Меню

Буддизм как мировая религия молитва

Молитва в буддизме

Молитва в буддизме — не вполне аутентичное описание медитативных практик последователей буддизма, напоминающих или аналогичных молитвам иных религий. Определение и назначение молитвенных приёмов в буддизме разнится от учения к учению и официально призвано не снискать милость от богов, а изменить мышление на позитивное.

Содержание

[править] Место молитвы в буддизме

Необходимость молитвенного (корректнее — медитативного) созерцания для религиозной жизни буддистами не оспаривается, считаясь важным делом для тренировки ума, речи и тела. Основанием служит четвёртая Благородная Истина Будды — «учение о пути», где молитвенное состояние ума является третьей ступенью его постижения — «этапом сосредоточенности», включающим:

  • правильное усердие — упражнение для монахов, представляющее собой занятия йогой, т.е. психофизический тренинг.
  • правильное памятование — взятие контроля последователя Будды над всеми психофизическими и психоментальными процессами своего организма, в том числе путём медитации и пения мантр. Доступен как монахам, так и мирянам.
  • правильное сосредоточение — трансовое состояние, идеал медитирующего буддийского монаха. Является «самадхой», то есть таким состоянием созерцающего ума, когда стираются различия между созерцающим субъектом, созерцаемым объектом и процессом созерцания. Монах, сумевший этого достичь, почитается «архатом» (достойным).

[править] Особенности молитвенных практик в разных буддийских школах

[править] Значение молитвы в учении Хинаяны

Основной смысл медитаций в Хинаяне — это успокоение «ядов» собственного ума с осмыслением нереальности своего «я» (эго) для того, чтобы перестать приносить вред живым существам.

Важнейшую роль в молитвенных стояниях Хинаяны занимает медитация «шаматха» с концентрацией всего внимания на теле медитирующего при тщательной регистрации мельчайших деталей того, что с ним происходит в это время. Допустим, выпив чашу воды, необходимо размыслить является ли попавшая внутрь вода отныне частью твоего «я», увеличилось ли «я» благодаря влаге? Где вообще находится «я»? Дробится ли оно? Есть ли в дыхании? В выпавшем волоске? И так далее. Пока иллюзорность собственной личности не станет очевидной, как и не будет очевидной невозможность причинить страдания тому, чего в реальности нет. Таким образом стараются вселить во внутренний мир покой.

Медитирующий не должен следовать за мыслями и чувствами, позволяя им проходить мимо него и исчезать в небытие естественным образом.

[править] Значение молитвы в учении Махаяны

Молитвенная медитация в Махаяне нацелена на развитие чувства сострадания и на понимание пустоты.

Например в Тибете, при практике «тонглен», медитирующий сосредотачивает всё своё внимание на дыхании, а затем размышляет о муках, которые испытывают живые существа, представляя всю эту боль в виде чёрного дыма, который адепт мысленно вдыхает с воздухом, тем самым забирая чужое страдание. При выдохе медитирующий представляет как он источает в атмосферу золотой свет радостного счастья из собственного сердца, который наполняет других существ блаженством. Превращаясь в некий «духовный фильтр» мучений, практикующий буддист в мыслях отдаётся самопожертвованию, осознавая эфемерность страданий через их умозрительность.

При молитвенной практике другого типа — аналитической медитации («випашьяна») — происходит молитвенное размышление об инструментах, причиняющих боль, или явлениях, вызывающих страх, для развенчивания их реальности.

[править] Значение молитвы в учении Ваджраяны

Согласно Ваджраяны молитвенные (медитативные) упражнения сводятся к развитию способностей по отождествлению себя с буддами (визуализация их священных образов в виде фигур из энергии и света с последующими к ним пожеланиями и предполагаемыми ответными благословениями), затем произносятся мантры с целью защиты и пробуждения какого-либо просветлённого качества ума.

Считается, что исполнять мантры необходимо только на санскрите — языке, на котором они были написаны, и ни в коем случае не в переводе.

После произнесения мантр, последователь Ваджраяны представляет как светоносная форма Будды, на которую он медитировал, сливается с медитирующим, наделяя полезным духовным качеством.

[править] Зримые молитвы

Заметной особенностью тибетской формы буддизма — ламаизма (главенствующего в том числе в России, особенно в Бурятии, Туве и Калмыкии) — являются «зримые молитвы», когда мантры высекаются на камнях, печатаются на разноцветных флажках, или чеканятся на вращающихся молитвенных барабанах, располагаемых вблизи храмов, либо у статуй Будды.

У ламаистов отношение к молитве утилитарное, и здесь она имеет форму обращения к просветлённым существам, которое частично можно переложить на зримые молитвы, которые помогут упростить медитацию. Так, при каждом вращении молитвенного барабана или взмахе молитвенного флажка на ветру как будто бы происходит автоматическое обращение к Будде.

[править] Индивидуальные молитвы

В тантрической направленности буддизма практикуются мантры, близкие магическим заклинаниям. Считается, что тексты таких мантр, чтобы оказывать благое воздействие, непременно должны быть получены от наставника (реального или выдуманного подсознанием). «Срок годности» таких мантр, если их не практиковать, некоторыми тантристами признаётся ограниченным. А их смысл полагается в приумножении переданной учителем духовной энергии.

Источник статьи: http://cyclowiki.org/wiki/%D0%9C%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B2%D0%B0_%D0%B2_%D0%B1%D1%83%D0%B4%D0%B4%D0%B8%D0%B7%D0%BC%D0%B5

Лек. 6. Буддизм как мировая религия

6.1. Буддизм – древнейшая из мировых религий.
6.2. Жизнь Гаутамы Будды
6.3. Буддийское вероучение и культ
6.4. Распространение буддизма

6.1. Буддизм – древнейшая из мировых религий. Буддизм — первая по времени возникновения мировая религия. Другие мировые религии появились значительно позднее: христианство возникло приблизительно через пятьсот лет после буддизма, а ислам — более чем через тысячу. Мировой религией буддизм считается на том же основании, что и две другие только что названные религии: подобно христианству и исламу, буддизм в своем распространении по земному шару решительно переступил этно-конфессиональные и этно-государственные границы, став религией самых различных народов с совершенно разными культурными и религиозными традициями. Буддийский мир простерся от Ланки (Цейлона) до Тувы и Бурятии, от Калмыкии до Японии, при этом продолжается начавшийся в конце XIX века процесс распространения буддизма в Европе и Америке. Буддизм стал религией сотен миллионов людей в Юго-Восточной Азии, традиционно связанной с родиной буддизма — Индией, и на Дальнем Востоке, цивилизации которого формировались на основе традиций китайской культуры; цитаделью буддизма уже тысячу лет является Тибет, куда буддизм принес индийскую культуру и которому он дал письменность, литературный язык и основы цивилизации. Буддийской философией восхищался А. Шопенгауэр и с уважением отзывались Ф. Ницше и М. Хайдеггер.
6.2. Жизнь Гаутамы Будды. Истоки буддизма восходят к деятельности индийского мудреца Будды Шакьямуни, проповедовавшего в городах долины Ганга примерно в 5 в. до н. э. Буддизм никогда не знал ни единой церковной организации (даже в рамках одного государства), ни других централизующих социальных институтов. Единственным общим для всех буддистов правилом является право хранить три Драгоценности (три-ратна): Будду, Дхарму и сангху, — что и передавалось из поколения в поколение практически по всем странам Южной, Восточной и Центральной Азии, а в 20 в. — Северной Америки, Европы, России. Согласно этому правилу, 1) Есть Будда — просветленное, всеведущее существо, достигшее духовных вершин естественным образом через развитие ума и сердца в длинной последовательности перерождений (сансара). Главными из этих вершин являются Просветление (бодхи) и Успокоение (нирвана), которые знаменуют окончательное освобождение (мокша) и достижение высшей цели духовных устремлений в индийской и других восточных культурах, что недоступно ни богам, ни святым других религий. 2) Есть Дхарма — Закон, открытый Просветленным, смысловое ядро Вселенной, определяющее все процессы, происходящие в мире, взаимосцепленность и взаимозависимость всего. Этот Закон Будда постиг и сообщил ученикам в виде Слова, текста сутр (проповедей, бесед). Буддизм начинался как движение нищих и отверженных в условиях распада родо-племенных отношений и становления раннегражданского общества. Таким образом, жизнь на обочине общества, в общине (сангхе), монастыре становилась самым подходящим местом для совершенствования ума и психики человека.
Будда был современником и ровесником Сократа. Старая ведическая религия жертвоприношений и ритуалов переживала острейший кризис, что выразилось в появлении новых неортодоксальных аскетических движений так называемых шраманов, аскетов, подвижников, странствующих философов, отвергших авторитет брахманов и священных Вед и поставивших своей целью самостоятельный поиск истины через занятия философией и йогой (психопрактикой преобразования сознания). Одним из таких шраманов (или на языке пали — саманов) и был Будда Шакьямуни, исторический основатель буддизма. В небольшом государстве народа шакьев в северо-восточной части Индии (территория современного Непала), которым управлял мудрый царь Шуддходана из древнего царского рода жена царя, царица Махамайя родила сына. Младенец немедленно встал на ноги и сделал семь шагов, провозгласив себя существом, превосходящим и людей, и богов. Но эти чудесные роды оказались роковыми, и вскоре Махамайя умерла. Царь призвал к младенцу астролога Ашиту, и тот обнаружил на его теле тридцать два признака великого человека (знак колеса между бровями, а также на ладонях и ступнях ног, ушнишу — выпуклость на темени, перепонки между пальцами и т. д.). На основании этих признаков Ашита объявил, что новорожденный станет или великим государем, властителем всего мира (чакравартином), или святым, познавшим истину, — Буддой. Тогда мальчика нарекли Сиддхартхой Гаутамой. Гаутама — его фамильное имя; слово «Сиддхартха» можно перевести как «Полностью Достигший Цели». Царю, конечно, хотелось, чтобы его сын стал великим государем. Поэтому он решил так организовать жизнь сына, чтобы ничто не могло навести его на философские размышления или раздумья о смысле жизни. Принца поселили в роскоши и неге в великолепном дворце, отгороженном от внешнего мира. Мальчик рос, неизменно обгоняя всех своих сверстников в науках и спорте. Нрава принц был кроткого, что поначалу даже восстановило против него его невесту — принцессу Яшодхару, которая сочла, что подобная кротость не пристала кшатрию и несовместима с воинской доблестью. И только после того, как Сиддхартха продемонстрировал Яшодхаре свое воинское искусство, она согласилась стать его женой; у них родился сын Рахула. Казалось, что план царя-отца непременно осуществится. Так продолжалось до тех пор, пока принцу не исполнилось двадцать девять лет и он однажды не отправился на охоту. Эта охота изменила всю его жизнь.
На охоте принца впервые потрясло созерцание страданий, переполняющих жизнь. Он видит перепаханное поле, на котором птицы выклевывают червей из комьев земли, и поражается, почему одни живые существа могут жить только ценой смерти других. Но самым важным для духовного переворота Сиддхартхи оказываются четыре встречи: царевич видит похоронную процессию и понимает, что все люди и он сам смертны и ни богатство, ни знатность не могут защитить от смерти. Он обращает внимание на прокаженного и впервые осознает, что болезни подстерегают любого смертного. Принц смотрит на нищего, просящего подаяние, и понимает мимолетность и призрачность богатства и знатности. И вот Сиддхартха оказывается перед мудрецом, погруженным в созерцание. Глядя на него, принц осознает, что путь самоуглубления и самопознания — единственный путь к постижению причин страданий и способа избавления от них. Говорят, что сами боги, также пребывающие в колесе рождений — смертей и жаждущие избавления, послали принцу навстречу увиденных им людей, чтобы вдохновить его вступить на путь познания и освобождения.
После этой достопамятной охоты царевич не мог уже больше спокойно жить в своем роскошном дворце. И вот однажды ночью он покидает дворец на своем любимом коне Кантаке и в сопровождении одного слуги. На опушке леса он попрощался со слугой и конем и своим мечом, который взял в руки последний раз в жизни, отсек в знак отречения от мирской жизни свои длинные волосы.
Начался период ученичества, аскезы и духовных поисков. Сиддхартха присоединялся к разным шраманским группам, быстро достигая всего, чему учили их наставники. Наиболее известными из учителей будущего Будды были Удрака Рамапутра и Арада Калама. Они проповедовали учение, близкое санкхье — одной из ортодоксальных брахманских школ, возникшей, однако, в шраманской среде, а также учили йогической практике духовных упражнений, в том числе дыхательной гимнастике, требовавшей длительной задержки дыхания, сопровождавшейся мучительными ощущениями. По учению санкхьи, мир представляет собой результат ложного отождествления духа (пуруша) с материей (пракрити). Полное отчуждение духа от материи есть освобождение (кайвалья) и избавление от всех страданий. Сиддхартха очень быстро достиг всего, о чем учили его наставники, и те даже предложили ему стать их преемником. Однако бывший царевич отказался: он сам не нашел того, чего он искал, и ответы, которые он получил, практикуя методы своих наставников, не удовлетворили его. Сиддхартха внимательно слушал всех, но ничьим приверженцем так и не стал. Он предался суровой аскезе и умерщвлению плоти. Впоследствии он сам говорил, что дошел до такой степени истощения, что, дотронувшись до живота, чувствовал пальцем позвоночник. Но аскеза не приблизила его к просветлению, и истина оставалась столь же далекой от него, как и тогда, когда он жил в царском дворце в Капилавасту. Тогда Сиддхартха решил отказаться от крайности аскетизма и принял скромную, но питательную еду (рисовую кашу на молоке) из рук жившей неподалеку девушки. Пять аскетов, практиковавших вместе с Сиддхархой, сочли его отступником и покинули его, оставив в полном одиночестве. Тогда бывший принц сел в позе созерцания под баньяновое дерево, получившее в буддийской традиции наименование «Древа Пробуждения» (бодхи), и дал клятву, что не сойдет с этого места до тех пор, пока не достигнет своей цели и не познает истину, после чего вошел в состояние глубокого сосредоточения, погрузившись в созерцание.
Сиддхартха все глубже и глубже погружался в созерцание, и ему открылись Четыре Благородные Истины о страдании, причинах страдания, прекращении страдания и пути, ведущем к прекращению страданий. Еще глубже стало его сосредоточение, и он постиг всеобщий принцип причинно-зависимого происхождения. Наконец разум Сиддхартхи достиг четвертого уровня сосредоточения, и перед ним засиял свет нерушимого покоя нирваны, Великого Освобождения. Здесь Сиддхартха вошел в состояние транса (самадхи) Океанического Отражения, когда его сознание уподобилось безграничной поверхности мирового океана в состоянии полного штиля, когда зеркальная гладь неподвижных вод отражает в себе все феномены. В этот момент Сиддхартха Гаутама, царевич из клана Шакьев, исчез, и в мире появился Будда (Buddha) — Пробужденный, Просветленный (санскритский корень buddh тот же самый, что и в русских словах «будить», «пробуждаться», что абсолютно неудивительно, поскольку русский язык, как и санскрит, наряду с латынью, немецким, литовским и многими другими славянскими, германскими, романскими и т.п. языками, относится к индоевропейской языковой семье). И больше уже не был он принцем и наследником престола, строго говоря, не был он больше и человеком, ибо люди рождаются и умирают, а Будда пребывает превыше и жизни, и смерти. И его имена и титулы отныне — Будда Шакьямуни (Пробужденный Мудрец из рода Шакьев), Татхагата (Так Пришедший или Так Ушедший), Бхагаван (Благословенный, Блаженный; дословно — «наделенный благой долей»), Сугата (Правильно Идущий), Джина (Победитель), Локаджьештха (Почитаемый миром). он направился в близлежащий Олений Парк (Сарнатх), где и произнес свою первую проповедь — Проповедь о Повороте Колеса Учения (Дхармы). Первыми слушателями Будды были пять аскетов, ранее с презрением покинувшие отступника Гаутаму. Они и теперь поначалу не хотели слушать Будду, но его изменившаяся внешность так потрясла их, что они все-таки решили выслушать его, а выслушав, уверовали, став, таким образом, первыми буддийскими монахами, первыми членами сангхи — буддийской монашеской общины. Так новая религия сразу же обрела свои Три Драгоценности (Триратна), три объекта поклонения, с принятия прибежища в которых человек может считаться буддистом — Будду, Дхарму (его Учение) и Сангху (монашескую Общину). Кроме аскетов, Будде внимали еще две газели, изображения которых по обе стороны восьмирадиусного (восемь спиц Колеса символизируют восемь этапов буддийского Благородного Пути) Колеса Учения (дхармачакра) стали символом буддизма и буддийской проповеди; это изображение можно увидеть на крышах многих буддийских храмов, в том числе и Санкт-Петербургского Дацана.
Сиддхартха Гаутама покинул дворец в двадцать девять лет и стал Буддой в тридцать пять лет. После этого он еще сорок пять лет проповедовал свое учение в разных государствах северо-востока Индии. Из числа первых монахов выделились самые выдающиеся ученики Будды: Ананда, Махакашьяпа («Знаменосец Дхармы»), Махамаудгальяяна, Субхути и другие. Была создана и женская община. Таким образом, кроме монахов (бхикшу), появились и монахини (бхикшуни). Будда не забыл и о своих родных. Он посетил страну шакьев и был восторженно встречен отцом, царевной Яшодхарой и народом страны. После бесед с Буддой его сын Рахула и Яшодхара приняли монашество. Отец Будды, Шуддходана, оставшийся, таким образом, без наследников, взял с Будды слово, что он больше никогда не примет в общину единственного в семье сына без согласия его родителей. Будда обещал это, и с тех пор этот обычай свято соблюдается в буддийских странах, особенно на Дальнем Востоке.
Шло время. Будда старел, и близился день его отхода в окончательную нирвану. Это произошло в местечке Кушинагара, на берегу реки Найранджани, относительно недалеко от Бенареса. Простившись с учениками и дав им последнее напутствие надеяться только на собственные силы, «быть светильниками самим себе» и усердно трудиться во имя освобождения, Будда лег в позе льва (на правый бок, головой к югу и лицом к востоку, подложив правую руку под голову) и погрузился в созерцание. Вначале он достиг четвертого уровня сосредоточения, потом восьмого, потом вернулся к четвертому, и из него вступил в великую и вечную нирвану без остатка. Закончилась его последняя жизнь, больше не будет новых рождений и новых смертей. Гончарный круг кармы остановился, и тело, последняя объективация былого влечения к профаническому существованию, перестало жить. Отныне Будды больше не было в мире и мира не было для Будды. Он погрузился в состояние, которое не может быть ни описано, ни представлено. Можно лишь сказать, что в нем не было места страданию, которое заменило высшее блаженство. Ученики Будды в соответствии с обычаем кремировали тело Учителя. После кремации в пепле ими были найдены шарира — особые образования в форме шариков, характерные для тел святых. Они стали важнейшими буддийскими реликвиями.
6.3. Буддийское вероучение и культ. Буддизм с самого начала своего существования мыслился как своеобразный проект преобразования человека из существа страдающего и онтологически несчастного в существо свободное и совершенное. В основе этого учения Четыре Благородных Истины. Первая истина – в мире есть страдание. «Все есть страдание. Рождение — страдание, болезнь — страдание, смерть — страдание. Соединение с неприятным — страдание, разлучение с приятным — страдание. Поистине все пять групп привязанности суть страдание». Вторая – у каждого страдания есть причина. Эта причина — влечение, желание, привязанность к жизни в самом широком смысле, воля к жизни. Третья Благородная Истина — истина о прекращении страдания. С исчезновением причины страдания исчезает и само страдание. То есть угасают именно страсти, привязанности, омрачения, а вовсе не бытие. Нирвана — не субстанция (субстанций буддизм вообще не признает), а состояние, состояние свободы и особой внеличностной, или надличностной, полноты бытия. Но как же достичь освобождения, нирваны? Об этом говорит Четвертая Благородная Истина — истина о пути (марга), ведущем к прекращению страданий — то есть о Благородном Восьмеричном Пути (арья аштанга марга).
Весь буддийский путь делится на три большие этапа: этап мудрости (праджня), этап нравственности, или соблюдения обетов (шила), и этап сосредоточения (самадхи), то есть психопрактики. Первый этап включает в себя две ступени, остальные — по три, всего восемь ступеней.
I. Этап мудрости.
1. Правильное воззрение. На этом этапе человек должен усвоить и освоить Четыре Благородные Истины и другие базовые положения буддизма, внутренне пережить их и сделать основой мотиваций своих поступков и всего своего поведения. 2. Правильная решимость. Теперь человек должен решиться раз и навсегда встать на путь, ведущий к освобождению, руководствуясь принципами буддийского учения.
II. Этап нравственности.
3. Правильная речь. Буддист должен всячески избегать лжи, клеветы, лжесвидетельства, брани и распространения слухов и сплетен, питающих вражду. 4. Правильное поведение. Миряне-буддисты принимают минимальное количество обетов, способствующих накоплению благой кармы. 5. Правильный образ жизни. Это то же правильное поведение, но взятое как бы в социальном измерении. Буддист (как монах, так и мирянин) должен воздерживаться от занятий любой формой деятельности, несовместимой с правильным поведением. Он должен воздерживаться, например, от торговли живыми существами, людьми и животными, от торговли оружием (вместе с тем буддизм не запрещает мирянам служить в армии, поскольку армия рассматривается как средство защиты живых существ в случае агрессии, тогда как торговля оружием провоцирует конфликты и создает предпосылки для них), от распространения алкоголя и наркотиков, от занятий проституцией и любыми профессиями, связанными с обманом (гадания, предсказания судьбы, составление гороскопов и тому подобное).
III. Этап сосредоточения.
6. Правильное усердие. Данный этап и все его ступени предназначены в основном для монахов и заключаются в постоянных занятиях буддийской йогой. Санскритское слово «йога» образовано от корня «йудж» — связывать воедино, запрягать, сопрягать. Поэтому слово «йога» родственно русскому слову «иго» и английскому слову «yoke» — «ярмо», «иго». Слово «йога», таким образом, означает концентрацию, сосредоточение, связывание в один пучок всех сил для достижения цели. Этим словом в Индии издревле называли различные весьма сложные системы психофизического тренинга («психопрактика», «психотехника»), направленного на изменения сознания и перехода из профанного, мирского, сансарического состояния в сакральное состояние «бессмертия и свободы». Йога в узком смысле слова — одна из ортодоксальных брахманистских религиозно-философских систем (даршан), созданная риши (мудрецом) Патанджали в IV — V веках н. э. Йога в широком смысле — любая форма психопрактики, направленной на достижение освобождения от сансары (нирвана, мокша, мукти, кайвалья); в этом смысле можно говорить о буддийской йоге, джайнской йоге, индуистской йоге и т. д. Йогой, как правило, занимались отшельники-аскеты и члены различных религиозных монашеских сообществ. О «правильной решимости» здесь говорится в смысле развития установки на углубленное и соответствующее традиции занятие йогическим созерцанием для перехода в нирвану.
7. Правильное памятование. Целостный и всеохватный контроль над всеми психоментальными и психофизическими процессами при развитии непрерывной осознанности. Главные методы здесь — шаматха (успокоение сознания, прекращение волнения психики, избавление от аффектов и психоментальной нестабильности) и випашьяна (аналитическое созерцание, предполагающее культивирование благих, с точки зрения буддизма, и отсечение неблагих состояний сознания).
8. Правильное сосредоточение, или правильный транс. Достижение собственно самадхи, предельной формы созерцания, при которой исчезают различия между созерцающим субъектом, созерцаемым объектом и процессом созерцания. Буддийская традиция описывает многочисленные виды самадхи, некоторые из которых не ведут к нирване. Правильная практика самадхи в конечном итоге приводит монаха к освобождению, и он становится архатом («достойным»; тибетская этимология этого слова «победитель врагов», то есть аффектов — клеш, не является филологически корректной).
Отличия от других учений и верований. В отличие от монотеистических религий (иудаизм, христианство, ислам), в буддизме нет:
— всемогущего Бога-творца или Бога-личности; — сотворения мира, мир считается «никем не созданным и никем не управляемым»; в то же время вопрос о том, есть ли у мира начало, считается «не имеющим ответа»; — вечной души; — искупления грехов; — безоговорочной веры, в частности, веры в сверхъестественные силы (хотя буддизм указывает на возможность проверки существования магии, но не допускает стремления к её обретению); — абсолютной преданности; — религиозной организации, аналогичной церкви (буддийская сангха является сообществом, а не организацией);
— ересей, по той причине, что в буддизме также нет: единого канона текстов, общего для всех школ (общая же трипи;така или сборник всех буддийских текстов в последней махаянской китайской редакции представляет собой 220-томное издание), — общих и непререкаемых для всех школ догматов, единственного мироздания, число миров считается бесконечным, провидения, за что буддизм иногда характеризуют в качестве «религии-самоспасения», непременного отказа последователя от других религий. Последователь буддизма может быть одновременно последователем синтоизма, даосизма и «любой другой религии», при этом не нарушая основ буддийского учения, что является одним из проявлений буддийской толерантности. Некоторые из этих положений и отрицание кастовой системы отличает буддизм от индуизма и брахманизма, хотя индуизм также признаёт учение о карме.
6.4. Распространение буддизма. Распространение буддизма начинается только с конца IV—III вв. до н. э. и связано с именем индийского царя Ашоки, который сумел объединить под своей властью почти всю территорию Индии и провозгласил буддизм официальной религией в своей империи. Затем на острове Цейлон (совр. о. Шри-Ланка), в Китае, во Вьетнаме, Лаосе, Камбодже, Таиланде, Бирме, в Корее, в Японии, во второй половине VIII в., в Тибете буддизм был объявлен официальной религией. В середине XIII в. Тибет был завоеван монголами. Верные своей политике превращать в покоренных странах духовенство в своих верных союзников, какую бы религию те ни исповедовали, они даровали буддийскому духовенству власть над Тибетом, освободили его от налогов и щедро наделили землей. Вскоре приняли буддизм и сами монголы. На территорию России буддизм в форме ламаизма был занесен к бурятам, тувинцам и калмыкам из Монголии. Буддизм имел и свои потери. Так во время «культурной революции» в Китае были разрушены практически все 6259 монастырей (кроме 13). Из 600 тыс. монахов и монахинь погибло 110 тыс., остальных вынудили отказаться от монашеских обетов. Только в 1980-х гг. благодаря либеральным реформам в Китае, начинает оживать и религиозная жизнь в Тибете, где ныне функционирует около 200 монастырей. В Киргизии были обнаружены руины буддийских монастырей, датируемые VI—Х веками. Неясно, принадлежат ли они традиции западных тюрков или уйгуров, а также сколь велико было здесь влияние Тибета. В долинах рек Или и Чу, расположенных в районе озера Иссык-Куль, найдено множество наскальных буддийских надписей на тибетском языке, датируемых этим и более поздним периодами, что свидетельствует о присутствии тибетской буддийской культуры в этих районах.
С процессом распространения буддизма связаны несколько интересных особенностей. 1) Чем дальше продвигался буддизм на Восток и чем более крепкими становились его позиции в странах Юго-Восточной Азии, тем заметнее уменьшалось его влияние на родине — Индии, где сейчас количество буддистов не превышает нескольких процентов от общей численности населения. В период максимальной зрелости буддизма и начала его вытеснения из Индии брахманизмом, китайский паломник, и махаянский философ Сюань-цзан свидетельствует, что было 2079 монастырей. 2) Буддизм сумел органически вписаться в культурные традиции самых разных народов Южной и Юго-Восточной Азии. Чаще всего происходило так, что другие боги находили новое место в пределах уже существующего буддийского пантеона, однако относительно будд занимали подчиненное положение. Это объясняется тем, что и у первобытного полидемонизма, и политеизма на уровне национально-государственных религий, и у монотеизма на ступени мировых религий общие анимистические корни. Но в конечном итоге за «усвоением» местных религий, начиналось «искоренение» «языческих» традиций и верований, репрессии против их служителей и последователей. 3) Буддизм зачастую распространялся в странах, уровень развития которых (в том числе и развития религиозного) примерно соответствовал уровню культурного развития Индии времен зарождения в ней буддизма. В таких случаях буддизм не подчинял себе местные религии, в значительной мере трансформируясь под их влиянием, а сосуществовал с ними. Сумев прижиться во многих странах и в конечном итоге превратившись в мировую религию, буддизм разделился на многочисленные направления, заметно отличающиеся друг от друга.

Читайте также:  Молитвы перед иконой непроходимая дверь

Источник статьи: http://proza.ru/2018/01/28/1112