Меню

Больше чем дом молитвы

Дом молитвы

Слово в Великий Понедельник

Скачать
(MP3 файл. Продолжительность Размер )

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Православное богослужение Великого понедельника содержательно и многогранно. В этот день мы молитвенно поминаем, как Господь предупреждал учеников о грядущих Страстях в Иерусалиме, дал ответ фарисеям о Своей власти и пояснение сыновьям Зеведеевым о первенстве среди учеников, рассказал притчи о двух сыновьях и злых виноградарях, сообщил пророчество о последних временах и проклял бесплодную смоковницу.

Но исторически за четыре дня до Пасхи Господь, вероятно, совершил всего два дела: изгнал торгующих из храма и проклял бесплодную смоковницу. Следовательно, наше богослужение не столько пересказывает все события после входа Господня в Иерусалим, сколько намекает членам Церкви на необходимость молиться, бодрствовать, иметь всегда запас добродетелей, ожидая прихода Небесного Жениха.

Что же означают эти два очень странных поступка: изгнание торгующих из храма и проклятие бесплодной смоковницы?

После торжественного входа в Иерусалим Господь вошел в храм, и, сделав бич из веревок, стал выгонять оттуда овец и волов, опрокинул столы меновщиков и попросил, чтобы вынесли из храма жертвенных голубей (см.: Мф. 21: 12–13; Мк. 11: 15–17; Лк. 19: 45–46; Ин. 2: 15–16). Запрещая проносить через храм посторонние вещи, Он напомнил окружающим слова, сказанные через пророка Исаию: «Дом Мой домом молитвы наречется для всех народов» [1] – и добавил от Себя: – «а вы сделали его вертепом разбойников» (Мк. 11: 17).

В наши дни ревность Иисуса Христа о «доме молитвы» некоторыми критиками трактуется несколько приземлено: поскольку Господь выгонял из храма продавцов, следовательно, любая деятельность старушек за свечным ящиком в православных храмах попадает под запрет на «торговлю». Значит ли это, что в современных церквях никого и ничего не должно быть кроме прихожан и захожан, которые пришли в «дом Божий» помолиться?

О том, что это – достаточно узкое понимание слов Спасителя, нам говорят реалии I века и весь контекст Библии. В древности, как и в наших современных храмах, стояли ящики для сбора пожертвований. Господь одобрил поступок бедной вдовицы, которая положила в сокровищницу храма две лепты (см.: Мк. 12: 42–44). Эти сокровищницы в Иерусалимском храме охраняла специальная стража. Наши сотрудницы, несущие послушание за свечным ящиком, нередко как раз и выполняют функции неких «стражей порядка» и следят за тем, чтобы из храмов не были украдены ценности: деньги, иконы, мощи, сосуды.

Имущественные отношения, прием пожертвований были и остаются неотъемлемой частью функционирования храма. Исцеляя больного проказой, рассматривая случай с корваном как имуществом, посвященным Богу, или случай обиды на брата, Иисус Христос не только не запрещал, но и побуждал учеников жертвовать на храм: «Примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5: 24; см. также: Лк. 5: 14; Мк. 7: 11). В зависимости от социального статуса и материального состояния приносителей, жертвы могли варьироваться от вола до двух горлиц (см. книгу Левит). При этом оценку той или иной жертве в древности давали священники, они же вели соответствующие записи в специальных книгах – так сказать, «за свечным ящиком».

Согласно книге Деяний, первые христиане имели общее имущество (см.: Деян. 2: 45), из фондов которого специально назначенные диаконы оказывали помощь нуждающимся, вдовам и сиротам (Деян. 6: 1–6). Вполне возможно, что уже в древности были не только диаконы, но и диакониссы (см.: Рим. 16: 1), которые помогали оказывать помощь из кассы Церкви и вели учет всех расходов, так сказать, за «свечным ящиком».

Если Господь не запрещает человеку приносить в храм пожертвования и даже хвалит ту женщину, которая потратила на Него лично миро стоимостью в 300 динариев (см.: Мк. 14: 4–6), значит, проблема не в том, что у нас в притворах храмов собираются пожертвования за записки и свечи, а в чем-то большем. Иисус Христос в первую очередь противопоставляет «дом молитвы» – «дому торговли» (Ин. 2: 16), обвиняя иудеев в том, что они сделали «дом молитвы» – «вертепом разбойников» (Лк. 19: 46).

Понятие «дом молитвы» в данном контексте восходит к еврейскому выражению «бэйт тфила» ( בֵּית־תְּפִלָּה – Ис. 56: 7). Тфила ( תְּפִלָּה ) – это в первую очередь мольба, прошение, плач. Давид плакал о себе: «Услышь, Боже, вопль мой, внемли молитве моей!» (Пс. 60: 1). Через пророка Исаию Господь сказал царю Езекии, что Он услышал молитву его и «увидел слезы его» (Ис. 38: 5). Тфила – это также ходатайство царя или пророка пред Богом за народ (см.: Ис. 37: 4; Иер. 7: 16, 11: 14); это благословение народа священниками (см: 2 Пар. 30: 27); это молитва покаяния (см.: Дан. 9: 3; Неем. 1: 6).

Когда Бог явился ночью Соломону после освящения первого Иерусалимского храма, то сказал ему: «Я услышал молитву твою и избрал Себе место сие в дом жертвоприношения. Если Я заключу небо и не будет дождя, и если повелю саранче поядать землю, или пошлю моровую язву на народ Мой, и смирится народ Мой, который именуется именем Моим, и будут молиться, и взыщут лица Моего, и обратятся от худых путей своих, то Я услышу с неба и прощу грехи их и исцелю землю их» (2 Пар. 7: 12–14).

Из этих слов видно, что прощение грехов и исцеление земли не приходит автоматически как награда за терпение скорбей. Нет, страждущие должны сами смириться, молиться и обратиться от своих худых путей.

От лица Бога пророк Исаия упрекает людей за механическое произнесение слов молитв, в то время как сердце приходящих в храм занято посторонними вещами. «Их страх стал предо Мной просто-напросто заученной заповедью» (Ис. 29: 13). Формальную молитву Господь обесценивает: «Люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня» (Мк. 7: 6). Следовательно, запустение «дома молитвы» начинается с запустения души самого молящегося.

«Дом молитвы» – это не только здание храма [2] , но и всякое место, где собираются верующие, чтобы от глубины сердца едиными устами просить о чем-то Бога [3] . Ибо, где двое или трое собраны во имя Христово, там и Он посреди них (см.: Мф. 18: 20). Иисус говорил Самарянке, что «не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу… но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине» (Ин. 4: 21, 23). Апостол Павел прибавляет, что отныне мы, принявшие благодать крещения, являемся «храмом Бога живаго» (2 Кор. 6: 16) и тела наши – «храм Духа Святого» (1 Кор. 6: 19). «Ибо вы вкусили, что благ Господь, – писал апостол Петр. – Приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое» (1 Пет. 2: 3–5). Посему мы, как камни живого дома Божия, как часть общего тела Церкви, должны «приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом» (1 Пет. 2: 5).

Дерзнем добавить, что слова Спасителя: «Не делайте дом молитвы вертепом разбойников» – относятся не только к каменным храмам и не только к духовенству. «Вертепом разбойников», по пророку Иеремии, дом Божий становится тогда, когда люди, входящие в него, не имеют чистого сердца. «Не надейтесь на обманчивые слова, – говорит Иеремия, – “здесь храм Господень”… вы надеетесь на обманчивые слова, которые не принесут вам пользы… вы крадете, убиваете и прелюбодействуете, и клянетесь во лжи и кадите Ваалу, и ходите во след иных богов, которых вы не знаете, и потом приходите и становитесь пред лицем Моим в доме сем, над которым наречено имя Мое, и говорите: “мы спасены”, чтобы впредь делать все эти мерзости» (Иер. 7: 4–11).

Итак, «вертепом разбойников» может быть не только место, где злоупотребляют храмовыми полномочиями, но и любой человек, в душе которого хозяевами стали страсти зависти, обмана, лицемерия и обиды на брата своего. Таким людям Господь прямо говорит: прежде «примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5: 24). Бог не примет наш плач о грехах, если каждый из нас не простит «от сердца» брату своему его согрешений (см.: Мф. 18: 35; 6: 14–15). Но еще хуже будет с теми, кого уже пригласили на брачный пир Небесного Жениха, а они, пренебрегши этим, пошли на свое поле или на торговлю (см.: Мф. 22: 5). Такие, поистине, обменяли свои души на маммону, сделали свой «дом молитвы» – «домом торговли».

Читайте также:  Молитва матронушке помощь в учебе

Бесплодная смоковница не виновата в том, что ранней весной на ней еще не было плодов (см.: Мк. 11: 13). Но ее мгновенное засыхание по слову Господа – урок для нас. Своим пышным внешним зеленеющим видом смоковница обещала плоды, а кроме одних листьев ничего не содержала. Так и те, кто имеет только внешний вид исполнителей Закона, а плодов веры не приносит, Господь может иссушить во мгновение ока.

Пусть же, дорогие отцы, братия и сестры, примеры проклятия смоковницы и изгнания торгующих из храма будут для нас предупреждением. Те, кто не сохраняет одежды крещения белыми, кто благочестив только по наружности, но вера его не приносит плода, тому напрасно повторять слова: «Здесь храм Господень». Не стоит обвинять других и духовенство и говорить, что мне не молится в таком-то храме. На всяком месте Бог слышит молитву, плач о грехах из глубины сердца. Но если кто-либо, отправляясь в «дом Божий», еще таит обиду на ближнего, тот уже сделал душу свою «вертепом разбойников».

Поэтому давайте будем бодрствовать над своей душой и молиться. Запасемся елеем добродетелей, поправим фитиль в лампадах веры и выйдем навстречу Жениху Чертога брачного. Будем вторить в доме молитвы нашей души песнопение Страстной седмицы: «Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду вонь: просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя» [4] .

[1] «И сыновей иноплеменников, присоединившихся к Господу, чтобы служить Ему и любить имя Господа, быть рабами Его, всех, хранящих субботу от осквернения ее и твердо держащихся завета Моего, Я приведу на святую гору Мою и обрадую их в Моем доме молитвы; всесожжения их и жертвы их [будут] благоприятны на жертвеннике Моем, ибо дом Мой назовется домом молитвы для всех народов» (Ис. 56: 6–7).

[2] Выражение «дом Божий» в Священном Писании впервые упоминается по отношению к видению Иаковом таинственной лествицы, а не по отношению к конкретному зданию храма (см.: Быт. 28: 17).

[3] В Деян. 16: 13 «молитвенным домом» назван не Иерусалимский храм, а синагога.

[4] Ексапостиларий на утрени богослужения Великого понедельника.

Источник статьи: http://pravoslavie.ru/78441.html

Что такое «Дома молитвы» и кто в них собирается?

В городах России очень много различных религиозных зданий. Православные и католические храмы определить не сложно. Они отличаются величественностью и красотой. Блеск куполов привлекает внимание. Но встречаются так же здания со скромным крестом на крыше и табличкой «Дом молитвы». Если вы никогда не заходили туда, я расскажу, кто и зачем там собирается.

Эти дома обычно принадлежат протестантам второй волны (адвентисты, баптисты, пятидесятники и др.). Протестантизм – это направление в христианстве, которое включает в себя большое количество независимых христианских церквей. Определить какой именно деноминации принадлежит молитвенный дом можно по вывеске на фасаде здания.

Вот, например табличка Евангельских христиан баптистов. В народе их называют просто «баптисты».

А вот это молитвенный дом Адвентистов Седьмого Дня.

Чем занимаются в молитвенных домах?

Стиль богослужения у протестантов второй волны похож. Богослужение включает в себя изучение Библии, проповедь пастора, песни на религиозную тему и молитвы. Порядок этих элементов богослужения может быть разным.

Кроме основного богослужение существуют различные дополнительные собрания. Например, молодежные и молитвенные собрания. Кулинарные классы и семинары по ЗОЖ.

В молитвенных домах проводятся и другие мероприятия, например свадьбы и похороны. Проходят деловые совещания поместной церкви. А если здание большое, могут даже проводиться конгрессы и конференции.

Существует в народе ложное мнение, что если вы пойдете в дом молитвы, вас там обязательно «завербуют» в секту, но это всего лишь страшилка. Вам могут рассказать Евангелие, предложат помолиться, если повезет, могут даже чаем угостить. В некоторых, обычно не больших общинах, есть обычай устраивать обед после богослужения.

Откуда пошло название «Дом молитвы»?

Это название взято из Библии:

«… ибо дом Мой назовется домом молитвы для всех народов. (Ис.56:7)»

Убранство молитвенных домов отличается от православных храмов. В молитвенных домах вы не встретите икон, свечей и других православных атрибутов. Молитвенные дома являются скорее культурным центром, которые служат для различных нужд прихожан.

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/andrew/chto-takoe-doma-molitvy-i-kto-v-nih-sobiraetsia-5adb960a61049340672cc5e1

Толкование на От Матфея 21:12

Сравнение переводов, параллельные ссылки, текст с номерами Стронга.
Толкование отцов церкви.

Толкование на От Матфея 21:12 / Мф 21:12

Иоанн Златоуст (

Ст. 12−13 И войдя Иисус в церковь, изгна вся продающия и купующия в церкви, и трапезы торжником испроверже, и седалища продающих голуби. И глагола им: писано есть: храм Мой храм молитвы наречется, вы же сотвористе и вертеп разбойником

Об этом говорит и Иоанн, только говорит в начале Евангелия, а Матфей в конце. Поэтому вероятно, что так случилось два раза, и притом в разное время. Это видно и из обстоятельств времени, и из ответа иудеев Иисусу. У Иоанна говорится, что это случилось в самый праздник Пасхи, а у Матфея — задолго до Пасхи. Там говорят иудеи: кое знамение являеши нам (Ин. II, 18)? а здесь молчат, хотя Христос и укорил их, — молчат потому, что все уже дивились Ему. Тем большего достойны обвинения иудеи, что Христос не один раз делал это, а они все еще не переставали торговать в храме, и называли Христа противником Божиим, тогда как и отсюда должны были видеть честь, воздаваемую Им Отцу, и собственное Его могущество. Они видели, как Он и чудеса творил, и как слова Его согласны с делами Его. Но они не убеждались и этим, а негодовали, не смотря и на то, что слышали пророка, говорящего об этом, и отроков, не по летам своим прославлявших Иисуса. Потому Он, обличая их, приводит слова пророка Исаии: дом Мой дом молитвы наречется. И не этим только показывает Христос Свою власть, но и тем, что исцеляет различные болезни. Приступиша, говорится, к Нему хромии и слепии, и исцели их. И здесь Он являет Свою силу и могущество. Но иудеи не трогались и этим, но видя и последние чудеса Его и слыша отроков, прославляющих Его, сильно негодовали и говорили Ему: слышиши ли, что сии глаголют? Христу лучше бы надлежало сказать им: слышите ли, что сии глаголют? Ведь отроки воспевали Его, как Бога. Что же Христос? Так как иудеи противоречили столь очевидным знамениям, то Христос, чтобы сильнее обличить их и вместе исправить, говорит: несте ли чли: из уст младенец и ссущих совершил еси хвалу? И хорошо Он сказал — из уст, так как слова их происходили не от разума их, но Его же сила двигала несовершенным еще языком их. Это изображало также и язычников, которые прежде немотствовали, но потом вдруг начинали вещать великие истины убедительно и с верою, — и вместе немало утешало и апостолов. Именно, чтобы апостолы не сомневались, как они, будучи людьми простыми и необразованными, могут проповедовать народам, отроки наперед истребили в них всякое беспокойство и внушили им твердую надежду, что Тот, кто научил отроков прославить Господа, сделает и их красноречивыми. Это чудо показывало также, что Он есть Господь природы. Дети, еще не достигшие зрелого возраста, вещали великое и достойное неба; а мужи говорили слова, исполненные всякого безумия. Такова-то злоба! Итак, поелику много было причин, от которых раздражались иудеи, например, толпы народа, изгнание из храма торгующих, чудеса, пение отроков, то Христос опять оставляет их, чтобы утишить их гнев, и не хочет предлагать им Своего учения, чтобы они, снедаемые завистью, не пришли еще в большее негодование от Его слов.

Источник: Беседы на Евангелие от Матфея.

Иустин (Попович) (1894−1978)

Ст. 12−13 И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: написано, — дом Мой домом молитвы наречется; а вы сделали его вертепом разбойников

Храм — это обиталище Бога, следовательно — домъ молитвы, ибо с Богом общаются прежде всего молитвой. Если в храм входят с корыстолюбивым, сребролюбивым желанием, то храм превращается в вертепъ разбойниковъ. Боголюбивая молитва — это выражение и излияние боголюбия. Самостная молитва — это слуга грехолюбивого самолюбия. Настоящая молитва всегда богоустремленна, и поэтому человеколюбива, потому что всегда помогает и умножает то, что есть в человеке божественного и богоустремленного. Поскольку храм — дом молитвы, он есть тем самым школа бессмертности человеческой, школа беспредельности человеческой, школа вечности человеческой ибо он обессмертствует, обезграничивает, овечнует то, что в человеке есть богоустремленного, богообразного.

В переносном смысле: душа — это обиталище Бога, если она домъ молитвы, если она молитвенная. Молитвенная же значит, что она богоустремленная и желает жить с Богом и в Боге. Но душа превращается в вертепъ разбойниковъ, если она не молится: ее окрадывают и разграбляют, ее делают больной страсти как разбойники. И все, что относится к ней, относится к вертепу разбойников. Сребролюбие, самолюбие, ненависть, похоть, гордость, пакость, злоба, зависть и остальные грехи превращают душу в вертеп разбойничий. Если появляется в душе какое бы то ни был евангельское желание или богоустремленная мысль, страсти как разбойники набрасываются на нее со всех сторон, чтобы ее уничтожить и погубить. Большим трудом душа превращается в домъ молитвы = в обиталище Бога. Как? Принуждением себя к молитве, постепенным приучением себя к святым добродетелям евангельским, пока они не станут составной частью нашей души и не вытеснят из нас всех разбойников = все страсти. А добродетели эти суть: вера, молитва, пост, любовь, кротость, смирение, терпение и другие. В этом святом лике добродетелей — молитва предводительница.

Источник: Толкование на Евангелие от Матфея.

Вы церковь Бога Живаго (2 Кор. 6:16): ναός, temple, храм. Дом Мой домом молитвы наречется; а вы сделали его вертепом разбойников. Ты — Церковь: душа постоянно на коленях (на молитве), все существо в постоянном богослужении; если перестанет молитва, то как я буду жить завтра? — Входишь в разбойничьи расчеты, в вертеп, в который превратили церковь. Церковь для молитвы, не для разбоя. Разбойничает с душой культура, цивилизация, ибо она вносит в душу вещественное, царство вещей: деньги, яства, голубей, книги (см.: Ин. 2:14), — и из дома Отчего делает вертеп разбойников… Вещи мы внесли в душу, о, Господи, в дом Твой. Ведем разбойничьи расчеты… Твои вещи мы выкрали, на все налепили свои ярлыки, образ наш — человеческий, разбойнический. Господи, да приидет Царствие Твое и да изгонит разбойников из души моей.

Источник: Подвижнические и богословские главы.

Иероним Стридонский (

Ст. 12−13 И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: написано: «дом мой домом молитвы наречется »; а вы сделали его вертепом разбойников

Сопровождаемый толпой верующих, которые одежды свои расстилали по пути, чтобы осленок шел не повреждая ног, Иисус входит в храм и выгоняет всех, которые продавали и покупали в храме: он опрокинул столы обменивавших монеты и разбросал сиденья продавцов голубей и сказал им, — приводя свидетельство Писания (Ис. 56:7), — что дом отца Его должен быть домом молитвы, а не пещерой разбойников или домом торговых сделок (Иер. 7:11). Так написано и в другом Евангелии (Ин. 2:16). Относительно этого места прежде всего надо узнать то, что, по предписанию закона, в этом святейшем во всем мире храме Господа, куда стекался народ из всех почти стран иудейских, приносились бесчисленные жертвы, — особенно в праздничные дни, — из баранов, быков и козлов; в то время, как бедняки, чтобы не остаться без жертв, приносили птенцов, голубей и горлиц. В большинстве случаев было так, что те, которые приходили издалека, не имели жертвенных животных. Таким образом, священники придумали, каким образом брать добычу от народа, и стали на месте продавать всякого рода животных, необходимых для жертвоприношений, так что они за один раз и снабжали неимущих, и сами снова получали обратно то, что было продано. Но такие обороты их часто оказывались неудачными вследствие недостаточности покупателей, которые сами нуждались в средствах и не имели не только жертвенных даров, но даже и средств, чтобы купить птиц и дешевых подарков. Поэтому [священники] поставили там и меновщиков монеты, которые под поручительство ссужали деньги [нуждающимся]. Но так как законом было предписано (Лев. 25:36; Втор. 23:19), чтобы никто не брал лихвы и потому не мог пользоваться деньгами, отдаваемыми в рост, ибо они не только не давали никакой прибыли, но даже могли быть потеряны; поэтому они измыслили другой способ, так называемых колливистов (Collybistas). Латинский язык не имеет выражения для передачи смысла этого слова. Колливой у них называлось то, что мы называем tragemata, то есть маленькие дешевые подарки [гостинцы], например: поджаренный горох, изюм и яблоки разного рода. Таким образом, колливисты, не имея возможности при отдаче денег в рост брать лихвы, брали взамен разные предметы, так что то, чего не позволялось [брать] в виде денег, они требовали предметами, которые приобретались за деньги, как будто не об этом проповедовал Иезекииль, говоря: Не берите лихвы и сверхдолжного (Иез. 22:12) Господь, видя в доме Отца Своего такого рода сделки, или разбойничество, побуждаемый пылом духа, — согласно тому, что написано в Шестьдесят восьмом псалме: Ревность по доме Твоем снедает меня (Пс. 68:10), — сделал себе бич из веревок и выгнал из храма большую толпу людей со словами: Написано: Дом Мой назовется домом молитвы, а вы сделали его пещерой разбойников. В самом деле, разбойник — тот человек, который из веры в Бога извлекает прибыль, и храм Божий он обращает в пещеру разбойников, когда его служение оказывается не столько служением Богу, сколько денежными сделками. Таков прямой смысл (juxta historiam). А в таинственном значении Господь ежедневно входит в храм Отца своего и извергает всех, как епископов, пресвитеров и диаконов, так и мирян, и всю толпу, и считает одинаково преступными как продающих, так и покупающих, ибо написано: Даром получили, даром давайте (см. Мф. 10:8). Он также опрокинул столы меновщиков монет. Обрати внимание на то, что вследствие сребролюбия священников алтари Божий называются столами меновщиков монет. И опрокинул скамьи продавцов голубей, [то есть] продающих благодать Святого Духа и делающих все, чтобы пожирать подчиненных им людей, о которых Он говорит [или: говорится]: Которые пожирают народ Мой, как хлебную пищу (Пс. 13:4). Соответственно простому смыслу голуби не были на сидениях, а в клетках; на сидениях могли сидеть только продавцы голубей. А это почти бессмысленно, потому что понятием сидение (cathedra) указывается преимущественно на достоинство учителей, которое сводится ни к чему, когда бывает смешано с прибылями. То, что мы сказали о Церквах, каждый пусть понимает в отношении к самому себе, ибо апостол говорит: Вы храм Божий есте, и дух Божий живет в вас (1 Кор. 6:15) Пусть не будет в доме сердца нашего торговых сделок, ни продажи, ни купли, ни жадности к подаркам, чтобы не вступил Иисус в строгом гневе и не очистил наш храм только с помощью бича, чтобы сделать его домом молитвы из пещеры разбойников и из дома торговли.

Источник: Толкование на Евангелие от Матфея.

Феофилакт Болгарский (

Ст. 12−13 И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им; написано: дом Мой домом молитвы наречется; а вы сделали его вертепом разбойников

Как господин дома, то есть храма, Господь изгнал торгующих, показывая, что принадлежащее Отцу принадлежит и Ему. Он так поступил, с одной стороны, имея попечение о благолепии в храме, а с другой — обозначая отмену жертв, ибо, изгнав быков и голубей, выразил, что нужно не такое жертвоприношение, которое состоит в заклании животных, а нужна молитва. Он говорит: «дом Мой — домом молитвы наречется, а вы сделали его вертепом разбойников», ибо в вертепах разбойников происходят убийства и кровопролития. Или же Он назвал храм вертепом разбойников потому, что там продавали и покупали; а любостяжание и есть страсть разбойников. Торжники — то же, что у нас меняльщики. Голубей продают торгующие степенями церковными: они продают благодать Святого Духа, явившегося некогда в виде голубя. Они изгоняются из храма, ибо недостойны священства. Смотри и ты, как бы не сделать храм Божий, то есть свои помыслы, вертепом разбойников, то есть демонов. Ум наш будет вертепом, если мы допустим склонные к вещественному помыслы о продаже, купле, о корысти, так что станем собирать и самые малые монеты. Равным образом мы сделаем себя вертепом разбойников, если будем продавать и покупать голубей, то есть утратим духовное наставление и рассуждение, какое в нас есть.

Источник: Толкование на Евангелие от Матфея.

Евагрий Понтийский

И вниде Иисус в церковь Божию и изгна вся продающыя и купующыя в церкви, и трапезы торжником испроверже и седалища продающих голуби

Будь внимателен к себе, дабы ради выгоды, пустого удовольствия или преходящей славы не высказаться тебе о чем—либо неизреченном и не быть изверженным из священных притворов, уподобившись продающим в храме птенцов голубей.

Источник: Умозритель, или к тому, кто удостоился ведения.

Евфимий Зигабен (

И вниде Иисус в церковь Божию и изгна вся продающыя и купующыя в церкви, и трапезы торжником испроверже и седалища продающих голуби

Подобное говорит и Иоанн, но он говорит в начале Евангелия, а Матфей и другие — под конец. Очевидно, что Христос совершил это дважды и в различное время. Тогда иудеи говорили Ему: кое знамение являеши нам? — а теперь они молчат. И обрати внимание на их небрежность: они торговали в храме. Одни продавали нуждающимся необходимое для жертвоприношения, т.е. овец, волов, голубей, как объявил Иоанн, и другое подобное, а другие — покупали. Торжники (κολλυβισται) — это люди, имеющие мелкие деньги; их также многие называют меновщиками, потому что κολλυβος мелкая монета и κολλυββιζω — значит «менять». Итак, Христос вошел в храм с большой властью, как Домовладыка, и удалил вышеупомянутых и все вышеупомянутое, показывая Свою власть над всем, которую Он, как Бог, имел, и смелость, так как был безгрешен, — затем, заботясь о благолепии Своего храма, — показывая отвержение кровавых жертв, и научая нас смело действовать в защиту Церкви.

Источник: Толкование на Евангелие от Матфея.

Лопухин А.П. (1852−1904)

И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей

Об очищении Христом иерусалимского храма здесь говорится во второй раз. О первом очищении рассказано было Иоанном (2:13−22). События, рассказанные евангелистами, так сходны, что подавали повод не только к обвинениям евангелистов в так называемых передержках, но и к глумлениям и издевательствам по поводу того, что они здесь совершенно перемешали одно и то же событие, относя его то к началу служения Христа (Иоанн), то к концу (синоптики). Такие возражения делались, по-видимому, не только в новое время, но и в древности, и вызывали опровержения. Так, обсуждая этот факт, Златоуст утверждает, что были два очищения, и в разное время. Это видно и из обстоятельств времени, и из ответа иудеев Иисусу. У Иоанна говорится, что это случилось в самый праздник Пасхи, а у Матфея — задолго до Пасхи. Там говорят иудеи: каким знамением докажешь Ты нам, что имеешь власть так поступать? А здесь молчат, хотя Христос и укорил их, — молчат потому, что все уже дивились Ему.

С мнением, высказанным Иоанном Златоустом, согласны многие как древние, так и новые экзегеты (за исключением, конечно, отрицательных критиков, и притом лишь некоторых); мнения, что евангелисты здесь рассказывают об одном и том же событии, в настоящее время придерживаются немногие. В самом деле, ни синоптики, ни евангелист Иоанн не могли ошибочно перемешать такого важного события, как очищение храма. Последнее вполне подходит и к началу, и к концу служения Мессии. Первоначальное очищение могло произвести сильное впечатление и на начальников, и на народ; но потом, как это обыкновенно и везде бывает, злоупотребления опять развились и сделались вопиющими. Второе очищение поставлено в едва заметную связь с ненавистью начальников храма, которая повела к осуждению и распятию Христа. Можно даже сказать, что ничто больше не содействовало такому концу, как обстоятельство, что Спаситель Своим поступком сильно затронул различные имущественные интересы, связанные с храмом, потому что известно, что нет труднее и опаснее борьбы с ворами и разбойниками. И не будучи священником, Спаситель, конечно, не входил теперь в сам храм. Неизвестно даже, входил ли Он во двор мужчин. Местом событий был, несомненно, двор язычников. На это указывает и само выражение, употребленное здесь всеми синоптиками, το ίερόν (прибавка θεού в других местах не встречается — здесь она сделана для особенной выразительности), которое, в отличие от ό ναός, или собственно здания храма, обозначало все вообще храмовые постройки, в том числе и двор язычников. Торговля могла происходить только во дворе язычников, что и выражается через πωλοΰντας καί αγοράζοντας εν τω у Матфея и Марка. Здесь продавались жертвенные животные, ладан, масло, вино и другие принадлежности храмового богослужения. Здесь же стояли “столы меновщиков” — κολλυβιστών, слово, встречающееся у Ин. 2:15 и еще только здесь у Матфея и Марка в Новом Завете. Торжники (κολλυβισταί), по Феофилакту и Зигабену, — то же, что меняльщики (τραπεζίται), а κολλυβος — дешевая монета вроде обола или сребренника. Они назывались еще (по Зигабену) καταλλάκται (менялы). Что касается до скамей (καθέδρας), то некоторые думали, что они поставлены были во дворе язычников для женщин или приносились ими самими, так как будто бы они занимались преимущественно продажей голубей. Но в евангельском тексте на женщин нет никакого намека, а скорее можно предполагать здесь мужчин, потому что причастие “продающих” (των πωλούντων) у Матфея и Марка мужского рода. Дело просто объясняется тем, что “скамьи” или лавки были нужны для клеток с голубями, а потому и стояли в храме. Интересное аллегорическое толкование дает здесь Иларий. Под голубем он разумеет Духа Святого; а под скамьею — кафедру священника. “Следовательно, Христос опрокидывает кафедры тех, которые торгуют даром Святого Духа.” Всех этих торговцев “изгнал” (έξέβαλεν) из храма Христос, но “кротко” (tamen mansuetus — Бенгель). Это было чудо. На такой поступок не решились бы и многочисленные воины (magnum miraculum. Multi milites non ausuri fuerant, Бенгель).

Источник статьи: http://bible.by/fater/40/21/12/