает время, когда нужно выслушать человека, но приходит момент и потребность раскрыть свою душу близкому другу. Ведь согласитесь, довольно странные складываются отношения: когда один друг все время рассказывает о себе, а другой служит ему жилеткой для слез и постоянно решает его трудности.

Да, необходимо открывать свои нужды Господу, чтобы отдавать Ему тревоги, которые нас угнетают. Но мы говорим, говорим и говорим в молитве. И не способны перестать беспокоиться и решать проблемы.

В какой-то момент, христиане решили, что смысл молитвы приближаться к Богу и излагать Ему список своих просьб. А Он выслушивает и решает – стоит ли отвечать.

Редко говорят: “я осознал Божье присутствие и услышал Его тихий голос”. Больше звучит свидетельств, что Бог услышал молитву человека и ответил на нее чудесным образом. И это действительно радостное событие, когда Бог исполняет желания наших сердец, исцеляет тело, восполняет нужды и защищает наших родных.

Но куда важнее ощутить в молитве Господа: почувствовать Его любовь и увидеть очами сердца, что Он всегда рядом с нами. Когда вы находитесь с близким человеком, то не всегда говорите друг с другом. Иногда молчание создает невероятное единство и близость. В тишине мы познаем единение с Господом и Его сладостное благоухание.

Беспокойные мысли

Так просто на словах, но так сложно на деле: остановиться, чтобы услышать нашего Творца. Ведь, Господь “в веянии тихого ветра”, поэтому нужно прислушиваться к Его речи.

Тишина – это не только отсутствие внешних звуков, но и безмолвие в нашем разуме.

Люди считают, что не иметь мыслей в своей голове, очень легко. Но это так, кажется на первый взгляд, потому что редко кто-то наблюдает за своим мыслительным процессом.

В какой-то степени, все живут неосознанно, как роботы: каждый момент, совершая определенные действия, которые необходимы для решения повседневных задач. И каждое дело пытаются довести до автоматизма, чтобы эффективно решать проблемы, но упускают самое главное – Божественное присутствие и саму жизнь.

Но в тоже время, мысли всегда блуждают в разуме. Где-то на заднем фоне сознания они постоянно несутся, как машины по скоростной трассе, за которыми человек не может уследить. Но люди настолько пребывают в суете дня, что просто их игнорируют.

Но когда они останавливаются на мгновение, и все же замечают их присутствие в уме, то пытаются отогнать, как надоедливых мух. Потому что они приносят либо воспоминания прошлого, которые хотелось бы забыть, либо страхи и опасения за будущее. Мозг непрерывно работает, даже когда человек спит.

Лишь когда люди заняты каким-то делом, то могут отдохнуть от роящихся мыслей, которые словно неутомимые пчелы в улье. И они всегда с ними, где-то на периферии разума.

После сложного рабочего дня, когда мы приходим домой, то начинаем искать подходящие занятия, чтобы не думать о своих проблемах. Хорошо, если кто-то дожидается нас у семейного очага, тогда не нужно посвящать свое время размышлениям о смысле жизни. А если никто не ждет, кроме телевизора, компьютера и дивана, то только им мы и посвятим свой вечер.

То, что нам очень сложно контролировать наши мысли, а тем более, остановить их непрерывное движение. Поэтому ни о какой тишине и безмолвии внутри нашей души не может идти и речи. Конечно, мы можем создать тишину снаружи, но что делать с мыслями, которые постоянно толпятся в нашей голове во время молитвы.

Тогда, как нам услышать Бога, посреди всего этого внешнего и умственного шума?

Выход только один: учиться в безмолвии представать перед Богом, чтобы возлагать надежду на Него.

Молитва тишины

ибо так говорит Господь Бог, Святой Израилев: оставаясь на месте и в покое, вы спаслись бы; в тишине и уповании крепость ваша;

Есть духовная дисциплина, чтобы остановить свои непрерывные мысли, которую я использую в своей жизни.

Во-первых, осознайте, что вас беспокоит, и откройте свои помыслы и чувства Богу. На первой стадии молитвы, можно выговориться Небесному Отцу, но не потому, что Он не знает ваших нужд, а скорее, чтобы излить Ему свое сердце.

Во-вторых, начните размышлять о Боге и соотнесите свою нужду с Его обетованиями. Возьмите Библию и с молитвой ее читайте. Найдите стих в Писании, который прикоснется к вашей проблеме и будет как бальзам для ран. И затем, сфокусируйте на нем ваше внимание.

Произносите библейский стих про себя или вслух, если рядом никого нет, иначе вас могут неправильно понять. Повторяйте его или несколько слов из Писания, пока в сердце не придет тишина, а разум успокоится от блуждания.

К примеру, это могут быть слова: “в тишине и уповании крепость ваша”. Не останавливайтесь, концентрируйтесь на этих словах и на осознании Бога. Но не пытайтесь понять умом эту истину, а пропитайтесь ею и примите в сердце. И вас начнет поглощать Божественный покой, который наполнит вашу душу.

Слово Божье – это дух и жизнь. Когда мы не анализируем Библию рациональным разумом, а углубляемся в нее сердцем, то обретаем Божественное присутствие.

В-третьих, мы постепенно войдем в тишину и упование. Можно прекратить повторение стиха из Библии и верою взирать на Господа. Мысли все еще будут блуждать в разуме, но уже в меньшей степени. Не пытайтесь изгнать их полностью, потому что усилие с вашей стороны только подпитает их энергией. Необходимо смотреть на эти мысли, наблюдая за ними со стороны, как будто они не ваши.

Когда мысли будут приходить, просто отпускайте их. Не удерживайте их в сознании, пусть они приходят и уходят. И они испаряться, как туман вместе с чувствами страха и беспокойства.

Бог дал нам способность осознавать себя и свое мышление. Отрешившись от своего “я”, вы наполнитесь Божественной жизнью.

В заключение, хочу как пример, привести аналогию с природой.

Взгляните на окружающий мир – на любое природное явле­ние. Божественное творение всегда спокойно и величественно – оно всегда таково: даже когда бушует ураган на море или на суше, даже когда хлещет ливень и грохочет гром. Во всем этом есть величие и спокойствие. И еще, во всем этом есть сила.

Читайте также:  Молитва чтобы избавиться от дурных мыслей

Когда океан бушует во время шторма, на его глубинах нет никакого движения и волнения. На поверхности, волны поднимаются ввысь к небесам и падают с высоты, сметая все на своем пути, но на дне спокойно лежит песок, который держит необъятные объемы воды.

Океан отвлекает наше внимание от нас же самих, от пус­того бессмысленного круговорота мыслей. Мы можем взглянуть на него, проникнуть взглядом в его глубины и увидеть, кажется, самую его душу. И эта душа океана, скажет вам: “Во мне есть лишь глубина и покой. А брызги над моей поверхностью – это то, что при­ходит и уходит. Так же и ваши мятущиеся мысли – лишь то, что приходит и уходит. Глубина и покой вашей души – вот то, что истинно ваше, вот то, что остается навсегда”.

Царство Божие внутри нас. Там все замерло и погрузилось в Божественное безмолвие. И только в сердцевине нашей души, мы можем встретить Бога.

Источник статьи: http://suveren-blagodat.ru/distsiplina-blagodati/molitva-molchaniya-v-tishine-i-upovanii-krepost-vasha.html

БЕЗМОЛВИЕ

1. В чем состоит безмолвие?

Желающий истинно безмолвствовать в келлии и не увлекаться вну­шениями демонскими да устранит себя от всего, обычного между че­ловеками: да не порицает и не похваляет никого, да не превозносит правды человеков, да не внимает недостаткам их, и да не попустит пре­быть в сердце своем жалу памятозлобия на ближнего.

2. Каково значение безмолвия и какая бывает польза от него подвижнику?

Брат спросил авву Руфа: какое значение безмолвия, и какая польза от него? Старец отвечал ему: безмолвие есть уединенное пребывание в келлии своей в разумном (разумное, а не безрассудное) и страхом Бо­жиим, в памятовании Бога (в различных видах молитвы), в удалении от памятозлобия и высокоумия (эти две страсти очень борют безмолвника, основываясь первая на второй). Такое безмолвие рождает все доб­родетели и охраняет инока от всех разженных стрел врага, не допуская уязвляться ими. Истинно, истинно говорю: стяжи, брат, такое безмолвие. Памятствуй о смерти твоей, потому что не веси, в кий час тать приидет ( Лк. 12:39 ). Бодрствуй над душею твоею.

3. Какую пользу приносит иноку безмолвие?

Вино скрывают в глубоких погребах и укрывают его: тогда оно устаивается, получает крепость и вкус. Подобно этому действуют на инока безмолвие и невменяемость. Невозможно ему сохранить в целости своей подвиг иначе, как в безмолвии и при искреннем сознании своего недостаточества во всех отношениях. (Авва Исаия)

4. Почему так ценно для инока келейное безмолвие?

Некоторый монах сказал авве Арсению: помыслы безпокоят меня, говоря: ты не можешь выносить ни поста, ни подвигов; посещай, по крайней мере, больных, потому что это – дело любви. Старец, поняв, что помыслы насеяны бесами, сказал ему: иди, ешь, пей, ничего не делай, только не оставляй келейного безмолвия. Старец сказал так, зная, что келейное безмолвие приведет монаха к должному жительству, если монах пребудет терпеливо в безмолвии.

5. Почему желающий безмолвствовать должен поселиться или в пустыни, или в лавре, где много братии?

Старец сказал: желающий безмолвствовать должен поселиться или в пустыню, или в лавру, где много братий. Если же он поселился в месте близком и малоудаленном, то впадает в большое развлечение. Когда кто, посетив такое место, и, не имея где успокоиться, придет к нему и скажет: мне негде успокоиться, а также и многие будут приходить и говорить так: то от пришествия странных по необходимости безмолвствующий инок будет впадать в развлечение. Если ж будешь жить близ других братий, то и в таком случае, когда не примешь странника, мысль твоя пребудет без смущения: потому что он может найти себе успокоение у другого брата. И так во множестве братий ты будешь иметь покой и возможность сохранить безмолвие свое о Господе.

6. Как должно безмолвствовать в келлии своей?

Брат вопросил старца: как должно безмолвствовать в келлии своей? Старец отвечал ему: безмолвствовать в келлии своей значит повергать себя ежечасно пред Богом, наблюдать за помыслами, всеваемыми от врага: в этом состоит бегство от мира. – Брат спросил: что есть мир? Старец отвечал: мир состоит в деянии нижеестественном и в исполнении своей воли: мир – когда кто печется о теле более, нежели о душе и хвалится имением. Сказал Апостол, возлюбленный ученик: не любите мира, ни яже в мире.

Безмолвствующий должен ежечасно истязывать себя: прешел ли он удерживающих его на воздухе? Освободился ли от них, находясь еще в теле? Или еще в чем повинуется и работает им и еще не освобожден?

7. Что должен делать живущий в безмолвии?

Сидя в келлии твоей, имей память Божию на всякий час, и вселится в тебя страх Божий; исторгни из души твоей всякое прегрешение, всякую злобу и беззаконие.

8. Каковы три делания безмолвной жизни, чрез которые Господь вселяется в человека?

Авва Пимен сказал: Нестяжание, терпение и рассуждение суть три делания безмолвной жизни, как и Писание говорит: Аще будут сии трие мужи среди ея, Ное, и Даниил и Иов, тии в правде своей спасутся ( Иез 14:14 ). Ной изображает собою нестяжание, Иов – терпение, Даниил – рассуждение. Если эти три делания будут в человеке, то Бог будет обитать в нем.

9. Что должен делать безмолвствующий в келлии?

Авву Исаию спросили: что должен наблюдать безмолвствующий в келлии? Он отвечал: Подвизающийся, сказано в Писании, да воздержится от всех. Возделывающий истинное безмолвие должен непрестанно повергаться пред всеблагим Богом во смирении, тщательно заниматься молитвою и всеми силами отгонять от себя лукавые помыслы: в этом – бегство от мира. При таком поведении и настроении подвижника Господь обуздает неистовство врагов. Сам же человек что может сделать? Он – лишь плоть и кровь.

Безмолвствующий должен ежечасно всматриваться в себя, миновал ли он демонов, удерживающих души на воздухе? Освободился ли он от них, находясь еще в земной жизни? Он не освободился, если находится в порабощении у них; он должен подвизаться и испросить у Бога помилование. (Авва Исаия)

Опять сказал: Безмолвствующий должен соединить с дыханием своим ощущение страха Божия и размышлять постоянно о том, как предстать ему на суд Божий. Нет страха Божия в человеке, если сердце его повинуется греху; он далек еще от милости Божией. (Авва Исаия)

Я спросил его: что должен наблюдать безмолвник? Он отвечал: безмолвствующему необходимы следующие три делания: постоянное пребывание в страхе и недоверие к себе, непрестанное устремление к Богу молитвою с прошением помощи и помилования, неупустительная бдительность над сердцем. (Авва Исаия)

Опять сказал: Безмолвник должен хранить себя от слышания какого бы то ни было неполезного слова. В противном случае он погубит весь труд свой. (Авва Исаия)

Уединившись на безмолвие в келлию, установи себе употреблять постоянно такое количество пищи, которое бы удовлетворяло потребности тела, чтоб оно пребывало способным к подвигу, совершаемому ради Бога, и не понудило по причине изнеможения к выходам из келлии. Но никакого рода пищи, ни дорогой, ни дешевой, не вкушай по увлечению сластолюбивым пожеланием. (Авва Исаия)

Если в то время, как безмолвствуешь в келлии, начнут посеваться в сердце твоем семена скверны (плотское вожделение); смотри, противостань этому влечению души твоей, чтобы оно не возобладало тобою. Постарайся вспомнить Бога и то, что Он соприсутствует тебе, что открыто пред Ним помышляемое тобою в сердце твоем. Скажи душе твоей: «если ты стыдишься подобных тебе грешников и боишься, чтоб они не увидели грехов твоих: тем более должно стыдиться и страшиться Бога, пред Которым открыто все». От такого размышления возбуждается в душе страх Божий. Когда утвердишься в нем, страсти перестанут колебать тебя, как и Писание свидетельствует: надеющийся на Господа, яко гора Сион: не подвижится во век живый во Иерусалиме ( Пс. 124 ). (Авва Исаия)

Хотящие безмолвствовать душеполезным безмолвием должны внимательно охранять себя от всего, чем скрадывается безмолвие, не терять времени, предаваясь мысленным пленениям и горькому порабощению в духе, увлекающим сердца безмолвников в несвойственное им мысленное занятие, при котором оставляется плач о грехах своих. (Авва Исаия)

Безмолвствуя в келлии, особливо заботься о трех деланиях: о молитве, о поучении и о рукоделии. (Авва Исаия)

Брат спросил авву Пимена: что должно мне помышлять, безмолвствуя в келлии? Старец отвечал: я подобен человеку, погрязшему в болоте по шею, с бременем на шее – и вопию к Богу: помилуй меня.

Этим изречением изображается внутреннее делание Пимена Великого. Все оно совокупилось в молитвенный плач. Помилуй меня! Это выражение внедрившегося в душу плача. Плач, когда достигнет развития своего, не может облекаться в многомыслие и многословие: он довольствуется для выражения необъятного духовного ощущения самою краткою молитвою.

Сказал авва Стратигий: претерпевайте пребывание в келлии, безмолвствуя, охраняя ум от греховных и пустых помыслов, молясь непрестанно, возлагая надежду вашу на Бога, и Он даст вам разум Свой (духовный) и просветит ваш ум.

10. Может ли безмолвствовать в келлии своей человек, не имеющий в себе ни Божественного залога, ни залога мира сего?

Авва Иоанн сказал: Если человек имеет в душе своей залог Божественный, то может безмолвствовать в келлии своей. Также может пребывать безвыходно в келлии и тот, кто, не имея Божественного залога, имеет залог мира сего. Не может пребывать в келлии не имеющий ни Божия залога, ни залога мира сего.

Это значит: упражняющийся в умной молитве и плаче удовлетворяется и дорожит безмолвием келлии; можно дорожить пребыванием в келлии по причине какого-либо пристрастия, например, по причине пристрастия к рукоделию с сребролюбивою целию. Без этих залогов пребывание в келлии невыносимо.

11. Тот, кто любит безмолвие, должен ли примешивать себя к тем, сердце которых всецело устремлено к суетности?

Если любишь безмолвие – не примешивай себя к тем, которых сердце всецело устремлено к суетности. Если случится нечаянно быть с ними, будь как чуждый им. (Антоний Великий)

12. Как относились святые Отцы – подвижники безмолвия к тем, кто нарушал их безмолвие?

Рассказывали об авве Пимене, что он безмолвствовал в Ските с двумя братиями своими по плоти. Меньший оскорблял его. И сказал Пимен другому брату: меньший брат возмущает наше безмолвие: встанем, уйдем отсюда. Не сказав ничего меньшему брату, они ушли. Брат, заметив, что они долго не возвращаются, вышел из келлии посмотреть где они, и увидел, что они уже далеко. Тогда с криком побежал он вслед за ними. Авва Пимен сказал брату, шедшему с ним: пождем брата, потому что он трудится. Они остановились. Меньший брат, настигши их, спросил: куда идете вы, оставя меня? Старец отвечал ему: мы уходим от тебя, потому что ты разрушаешь наше жительство. Меньший брат сказал на это: истинно, истинно говорю вам: куда вы ни пойдете, пойду и я с вами. Старец, видя незлобие его, сказал другому брату: он поступает так не намеренно, но враг употребляет его в свое орудие. И возвратились они в свою келлию.

Читайте также:  Молитвы для чтения болящему

Меньший брат аввы Пимена, Паисий, завел знакомство с некоторыми монахами из других келлий, в противность желанию Пимена. Пимен пошел к авве Аммону и сказал ему: мой брат Паисий завел знакомство с посторонними лицами, от чего я не имел покоя. Авва Аммон отвечал ему: Пимен! и еще ли ты жив? поди пребывай в келлии твоей, и имей в сердце твоем, что протек уже год, как ты в могиле.

13. Позволительно ли подвизавшемуся в полном безмолвии творить милостыню и являть любовь ближним телесными делами?

Всякая милостыня, или любовь, или милосердие, или что-либо иное, делаемое невидимому ради Бога, но препятствующее твоему безмолвию, обращающее око твое в мир, ввергающее тебя в попечение, отторгающее от памятования Бога, пресекающее молитвы твои, вводящее в тебя возмущение и непостоянство помыслов, возбраняющее тебе заниматься назиданием себя Божественным чтением, этим оружием против парений, ослабляющее хранение твое, понуждающее к выходам после затвора и к возвращению в общество человеков после уединения, возбуждающее на тебя погребенные страсти, разрешающее узы, которыми связаны чувства твои, воскресающее твое умерщвление для мира, сводящее тебя от делания ангельского, сосредоточенного в попечении об одном, поставляющее тебя в разряд мирян – да погибнет такая правда! Исполнение долга любви телесными услугами принадлежит к деятельности мирян или и иноков, но недостаточных, не пребывающих в безмолвии, или в безмолвствующих, но коих безмолвие соединено с сожительством с единомысленными братиями, а потому и с постоянными выходами из келлии и принятием братий в келлию. Для таких хорошо и достохвально (являть любовь к братии телесными делами). (Преп. Исаак Сирский)

Действительно избравшим отшельничество от мира телом и умом, чтоб сосредоточить мысли свои в уединенную молитву при посредстве умерщвления ко всему преходящему, к видению предметов мира и к воспоминанию их, должно служить Христу не телесными делами и не наружною правдою с целью оправдаться ею, но умерщвлением по слову Апостола, удов своих, яже на земли ( Кол. 3:5 ), жертвоприношением чистых и непорочных помыслов, этих начатков самовозделывания, злостраданием телесным в терпении бед ради надежды на будущее. Монашеское жительство равночестно ангельскому. Не должно нам оставлять делания небесного и держаться делания вещественного. (Преп. Исаак Сирский)

Некоторый старец сказал: «Дивлюсь тем, которые смущают себя в деле безмолвия для того, чтоб услужить другим в телесном». – Опять сказал: «Не должно нам к делу безмолвия примешивать попечение о чем другом. Всякое дело да чествуется в своем месте, чтоб жительство наше не было смешанным. Имеющий попечение о многих делается рабом многих; оставивший же все и пекущийся о устроении души своей делается другом Богу. Смотри: подающих милостыню и исполняющих обязанность любви к ближним в телесном много и среди мира; делатели же благого безмолвия, посвятившие ему себя всецело, едва обретаются и редки. Кто же из творящих милостыню посреди мира, или правду служением тела возмог достигнуть хотя одного из тех дарований, каких сподобляются от Бога жительствующие в безмолвии?» Опять сказал: Если ты мирянин: то пребывай в жительстве мирских добродетелей. Если же ты – монах: то сияй делами, которыми изяществуют монахи. Если ж захочешь упражняться в добродетелях того и другого жительства: то отпадешь от обоих. Дела монаха суть следующие: свобода от телесных занятий, телесный труд в молитвах и непрестанное сердечное памятование Бога (т. е. память Божия или поучение). Суди сам: возможно ли тебе, оставя это, удовольствоваться мирскими добродетелями. (Преп. Исаак Сирский)

14. Не может ли инок, злострадающий в безмолвии, стяжать эти два жительства, т.е. с попечением о Боге иметь в сердце иное попечение?

Если желающий жить в безмолвии, думаю я, не оставит всего и не сосредоточит всех попечений в попечении о единой своей душе: то не возможет жительством своим неоскудно удовлетворить деланию, свойственному безмолвникам, хотя б он поставил себя вне житейских попечений. Тем более это случится с ним, когда он допустит себе попечение о ином. Господь, оставив Себе одних для служения Ему посреди мира и для попечения о Его чадах, других избрал для служения пред лицом Его. Можно видеть различие чинов не только при дворах земных царей, где постоянно предстоящие лицу царя и допущенные в его тайны славнее тех, которые употреблены для внешнего служения: это же усматривается и у Небесного Царя. Находящиеся непрестанно в таинственном общении и беседе с Ним молитвою, какой стяжали свободный доступ к Нему! Каких сподобляются богатств небесных и земных, какую показывают власть над всею тварию! Больше тех, которые служат Богу имением своим и житейскими попечениями, благоугождая Ему творением добрых дел, хотя и это велико и очень хорошо. И потому нам должно избирать в образец подражания не последних, скудных в Богоугождении, но святых страдальцев и подвижников, просиявших своим жительством, оставивших житейское и на земле возделавших Небесное Царство, тех, которые однажды и навсегда отринули земное и воздели руки к вратам Небесным. (Преп. Исаак Сирский) Стр. 256 (28)

Чем благоугодили Богу древние Святые, проложившие нам путь этого жительства? Святый Иоанн Фивеянин, сокровищница добродетелей, источник пророчества, благоугодил Богу внутри затвора своего, услуживая ли братии телесно, или молитвою и безмолвием. Не прекословлю, что и первым способом многие благоугодили Богу, но недостаточнее благоугодивших молитвою и оставлением всего. Ясно, в чем должна заключаться помощь пребывающих в безмолвии и благоискуствующих в нем, братии своей: во вспоможении нам душеспасительным словом во время нужды и в принесении за нас молитвы. За исключением сего, если какое-либо житейское воспоминание и попечение будут пребывать в сердце жительствующего в безмолвии: то это чуждо духовной мудрости. Сказанное в Писании: Воздадите кесарево кесареви и Божия Богови ( Мф. 22:21 ), ближнего ближнему и каждого принадлежащего ему, сказано не безмолвствующим, но живущим вне безмолвия. Проводящим жительство в чине ангельском, в попечении о душе, не заповедано благоугождать Богу попечением житейским, то есть заботиться о рукоделии, принимать от одних и подавать другим. И потому не должно иноку иметь попечение о чем-либо колеблющем ум и низводящем его от предстояния пред лицом Божиим. (Преп. Исаак Сирский)

Если кто в опровержение сего укажет на Божественного Апостола Павла, что он работал своими руками и подавал милостыню, то мы скажем таковому, что один только Павел и мог поступать так; другого же подобного, которого бы доставало на все, как доставало Павла, мы не знаем. Покажи мне другого такового Павла, и я покорюсь тебе. Того, что бывает по смотрению Божию, не выставляй в правило для общей деятельности. Иное – дело благовествования и иное – дело безмолвия. Ты же, если хочешь держаться безмолвия, будь подобен Херувимам, которые не заботятся ни о чем житейском, и не думай, чтоб кто иной существовал на земле, кроме тебя и Бога, к Которому устремлено все внимание твое, как ты научен Отцами, прежде тебя бывшими. Если кто не ожесточит своего сердца и с твердостью не удержит себя от милости, чтоб стать вдалеке от попечения во всем дольнем, и от того попечения, которое представляется принимаемым ради Бога, и от всякого житейского, и не пребудет в молитве, в одной молитве в определенные на то времена: то не возможет освободиться от смущения и попечения и пребывать в безмолвии. (Преп. Исаак Сирский)

Когда придет тебе помышление вдаться в попечение о чем-либо по поводу добродетели, отчего может расточиться тишина, находящаяся в твоем сердце: тогда скажи этому помышлению: хорош путь любви и милости ради Бога, но и я ради Бога не желаю его. – Остановись, отец, сказал некоторый инок: я ради Бога хочу последовать тебе. И я – ради Бога, отвечал тот, убегаю от тебя.

Авва Арсений ни с кем не беседовал ни для душевного назидания, ни для чего иного, другой старец ради Бога беседовал в течение всего дня и принимал приходивших к нему всех странных; Арсений же вместо этого избрал молчание и безмолвие, и по этой причине он пребывал в беседе с Божественным Духом посреди моря настоящей жизни, которое проплывал в величайшей тишине на корабле безмолвия, как был показан в видении подвижникам, вопросившим об этом Бога. Крайний закон безмолвия – молчание о всем.

Если же, живя в безмолвии, окажешься исполненным смущения, возмутишь тело делами рук твоих, а душу попечениями, какое тогда безмолвие при попечении о многом? Возможно ли тогда угодить Богу? Суди сам. Нам противосовестно утверждать, чтоб можно было жительствовать в безмолвии должным образом, не оставив всего и не удалившись от всякого попечения. (Преп. Исаак Сирский)

Как вся сила законов и заповедей, данных Богом человечеству, имеет пределом чистоту сердца, так все образы (формы) и правила, в которых человеки приносят свои молитвы Богу, имеют, по учению Отцов, пределом своим чистую молитву. И воздыхания, и коленопреклонения, и моления из глубины сердечной, и сладчайшие плачи, словом, все образы молитвы, как я сказал, имеют своим пределом чистую молитву; до ощущения ее ум имеет власть действовать. Когда же ум переступит чрез сей предел и чистою молитвою войдет во внутреннюю клеть: тогда он не будет уже иметь ни молитвы, ни движений, ни плача, ни власти, ни самовластия, ни моления, ни желания, ни сочувствия к чему-либо, уповаемому в этой жизни или принадлежащему к будущей. По этой причине после чистой молитвы нет иной молитвы. Даже до сего предела, во всех ее движениях и образах, ум водится свободою самовластия, почему и ощущается в молитве подвиг. Совершающееся же по прешествии сего предела есть состояние исступленного удивления, а не молитва: потому что прекратились образы действия молитвы, наступило видение и ум не молится молитвою. Всякий образ молитвы совершается действием ума; когда же ум вступит в состояние духовное, тогда, в этом состоянии, не имеет молитвы. Иное – молитва, и иное – видение в ней, хотя молитва и есть начальная причина видения. Она есть сеяние, а видение – жатва, при которой жнец, соделавшись зрителем неизреченного видения, удивляется, как от малейших и нагих зерен, им посеянных, внезапно произросли такие прекрасные колосья. Таковый пребывает в своем видении вне всякого движения (действия). (Преп. Исаак Сирский)

Божественный Григорий (Синаит) сказал Божественному Максиму (Капсокаливи): умоляю тебя, скажи мне ясно: во время молитвы, когда ум восходит к Богу, что видит он духовными очами? Может ли он и сердцем возносить молитву? Святый Максим отвечал: никак не может. Когда во время молитвы придет благодать Святого Духа и обымет ум, тогда прекращается молитва: потому что ум бывает обладаем пришествием Святого Духа и не может приводить в движение сил своих, но бывает празден, и покоряется только Святому Духу, куда изведет его Святый Дух, или ж невещественный воздух Божественного и неизреченного Света, или в другое видение исступительное и необъяснимое словом, или в Божественное собеседование: то есть, Утешитель, Святый Дух, по Своему хотению, подает каждому утешение самовластно по его достоинству. То, что я говорю, ясно усматривается на Пророках и Апостолах, сподобившихся видеть толикие видения, хотя человеки и насмехались, вменяя их прельстившимися и упившимися. Исаия говорит: видех Господа на престоле высоце и превознесение и Серафимы стояху окрест Его ( Ис. 6:1–2 ). Первомученик Стефан увидел небеса отверстыми и Сына Человеческого стоящим одесную Бога. Таким же образом и ныне рабы Христовы сподобляются видеть различные духовные видения, которым некоторые не верят, никак не хотят признать их истинными, но признают прелестию, и видящих считают прельстившимися.

Читайте также:  Молитва от жестокосердия мужа

Очень удивляюсь, как эти, слепотствующие душею, не веруют благодати Духа, издревле предъобетованной чрез Иоиля, который от лица Божия сказал: излию от Духа Моего на всяку плоть и прорекут ( Иоил. 2:28 ). Эту благодать и ныне подает Христос и будет подавать даже до кончины мира, по обетованию Своему, верным рабам Своим. Эта благодать, когда будет в ком, не показывает ему что-либо обычное или чувственное, принадлежащее миру сему, но тайно научает тому, что прежде он никогда не видел и не воображал. Тогда тайно научается ум высоким и сокровенным таинствам, которых, по Божественному Павлу, не может ни око человеческое видеть, ни ум постигнуть сам собою. Чтоб познать, как видит их ум, внимай тому, что скажу: воск вдали от огня жесток, и может быть взят руками, но будучи положен в огонь, растопляется, зажигается, горит, соделывается весь светом, изменяется в пламени сем, и невозможно ему не растопиться в пламени и не соделаться подобным воде. Так и человеческий ум, сам по себе, прежде соединения с Господом, рассуждает сообразно своей силе, когда же соединится с огнем Божества и Святым Духом, тогда бывает весь обладаем этим Божественным Светом, соделывается весь светом, воспламеняется во пламени Святого Духа, исполняется Божественного разума, и невозможно ему, во пламени Божества, иметь своих собственных помышлений и размышлять о чем-либо по произволу.

Когда, пребывая в безмолвии, ты обратишься к рукоделию, то не возмни, чтоб заповедь Отцов могла служить покрывалом твоего сребролюбия. Рукоделие твое да будет малое, ради уныния твоего, несмущающее ума. Если же ты желаешь заняться рукоделием в большем размере для милостыни: то знай, что молитва в порядке добродетелей выше милостыни. Если же для потребностей тела твоего: то, если ты не ненасытен, достаточно тебе к удовлетворению потребности твоей того, что Бог посылает тебе промыслом Своим. Ибо Бог никогда не оставлял делателей Своих, чтоб они имели недостаток в преходящем. Ищите, сказал Господь, прежде Царствия Божия и правды его, и сия вся приложится вам, прежде прошения вашего ( Мф.6:33 ).

Некто из Святых сказал, что правило жительства твоего не состоит в том, чтобы ты насыщал алчущих и чтобы келлия твоя была странноприимницею странников: потому что это – жительство мирских; они-то должны делать эти добрые дела, а не отшельники, свободные от видимых попечений и хранящие ум свой в молитве. (Преп. Исаак Сирский)

15. Какие примеры истинной любви к безмолвию показали святые Отцы в своей жизни?

Однажды местный правитель взял под стражу одного из сродников аввы Пимена. Другие сродники пришли к авве и просили его, чтобы он сходил к правителю и походатайствовал за заключенного. Авва отвечал им: дайте мне сроку три дня, и тогда я схожу. В течение этих трех дней он молил Бога так: Господи! не дай мне успеха в этом деле: иначе не попустят мне пробыть в месте этом, непрестанно вовлекая в мирские попечения. По прошествии трех дней он пришел к правителю для ходатайства о сроднике своем. Правитель сказал ему: Авва! за разбойника ли ты просишь? Получив такой ответ, старец возрадовался, что не дано ему было Богом успеха в этом деле.

«Всякая милостыня, говорит святый Исаак Сирский безмолвнику, или любовь, или милосердие, словом все, что по-видимому признается делом ради Бога, но отвлекает от безмолвия, обращает внимание твое к миру, ввергает тебя в попечение и заботы, прерывает в тебе память Божию, прерывает твои молитвы, вводит в твои помыслы мятеж и разнообразное колебание, препятствует тебе заниматься чтением Божественных Писаний, ослабляет твое охранение, вынуждает тебя, после входа твоего в затвор, к выходам из него и после удаления от людей к общению с людьми, возбуждает от сна погребенные в тебе страсти, разрешает узду, которою обузданы твои чувства, воскрешает твое умерщвление для мира, сводит тебя с высоты делания ангельского к добродетелям человеческим, – все это, все эти правды да погибнут. Исполнения долга любви к ближним в удовлетворении их телесным потребностям принадлежит к деланию мирян или и иноков, недостаточных для совершенного безмолвия, но при безмолвии своем пребывающих в общении с ближними, постоянно позволяющих себе выходы из келлии и прием в келлию посетителей. Это–отнюдь неделание истинных безмолвников». Невозможно удовлетворять обоим деланиям: телесному служению ближним и служению молитвою и преподаванием слова Божия, как это сказали святые Апостолы. Они, предоставив другим попечение о телесных нуждах братства, избрали для себя пребывание в молитвах и слове Божием. Точно так поступали и иноки, достигшие высокого духовного преуспеяния. Общий порядок для иночествующих заключается в том, чтобы новоначальные исполняли Евангельские заповеди телесно, постепенно преобучаясь и к духовному исполнению их, а преуспевшие исполняли духовно, восходя от самовоззрения и опытного самопознания к опытному Богопознанию и стяжавая живое Слово Божие соединением молитвою в один дух с Богом. Только такое слово может приносить существенную пользу ближним, изменять и обновлять души их своею благодатною силою и жизнею. Здесь это сказано для объяснения монашеского жительства. Если Паисию, современнику и родному брату Пимена, казались слова и дела его жестокими: тем удобнее могут они показаться такими в наше время, когда духовные добродетели забыты, попраны, осмеяны, когда воздано поклонение одним добродетелям телесным, совершаемым в духе мира, противоположном и враждебном Евангелию. Далее увидим, какими изумительными дарами Святого Духа запечатлено и засвидетельствовано мудрование и жительство Пимена. Засвидетельствовано оно Самим Богом.

Впоследствии другой правитель страны, наслышавшись о блаженном Пимене, захотел видеть его и поехал к нему нарочного, прося позволения посетить его. Это очень опечалило Пимена. Он размышлял сам с собою. Если знатные особы начнут приветствовать и уважать меня, явно, что множество людей из народа начнет стекаться ко мне, а этим по необходимости возмутится мое безмолвие и в нем сокровенное умное делание, причем не неудобно, по действу лукавого демона, отступить от меня благодати смирения, которое я старался стяжать от юности моей с великим трудом при помощи Божией, а мне – увязнуть в сетях тщеславия. Рассудив так, он отказался от свидания с правителем и не принял его. Огорчился на это правитель и сказал своим окружающим: то, что я не удостоился видеть человека Божия, приписываю своим грехам.

Однако не оставило правителя сильнейшее желание увидеть святого мужа каким бы то ни было образом. Он придумал следующее средство для доставления себе этого свидания: велел схватить сына сестры блаженного Пимена и посадить его в тюрьму, чтоб по этому обстоятельству старец или принял правителя к себе, или сам пришел к правителю для ходатайства о племяннике. При этом правитель сказал приближенным своим: передайте святому старцу, чтоб он не огорчался моим поступком, потому что племянник его тотчас будет выпущен из тюрьмы, если старец придет ко мне; вина племянника, впрочем, такова, что он не может быть выпущен из тюрьмы, не подвергшись наказанию. Мать юноши, сестра святого Пимена, услышав это, пошла в пустыню, где жил брат ее, встала пред дверьми его келлии, прося его с плачем и рыданием, чтоб он пошел к правителю и попросил его о сыне ея. Но блаженный Пимен не только не отвечал ей ничего, но даже не отворил дверей и не вышел к ней. Тогда она стала осыпать его ругательствами. Жестокий, вопияла она, нечестивец, железносердечный! Как тебя не склоняет к милосердию столь горький плач мой? У меня один сын, и тот находится в опасности подвергнуться смерти! Тогда старец велел брату, который прислуживал ему, сказать ей: Пимен детей не родил и потому не имеет скорби о них. Правитель, услышав это, сказал друзьям своим: передайте ему, чтоб он по крайней мере написал письмо ко мне, и я отпущу племянника его. Тогда, будучи уговорен многими, старец написал к правителю следующее: Да повелит благородие твое тщательно исследовать вину заключенного, и, если он сделал что, достойное смерти, пусть умрет, пусть насильственною смертию очистит в нынешнем веке свое преступление, чтоб избежать вечной муки в геенне. Если же он не сделал ничего достойного смертной казни: то учини о нем распоряжение, указываемое законами. Правитель, получив это письмо, тотчас выпустил юношу из тюрьмы.

16. Что выше пред Богом: безмолвие или же служение ближним?

Поведали о некотором брате, приходившем в Скит с целью увидеть авву Арсения, следующее: брат этот пришел в скитскую церковь и убедительно просил священнослужителей, чтоб доставили ему возможность видеть старца. Они сказали ему: побудь здесь некоторое время, и увидишь его. Брат отвечал: я не вкушу никакой пищи прежде, нежели увижу его. Тогда священнослужители послали одного из скитских братий проводить странного брата до келлии старца, которая находилась в весьма дальнем расстоянии от скитской церкви. Достигши келлии и постучавшись в двери, они вошли в келлию; приветствовав старца, сели и сидели долго, пребывая в молчании. Наконец скитский брат сказал: я ухожу – помолитесь о мне. Странный брат не осмелился начать разговора со старцем и сказал скитскому: и я иду с тобою. Они вышли оба вместе, и попросил странный брат скитского: отведи меня к авве Моисею, который вступил в монашество из разбойников. Когда они пришли к авве, то он принял их очень приветливо, преподал им мудрое и святое наставление, отпустил, выразив великую любовь. Тогда скитский брат сказал страннику: вот! вот! Я водил тебя к чужестранцу и к Египтянину: который из двух тебе понравился более? Он отвечал: однако Египтянин мне пришелся более по сердцу.

Некоторый из Отцев, услышав это, помолился Богу, говоря: Господи! открой мне тайну дела: один убегает всех ради имени Твоего, а другой принимает всех ради Твоего имени. И вот! В видении явились ему два великие корабля на обширных водах. В одном корабле он видел авву Арсения, безмолвно плывущего, и Духа Божия с ним, а в другом – авву Моисея, плывущего в обществе Ангелов, которые питали его медом, истекавшим из сотов.

Источник: ИС 11-105-0483 Ключ к Отечнику святителя Игнатия Брянчанинова / Сост. митрополит Иоанн (Снычев) — СПб.: «Царское Дело», 2014. — 656 с.

Источник статьи: http://azbyka.ru/otechnik/Ignatij_Brjanchaninov/klyuch-k-otechniku-svjatitelja-ignatija-brjanchaninova/2