Меню

Эксперты по иконам божьей матери

Оценим стоимость старинной иконы по фото

Старинные иконы зачастую представляют большую ценность. Редкие образцы приобретают как коллекционеры, так и те, кто желает выгодно инвестировать в будущее, ведь стоимость антикварных икон с каждым годом только растёт. Чтобы оценить стоимость Вашей иконы, Вы можете отправить её нам. Для этого сфотографируйте имеющуюся у вас икону с разных ракурсов и при хорошем освещении. Если на ней имеется подпись или клеймо автора, нужно сделать отдельные кадры с ним. Также, в случае если икона имеет какие-либо дефекты, они должны быть видны на фотографии. В описании нужно указать размеры полотна и, по возможности, материал изготовления. Кроме того, если Вам известна какая либо информация о данной иконе (происхождение, когда была написана, кто автор и так далее) – также укажите это в описании. Помните, чем больше данных Вы предоставите, тем более точно эксперты смогут оценить стоимость Вашей иконы. Данные отправляйте через форму:

Перед тем, как нести икону в антикварный салон, вы сами можете убедиться, что она действительно представляет ценность. Также нужно понимать, что к антикварным иконам можно отнести лики святых, написанные не позднее 1917 года.

Что нужно принимать во внимание

Стоимость иконы может сильно варьироваться в зависимости от века и редкости, поэтому цены на старинные образы, написанные в одно и тоже время и имеющие одинаковый размер, могут сильно отличаться. Наши эксперты-оценщики уделяют внимание следующим факторам:

  • Подлинность. Главный параметр при оценке старинных икон, ведь нередко стилизованные под старину образы святых люди принимают за антиквариат;
  • Состояние. Не менее важно и общее состояние предмета. Проводя экспертизу, оценщики определяют, потребуется ли реставрация, либо оценят качество уже проведенных восстановительных мероприятий;
  • Возраст. Нетрудно догадаться, что чем старше икона – тем она дороже, хотя бывают случаи, когда иконы XIX века могут стоить дороже, чем написанные в XVII-XVIII веке, всё зависит от редкости;
  • Материалы. Иногда важную роль играет материал изготовления, а также размеры иконы. Украшение драгоценными камнями, золотом или серебром повышают стоимость;
  • Наличие подписи. Работы известных иконописцев всегда представляли высокую ценность. Примерно до середины XVII века на иконах не ставили подпись. Потом начался расцвет русской иконописи, количество мастеров увеличилось, и появились так называемые авторские работы (вёлся государственный учет). Оценивая старинные иконы, эксперты учитывают все, что характерно для той ли иной школы, того или иного времени;
  • Происхождение. К примеру, принадлежность иконы к историческим событиям значительно повышает её рыночную стоимость;
  • Комплектность. В окладе или без оклада, заключена ли икона в киот, который помогает дольше сохранять её целостность – эти моменты также важны при определении стоимости.

Где в Москве можно оценить стоимость старинной иконы?

Наиболее выгодное сотрудничество может быть только с официальными представителями антикварного рынка. Обратившись в наш антикварный салон «Арбат, 40» вы получите максимально достоверную оценку вашего антиквариата. Наши опытные эксперты оценивают антиквариат, как предметы искусства и назначают за него соответствующую цену.

Онлайн-оценка по фотографии

Присылайте ваши фотографии по электронной почте или с помощью мобильных приложений WhatsApp и Viber, или, если у Вас нет возможности прислать нам фотографии, вы можете позвонить по телефону и узнать примерную цену, описав икону словами. Процедура оценки иконы совершенно бесплатна, и занимает минимум времени. Всего в течение 30 минут Вы сможете узнать её стоимость с точностью до 95%.

Преимущества нашего антикварного салона и где мы находимся

Наш антикварный салон расположен в самом центре Москвы на Старом Арбате. Более 20 лет мы специализируемся на оценке и выкупе разного рода предметов старины, в том числе и старинных икон. Мы предлагаем высокие цены, и приехав в наш салон можете быть уверены – она не поменяется. За долгие годы работы с антиквариатом мы зарекомендовали себя как высокопрофессиональные и честные специалисты, занявшие достойную нишу в антикварном бизнесе.

Антикварный магазин «Арбат, 40» работает ежедневно без праздников и выходных с 10:00 до 20:00.

Источник статьи: http://antik40.ru/otsenka/ikon.html

Иконы Богоматери

Богоматерь с младенцем. VI в. Музей им. Хоненко

Церковь оказывает Богоматери чрезвычайное почитание (ὑπερδουλία), вознося Ее превыше всех святых и превыше небесной иерархии. Избранная Приснодева стоит в центре всей истории спасения. Действительно, Божественное Провидение, учитывающее свободную волю твари, не могло прийти к высшей своей точке – вочеловечению Сына Божия – без согласия Приснодевы осуществить в Себе тайну, сокровенную от век и от родов ( Кол.1:26 ), и стать, таким образом, Матерью Бога. Поэтому прп. Иоанн Дамаскин и говорит, что имя Богоматери (Θεοτόκος) «составляет все таинство Домостроительства» 157 . Марологический догмат неотъемлем от христологии. Невозможно, как хотел Несторий, отрицать Богоматеринство Пресвятой Девы, не ущербляя тем самым догмата воплощения Божественной Ипостаси, Сына Приснодевы. Не отдельно умопредставляемая человеческая природа Христа, но сама Личность Сына Божия по человечеству родилась от Марии – от тварного существа, Духом Святым соделанного способным к принятию в утробе своей грядущее в мир Слово Божие.

Имя «Богоматерь» выражает исключительность Ее отношения ко Второму Лицу Святой Троицы, отношение материнства, к которому Ее человеческая личность была призвана Божественным Избранием. Это особое положение в деле спасения, эта единственная роль в Боговоплощении не была лишь инструментальной функцией. Мария, «Матерь Иисусова» (ср.: Деян.1:14 ), осуществила эту уникальную связь со Своим Сыном в Своей святости. И святость эта не может быть ничем иным, как той «всесвятостью», той полнотой благодати, которая дана Церкви – продолжению прославленного человечества Христова. Но если Церковь еще ожидает наступления будущего века, то Богоматерь уже переступила грань этого вечного Царствия: единственное человеческое существо, всецело обоженное, начаток будущего обожения твари, Она рядом со Своим Сыном правит судьбами мира, еще развертывающимися во времени.

Прославление Богоматери не может сравниваться с почитанием святых или ангелов. Многоразличные аспекты Ее славы, превосходящей все, что можно представить себе в земном мире, породили множество Ее икон, из которых мы здесь воспроизводим лишь некоторые основные типы.

Икона Божией Матери Знамение

Богоматерь Знамение. Россия. XVI в. Частное собрание

Икона Знамения принадлежит к наиболее чтимым иконам Богоматери. Это изображение с характерно воздетыми руками относится к иконографическому типу Оранты, но с Христом на груди. Жест молитвы, воздетые руки, характеризующий Оранту, не является специфически христианским. Он был известен как в Ветхом Завете, так и в античном мире. Особенное распространение он получил в первохристианскую эпоху, но уже не как простой жест молитвы а как олицетворение молитвы в образе Оранты. Эти изображения имеются как на фресках в катакомбах, так и на донышках священных сосудов, найденных там же. На последних много изображений Божией Матери в позе Оранты с надписью «Мария» или «Мара» (древневосточная форма этого имени), которые относятся к началу IV в. К тому же веку относится и самое раннее известное изображение Божией Матери Оранты со Спасом Эммануилом на груди – наше Знамение. Это изображение с двумя монограммами Христа по сторонам находится в римской катакомбе Чимитеро Маджоре 158 .

Наряду с торжественным изображением Божией Матери Оранты (без Христа) изображение Знамения служит запрестольным образом в православных храмах как иконографическое раскрытие Церкви, олицетворенной в лице Божией Матери, вместившей в себя невместимого Бога.

Изображение Знамения имеет два варианта: на одних иконах Христос изображается в мандорле, на других, как на фреске в «Чимитеро Маджоре», – без нее; кроме того, на одних иконах Божия Матерь изображается по пояс, на других – во весь рост (например, Ярославская Оранта XII–XIII вв. в Третьяковской галерее). На фоне иконы по сторонам Божией Матери помещаются иногда огненные серафимы или другие ангелы (как на воспроизведенной здесь иконе), чем подчеркивается значение Ее как высшей ангелов, «честнейшей Херувим и славнейшей без сравнения Серафим».

В иконостасах православных храмов, выражающих догматическое учение Церкви, икона Знамения, как мы видели, помещается обычно в середине пророческого ряда, так называемого Богородичного чина, т. е. является центральной иконой ветхозаветной Церкви, чающей искупления. Как известно, ветхозаветные пророчества о Боговоплощении завершаются уже не образным (как пророчества Соломона, Моисея, Иакова и др.), а явным и ясным предсказанием пророка Исаии, которого за ясность и точность его пророчеств называют «пятым Евангелистом»: Сего ради даст Господь Сам вам знамение: се Дева во чреве зачнет и родит Сына и наречеши имя Ему Еммануил ( Ис.7:14 ). Изображение Божией Матери с Отроком Эммануилом в лоне и есть это Знамение, возвещенное пророком и явленное миру в своем осуществлении. Отсюда и название иконы. Знамение есть образ Боговоплощения, откровение Второго Лица Святой Троицы, явление Сына Божия через Его Человечество, воспринятое от Богоматери. Как само пророчество Исаии, икона Знамения является раскрытием пророческих предображений о Боговоплощении. Очевидно, по этой причине на некоторых иконостасах (см. ил. на с. 106) отсутствует сам пророк Исаия. Это не упущение, а, наоборот, особенно глубокое проникновение в смысл и содержание иконы Знамения: поскольку изображено само Знамение, данное Господом, то изображение пророка с его пророчеством является излишним повторением.

Богоматерь с младенцем Христом. Роспись катакомбы Чимитере Маджоре. Рим. Начало IV в.

Можно сказать, что как, по словам свт. Василия Великого, «слово истины по домостроительству Духа так сжато и кратко, что немногим означает многое» 159 , так и икона Знамения в своей величественной простоте является одной из самых сложных и глубоких по содержанию Богородичных икон. Наша икона имеет особенность, которая встречается очень редко в иконах Знамения: здесь не только Эммануил изображен в

Богоматерь Знамение. Запрестольная выносная икона. Москва. XVI в. ГИМ

Богоматерь Великая Панагия. Владимиро-Суздальская Русь. XIII в. ГТГ мандорле, но и сама Божия Матерь. Иначе говоря, наряду с раскрытием Божественной славы Спаса Эммануила здесь раскрывается и слава Его Матери. Ибо как Человечество Его неотделимо от Матери, так и слава Матери неотделима от славы Богомладенца. Однако мандорла Божией Матери отличается от мандорлы Спасителя как своими красками, так и отсутствием золотой разделки. Сине-зеленая, по краям окрашенная в розовый цвет, переходящий в красный, она, по-видимому, является образным переложением слов канона Божией Матери, где Она прославляется как «огнеобразная колесница Слова» 160 , как «утро светлейшее Солнца носящая Христа» 161 и др. Символика сочетания этих цветов, очевидно, соответствует ночному мраку греха и неведения и заре утра наступающего дня воссоздания мира. Этим подчеркивается космическое значение Богоматери и Ее роль в воссоздании как «мир обновившей во чреве Своем всецел» 162 .

Холодный тон закрывающего борта иконы оклада, сделанного из тисненого серебра, и гравированные венчики усиливают общий теплый тон иконы и, прекрасно сочетаясь с красками, придают ей торжественный и праздничный вид.

Богоматерь Одигитрия

Богоматерь Одигитрия. Тверь. Первая четверть XV в. ЦМиАР

Богоматерь Одигитрия. Начало VII в.

Церковь Санта Мария ад Мартирес. Рим

Богоматерь Одигитрия. Византия. Первая половина XIV в. Галерея Темпл, Лондон

Иконографический тип Богоматери Одигитрии (ἡ Ὁδηγήτρια) имеет несколько прототипов, восходящих к глубокой древности. Византийское предание возводит его к образу, написанному св. Евангелистом Лукой. Согласно этому повествованию Сама Богоматерь благословила этот Свой образ со словами: «Мое благословение пребывает навеки с этой иконой». Святой Лука послал этот образ в Антиохию «державному Феофилу» вместе с текстом Евангелия. Около середины V в. по приказанию императрицы Евдоксии образ был послан в Константинополь в подарок ее свекрови, императрице Пульхерии 163 . Это повествование было общепринятым в Византии в IX в., когда впервые появляется наименование «Одигитрия» на печатях. Неизвестно, происходит ли это название от храма «Путеводителей» (τῶν ὁδηγῶν), в котором императоры обычно молились перед выступлением в походы, или же икона Богоматери, именуемая «Путеводительница», дала название храму, перестроенному Михаилом III (842–867). Как бы то ни было, в это время чудотворной иконе Божией Матери перенесенной позднее во Влахернский храм, уже приписывалась особая роль в судьбах христианской империи. Это отношение способствовало формированию иконографического типа византийского по преимуществу, который в IX в. окончательно вырабатывается и получает наименование «Одигитрия» 164 .

Читайте также:  В каких случаях молятся ахтырской иконе божией матери

Сирийские прототипы Одигитрии, уже многочисленные в VI в., изображают Богоматерь стоящей и держащей на левой руке полулежащего спеленутого Младенца. Эти изображения изменяются под влиянием византийского понимания. Иконы Одигитрии, создаваемые в Византии, изображают Младенца Христа всегда прямо сидящим на левой руке Богоматери: здесь Он уже не грудной младенец, а тип Христа Эммануила; это «превечный Бог», исполненный премудрости, несмотря на свой юный возраст. Облаченный в одеяние славы – гиматий, разделанный золотом, – Христос Эммануил держит в левой руке свиток, а правой благословляет, глядя прямо перед Собой. Богоматерь стоит прямо и величественно, без выражения какой-либо нежности к Сыну. Она смотрит на зрителя или же отводит взгляд в сторону, поверх головы Младенца. Поднятая к груди рука может выражать жест молитвы, но скорее это жест указующий. Богородительница указывает людям на Сына Божия, через Нее пришедшего в мир. Можно понять этот жест и как царственный, представляющий Ее Сыну верующий народ, на что и отвечает Христос Эммануил Своим широким, величественным жестом благословения.

Икона Одигитрии, созданная в Византии, напоминает ритуальным распорядок императорского дворца, где жизнь «порфирородного» монарха превращалась в ряд официальных церемоний, в которых подавлялось всякое выражение человеческого чувства, дабы выявить священный характер императорского достоинства.

Однако в то же время эта величавая отрешенность, чуждая всякому выражению человеческих эмоций, лучше всего соответствует догматическому смыслу иконы, являющей Богоматеринство Приснодевы с Христом Эммануилом.

Богоматерь Одигитрия на троне. Моливдовул. 717–720 г. ГЭ

Богоматерь Одигитрия в рост с младенцем. Моливдовул. XIV в. ГЭ

Тип Одигитрии породил множество иконографических вариантов, освященных явлением чудотворных икон и носящих различные наименования. Здесь мы воспроизводим три списка с икон Богоматери Одигитрии, почитаемых в России: чудотворные иконы Богоматери Смоленской, Тихвинской и Казанской.

Богоматерь Смоленская. Россия. XVI в. Кастел де Вийенборг (Нидерланды)

Смоленская икона Божией Матери

Икона Одигитрии, именуемая Смоленская (празднование ее 28 июля) была, по преданию, привезена на Русь греческой царевной Анной, супругой святого князя Владимира. Согласно другой версии ее привезла византийская царевна того же имени, вышедшая в 1046 г. за черниговского князя Всеволода. Эту икону в 1101 г. Владимир Мономах поместил в соборе города Смоленска. Ни одно из ее воспроизведений, среди которых многие особо почитаются как чудотворные, не восходит дальше XIV в., считает Н. П. Кондаков 165 .

Русская икона Смоленской Божией Матери особенно близка к византийскому типу Одигитрии. Здесь – та же величавость в позе Богоматери и Младенца Эммануила, те же торжественные жесты, которые мы пытались описать выше. Воспроизведенная здесь икона – прекрасная работа XVI в. (108×82 см). Утонченная голова Богоматери покоится на длинной грациозной шее; она покрыта мафорием, украшенным тремя звездочками: надо лбом и на каждом плече. Этот символ приснодевства (ἀειπαρθενεία) – т. е. девства до рождества, во время и после него – обязателен на всех иконах Пресвятой Богородицы. Это декоративное изменение трех первоначальных крестиков, обычно украшавших мафорий Богородицы на древнейших иконах. Гиматий Эммануила, покрывающий все Его тело, разделан золотом. Богоматерь изображена в полфигуры, но, очевидно, мыслится стоящей, так как Сын Ее не сидит у Нее на коленях: Она держит Его высоко и прямо на левой руке в церемониальной позе, как на византийских иконах Одигитрии.

Филигранные нимбы и богато разделанная серебряная риза XVII в. закрывают фон, на котором выделялись фигуры. Обрамление, сделанное, вероятно, тогда же, содержит одиннадцать иконок кованого серебра: наверху – ангел- хранитель и свт. Николай; на левой стороне – три сирийских мученика: Гурий, Самон и Авив – покровители брака; на правой – три отца Церкви: свтт. Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст. Внизу – три святых митрополита Московских: Петр, Алексий и Иона.

Богоматерь Тихвинская. Россия. Начало XVIII в. Музей икон. Реклинхаузен (Германия).

Тихвинская икона Божией Матери

Тихвинская икона Пресвятой Богородицы (празднование ее 26 июня) почитается в России с 1383 г. Она ближе всего к византийскому типу Одигитрии

Богоматерь Тихвинская. Россия. Первая половина XVII в. Музей икон. Реклинхауэен (Германия)

Елеусы (Милостивой). Н. П. Кондаков считает, что Тихвинская икона воспроизводит появившийся уже в Византии вариант Елеусы 166 . Как бы то ни было, здесь в классическом типе византийской Одигитрии появляются некоторые изменения. Младенец Эммануил изображен уже не прямо обращенным к зрителю; Он повернут к правому плечу Матери, а лик Его изображен вполоборота. Он так же прямо сидит на левой руке Богоматери, но поза Его уже не столь церемониальна. Правая Его нога под простым гиматием (без золотой разделки) повернута так, что ступня ее видна из-под полувытянутой левой ноги. Также и Его жест благословения менее величествен: Младенец не простирает торжественно всю руку, а лишь поднимает кисть для благословения. Фигура Богоматери несколько сдвинута в правую сторону иконы. Не теряя Своего величавого выражения, превыше всех человеческих чувств, Тихвинская Одигитрия слегка склоняет голову к Младенцу Эммануилу. Взгляд Матери обращен не на Младенца, но вся Она обращена к Нему и Ее задумчивое и печальное выражение являет нам Одигитрию милостивую, молящуюся Своему Сыну за падший мир.

Воспроизведенная здесь слева икона восходит, вероятно, к XVI в. 167 Несмотря на поздние поправки, в ней видна рука большого мастера. Икона того же типа, воспроизведенная справа, характерна для русской иконописи XVII в. Сравнение этих двух икон может дать понятие о той свободе, которая предоставляется художнику при передаче одного и того же иконографического типа.

Богоматерь Казанская. Россия. Конец XVI в. Частная коллекция

Казанская икона Божией Матери

Казанская икона Богоматери (празднования ее 8 июля и 22 октября) была явлена в 1579 г. «Явлением» иконы согласно принятому в старых летописях и житиях святых словоупотреблению называется какое-либо чудесное событие, чрез которое неизвестная дотоле икона становится новым источником благодати. Сказание о явлении иконы Богоматери в Казани, столице татарского ханства, незадолго перед тем покоренного русскими, представляет типичный пример такого события. Пресвятая Богородица несколько раз являлась во сне одной девочке, повелевая указать церковным и светским властям место, где лежит под землей Ее чудотворная икона. Ни клир, ни светские власти не поверили девочке. Но ей и ее матери удалось откопать икону. Эта новоявленная икона Богоматери была с великой честью перенесена в собор, где от нее произошли чудеса. Эта икона сопровождала народное ополчение, которое в 1612 г. освободило Москву от поляков. В 1812 г. Казанская икона вместе со Смоленской хранила русское войско. Историческую роль Казанской Богоматери в России можно сравнить с ролью Влахернской Богоматери в Византии.

Списки образа Казанской Богоматери очень многочисленны. Можно сказать, что из числа Богородичных икон эта была наиболее распространенной в России. Воспроизведенная здесь икона была написана приблизительно в конце XVI столетия, т. е. вскоре после явления Казанской иконы.

На нашей иконе Богоматерь изображена только до плеч. Руки – левая, держащая Младенца, и правая, молебно к Нему простертая, – не видны. Младенец Эммануил также показан в полфигуры. Левая Его рука, обычно держащая свиток, покрыта гиматием, разделанным золотом, как на Смоленской иконе. Христос стоит прямо, лицом к верующим. Его благословляющая правая рука на нашей иконе попорчена огнем, но все же видно, что жест ее не столь торжествен, как на Смоленской Одигитрии. Богоматерь склоняет голову к Младенцу больше, чем на Тихвинской иконе. Лик Ее строг, но вместе с тем отражает женственную, грустную и серьезную нежность. Не обращая взгляда непосредственно на Своего Младенца, Богоматерь как бы созерцает посланничество Спасителя, приемлющего на Себя страдания мира. Здесь уже не церемониальное представление Его народу: византийская тема Одигитрии совершенно изменилась в русской иконе Казанской Божией Матери. Наша икона была недавно расчищена в Париже. Краски ее великолепны: мафорий огненно-пурпурного цвета выделяется на золотистом охристом Фоне.

Богоматерь на троне

Богоматерь на троне. Крит. Последняя четверть XVI в. Музей Бенаки.

Икона, приписываемая критской школе последней четверти XVI в.

Богоматерь на престоле. Скульптура. Начало XIV в. Сербия. Монастырь Соколица.

Этот иконографический тип известен в России обычно под именем Кипрской Богоматери 168 , чудотворная мозаичная икона которой была известна на Кипре еще в начале VII в. Кроме того, этот образ носит название Печерской Божией Матери – от чудотворного образа в Киево-Печерской Лавре 169 . Замечательные переводы этого образа находятся также в храмах Мистры: Перивлепты (второй половины XIV в.) и Пантанассы (начала XV в.) 170 . Особенно широко это изображение привилось на средневековом Западе, где оно стало излюбленной формой скульптурных изображений Богоматери. Аналогичные нашей иконе изображения имеются и среди фресок и икон XVI в. на Афоне 171 .

Воспроизведенная здесь икона представляет собой торжественное изображение Богоматери, сидящей на троне и держащей прямо перед Собой на коленях Отрока Христа, Которого Она придерживает левой рукой у плеча, правой у ноги. Младенец изображен в позе Вседержителя: благословляющим правой рукой, а левой держащим свиток, упирающийся в колено. По сторонам подходят, преклоняясь, с левой стороны от зрителя Архангел Михаил, с правой – Архангел Гавриил. По бортам иконы, в так называемых клеймах, где помещаются обычно семейные или особо чтимые святые, а также сцены из Священной истории и из жизни святых, расположены в верхнем ряду: Благовещение 172 , Распятие, Снятие со Креста, Сошествие во ад. На левом от зрителя борту иконы сверху вниз: Иоанн Предтеча, апостол Петр, великомученик Георгий и великомученица Екатерина; с правой стороны: Иоанн Богослов, апостол Павел, великомученик Димитрий Солунский, прп. Антоний Великий. В нижней части иконы: свт. Григорий Богослов, свт. Иоанн Златоуст, свв. Константин и Елена, свт. Василий Великий и свт. Николай.

Богоматерь с Младенцем и ангелами. Мозаика церкви Сант-Аполлинаре Нуово. Равенна. VI в.

Критская школа, которой приписывается эта икона, восходит к XTV столетию. Будучи в XIV–XV вв. явлением чисто провинциальным (о чем свидетельствуют росписи на Крите), после падения Константинополя в 1453 г. она становится главной его преемницей 173 и начинает играть большую роль, особенно в XVI в., но уже широко используя заимствования с Запада.

Воспроизведенная на с. 142 икона представляет собой один из лучших известных нам образцов иконописи этой школы и показывает что отдельные мастера и в конце XVI в. держались иконописного канона. Величественная и строгая поза Богоматери со столь же величественным Отроком Христом, восседающим на Ее коленях как на престоле, резко контрастирует с позами ангелов, склоняющихся с молебно простертыми к Богоматери руками. Превосходство Божией Матери над ними как «высшей всех Ангел и Архангел и всея твари честнейшей» 174 подчеркивается здесь и размерами Ее фигуры – большей, чем фигуры ангелов.

Богоматерь Печерская (Свенская).

Не меньшей торжественностью дышат и фигуры святых, изображенных на бортах иконы. Эта несколько официальная торжественность, которая была свойственна строгой иерархичности Византийской империи, еще более подчеркивается здесь ярко выраженой линейностью и сухой, детализированной трактовкой формы, придающей, особенно одеждам святых, изображенных на бортах иконы, несколько металлический характер. Эти свойства, унаследованные критской школой от последнего периода византийского искусства, являются характерными ее чертами. Но эти особенности, придающие изображению некоторую холодность, отнюдь не нарушают общего единства иконы, которая производит строгое и сильное впечатление.

Читайте также:  Орифлейм помада икона стиля 32317

Иконы Божией Матери «Умиления»

Богоматерь Умиление. Вторая половина XIV в. Благовещенский собор Московского Кремля

Богоматерь Донская. Конец XIV в. ГТГ.

Иконы, изображающие взаимное ласкание Богоматери и Младенца, носят название «Умиления» 175 . В отличие от торжественности и строгой величавости икон Божией Матери Одигитрии, где подчеркивается Божество Отрока Христа, иконы «Умиления» полны естественного человеческого чувства, материнской любви и нежности. Здесь более, чем в Одигитрии, выражен человеческий аспект Богоматеринства и Боговочеловечения, сильнее подчеркнуто то, что человечество Богоматери есть и человечество Ее Сына, от которого Она неотделима по Его рождению.

Икона «Умиление» – образ Матери, глубоко скорбящей о предстоящих страданиях Сына и в молчании переживающей неизбежность этих открытых Ей заранее страданий (. и Тебе Самой оружие пройдет душу... – Лк.2:35 ). Сам Младенец здесь Тот же, что и на иконах Одигитрии, Отрок Эммануил, в тех же одеждах, своей разделкой указывающих на Его предвечное Божество. Но здесь проявлениями Его чисто человеческих чувств, испугом, нежностью, а также Его жестами подчеркивается Его человечество.

Редкий в Византии, тип Умиления получил на русской почве чрезвычайно широкое распространение, став одной из главных тем русской иконописи, стремление которой к выражению просветленного человеческого чувства как бы находит свое олицетворение в образе Умиления. Это одна из вершин русского художественного творчества. Ни французская готика, ни итальянское Возрождение не сумели вложить в этот образ большей теплоты. Они создавали образы более человечные, но не более задушевные. Русские иконы Умиление оправдывают свое название, потому что при взгляде на них зрителя охватывает чувство глубокой умиленности, то чувство, которое лучше всего передается поэтическими словами прп. Исаака Сирина. По его объяснению, признак сердца милующего есть «возгорение сердца у человека о всем творении, о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всякой твари. При воспоминании о них и при воззрении на них очи у человека источают слезы. От великой и сильной жалости, объемлющей сердце, и от великого терпения умиляется сердце его, и не может оно вынести, или слышать, или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемых тварью. А посему, и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред ежечасно со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и были они помилованы; а также и об естестве пресмыкающихся молится с великою жалостью, какая без меры возбуждается в сердце его до уподобления в сем Богу» 176 .

Как мы говорили во введении, всякое человеческое чувство, изображенное на иконе в соприкосновении с миром Божественной благодати, осмысляется, преображается 177 . Пожалуй, наиболее ярким примером этого могут служить иконы Умиления. Среди всей разнообразной гаммы человеческих, душевных переживаний те, которые связаны с материнством, наиболее интенсивны, ибо наиболее связаны не только с внутренней, но и с физической жизнью человека. В иконах Умиления материнская ласка Божией Матери неразрывно связана с мучительной болью за Ее Сына. Это сострадание Ему превращается здесь в материнское сострадание всей твари, за которую Он добровольно принес Себя в жертву. И от этого сострадания «до уподобления в сем Богу» преображается наиболее инстинктивная сторона человеческой природы, которая роднит человека со всей тварью, – материнство. От соприкосновения с Божеством материнская нежность превращается во всеобъемлющую любовь и скорбь о всей твари. Горе «из боли личной потери превращается в сострадание вселенскому горю, в боль от того, что страдание вообще существует, как неустранимый элемент мирового порядка» 178 .

Поэтому Божия Матерь и почитается как Радость всей твари, с которой Она имеет онтологическое единство, радость от сознания и веры в материнское заступничество «сердца милующего», которое не может вынести печали, претерпеваемой этой тварью. В образе Матери, скорбящей за распятого Сына, и находит наиболее полное выражение та всеобъемлющая любовь, которая не знает никаких законов, кроме жалости и сострадания.

«Источник Жизни». Прорись, XVII в.

Богородица. Деталь иконы Богоматерь с пророками. Начало XII в.

Монастырь Св. Екатерины. Синай

Это содержание икон Богоматери Умиления, при всей их теплоте и задушевности, совершенно исключает в них всякую сентиментальность и слащавость, свойственные узкому, эгоистическому чувству. Нет в них и отвлеченной сухой схематичности.

Общий тип Умиления разделяется на множество вариантов, из которых воспроизведенные здесь четыре иконы каждая по-своему раскрывают и передают его содержание.

Владимирская икона Божией Матери

Богоматерь Владимирская. Константинополь. XII в. ГТГ

Одним из древнейших вариантов образа Умиления является знаменитая византийская икона Владимирской Божией Матери XI или первой половины XII в., находящаяся в настоящее время в Третьяковской галерее в Москве.

По преданию, икона Умиления Владимирской Богоматери написана св. Евангелистом Лукой при жизни Божией Матери 179 , которая, увидя принесенную Ей икону, повторила Свое пророчество: се бо, отныне ублажат Мя ecu роди ( Лк.1:48 ), «и на ту зрящи глаголала еси со властию: с сим образом благодать Моя и сила» 180 . По свидетельству летописей, упомянутая икона Третьяковской галереи, привезенная в Киев из Константинополя, находилась на Руси уже с 1155 г. В том же году она была перевезена в Суздальскую землю, в 1161 г. – во Владимир, от которого получила свое наименование, и наконец в 1395 г. – в Москву. Эта икона занимала совершенно особое положение в Древней Руси. Летописи отмечают каждое ее перенесение и каждое крупное событие в истории государства объясняют ее влиянием. На протяжении веков эта икона оказывает покровительство русскому народу и почитается как величайшая народная святыня 181 . Освобождавшие в 1612 г. Москву от поляков войска народного ополчения борются в то же время и за Владимирскую икону: «. яко уне есть нам умрети, нежели предати на поругание Пречистыя Богородицы образ Владимирския» 182 .

Отличительной чертой Владимирской иконы Божией Матери являются позы Ее и Младенца, Которого Она держит на правой руке, склонив к Нему голову. Левой рукой Она или касается плеча Младенца, или, почти всегда, держит ее у груди, молебно простирая ее к Нему и в то же время направляя на Него внимание зрителя. Богомладенец изображается всегда подобравшим под Себя левую ногу, от которой видна лишь одна ступня. Воспроизведенная здесь икона представляет собой один из вариантов отмеченной выше иконы XI–XII вв., от которой она отличается двумя чертами: Богоматерь смотрит здесь не на

Богоматерь Владимирская. Конец XV – начало XVI в. Музеи Московского Кремля зрителя, а поверх головы Младенца. Младенец обнимает левой рукой шею Матери не непосредственно, а поверх мафория, так что левой руки Его не видно. Прекрасно вписанная в форму доски фигура Божией Матери полна здесь торжественного покоя. Обобщенная линия силуэта обеих фигур придает образу большую монументальность, свойственную лучшей поре русской иконописи. Богомладенец изображен в живом и ласковом движении: приникши ликом к щеке Божией Матери, Он как бы старается успокоить Ее затаенное горе. Богоматерь проникновенным, исполненным глубокой печали взором, не замечая ласки, смотрит в пространство. Ее строгий и сосредоточенный лик, повернутый к ласкающемуся Сыну, внутренне обращен не к человеческому Младенцу, а к родившемуся от Нее Зиждителю мира. Как «Молитвенница теплая к Богу» и «крепкая Заступница мира всего» 183 , Она склоняется к Сыну, ища у Него милости для притекающих к Нему, покрывая их Своим предстательством.

Толгская икона Божие Матери

Толгская икона Божией Матери получила свое название от места ее явления в 1314 г. на реке Толге около Ярославля, где потом возник монастырь, в котором хранилась явленная икона 184 .

Иконы Толгской Богоматери различны: на одних Она изображается сидящей на троне со стоящим на Ее коленях Богомладенцем, как, например, на знаменитой иконе, находящейся в Третьяковской галерее в Москве. На других Она изображена по пояс, но с Богомладенцем во весь рост, что является, очевидно, списком с упомянутой иконы Третьяковской галереи. Воспроизведенная на с. 154 икона 185 представляет собой третий вариант: в отличие от других икон здесь Богомладенец не тянется в тревожном порыве к Своей Матери, а спокойно стоит, обнимая Ее за шею. Эта икона лишена какого бы то ни было драматизма. В ней меньше интимности, чем в других воспроизведенных здесь иконах Умиления, но больше глубины и значения. Материнская нежность в ней обретает бесстрастный покой, граничащий с отрешенностью. Все человеческие чувства и переживания нашли здесь свое предельное осмысление и потому приведены к высшему покою. Икона поражает своей исключительной духовной чистотой. Она как бы образное переложение слов Богородичной стихиры дня празднования иконы: «Порока несть в доброте Твоей, Дево: Ты бо едина Пречистая явилася еси от века, Всечистая, девства лучами озаривши мир и чистоты светом» 186 .

Фигура Божией Матери как бы лишена физического объема и тяжести. Ее непропорционально маленькие руки не прижимают, а лишь касаются обнимающего Ее Отрока Христа. Все здесь сосредоточено на просветленных, лишенных всяких эмоций ликах. Взгляд темных, с удлиненными ресницами и полных затаенной печали глаз, обращенных в пространство, направлен в то же время в свою собственную глубину. Просветленный, скорбный лик Божией Матери спокойно склонен к Сыну в уверенности в Его милости к твари; и Он, прижимаясь ликом к Ее щеке, как бы отвечает на Ее скорбь благословением Ей и миру.

Богоматерь Игоревская. Новгород. XVI в. Музей икон. Реклинхаузен (Германия).

Необычайной глубине иконы соответствует и ее исполнение. Мягкий, плавный ритм линий создает настроение спокойной сосредоточенности. Икона отличается замечательным рисунком и аристократизмом несколько «архаической» формы, которая подчеркивает и еще более усиливает духовное содержание образа. Написана она с необычайным художественным тактом, в простой колористической гамме. Лики исполнены в мягкой, сплавленной манере, с нежными переходами от света к зеленоватым теням. Мягкий же и обобщенный контур ликов придает им особую цельность, полноту и жизненность. Хитон Спасителя с зеленоватыми клавом и поясом, написанный жидкой желтой охрой и разделанный белилами, весь светится от проступающего сквозь краску белого грунта. Темный мафорий Божией Матери слегка высветлен красной охрой. Ни в рисунке, ни в форме, ни в красках здесь нет никакой тяжести. При взгляде на икону создается впечатление, что она как бы сама вылилась из под кисти писавшего ее мастера, как молитва, столь же естественная для святого, как дыхание.

Корсунская икона Божие Матери Умиление

Богоматерь Корсунская. Россия. Конец XVI в. Галерея Темпл. Лондон Икона московской школы XVI в., 26×19,5 см

Богоматерь Корсунская. XVI в. Владимиро-Суздальский музей-заповедник

Богоматерь Корсунская. Московская школа. XVI в. Национальный музей. Париж

Название Корсунской иконы Божией Матери происходит от города Корсунь, под которым разумеется древний Херсон, или Херсонес, греческий торговый порт в Крыму около Севастополя, в котором согласно летописи в 988 г. крестился св. князь Владимир. Корсунскими иконами назывались вообще греческие иконы, которые через этот порт приходили на Русь. Название это закрепилось за рассматриваемой ниже иконой Божией Матери Умиление, прототипом которой является греческая икона из Корсуни.

Характерной чертой этого типа икон является, во-первых, сильно склоненная в правую сторону голова Божией Матери, во-вторых, спущенный с верхней части тела Младенца гиматий, который открывает белый хитон, часто, как на воспроизведенной иконе, украшенный вышивкой. Позы Богомладенца на этих иконах различны. Так, например, на одних Он изображается в спокойном движении, опустив обе ноги; на других, как на нашей иконе, подобрав под Себя правую ногу, от которой видна лишь ступня. Кроме того, на многих иконах этого типа Он, ласкаясь к Богоматери, правой рукой держится за Ее подбородок или щеку. В отличие от многих других икон Умиления, поза Младенца на воспроизведенной иконе не лишена некоторого драматизма. Он, как бы в испуге, порывисто тянется к лику Матери, Которая, будто успокаивая Его, скорбно смотрит на зрителя. По сравнению с предыдущими иконами Умиления, исполненными строгой внутренней сосредоточенности, здесь в лике Божией Матери больше теплоты и интимности. Благодаря тому что взгляд Ее направлен не в сторону движения лика, а на предстоящего, сцена не замыкается здесь в своем действии, а, напротив, непосредственно связана с внешним миром. Материнская нежность Богоматери к Сыну обращена в то же время и вовне. Спокойно склоняясь к Младенцу, Она Своим взглядом объемлет этот представляющийся Ее взору мир, привлекая его к участию в молитве, с которой Она за него предстоит Богу.

Читайте также:  Что делают с иконами при разводе

Эта небольших размеров, очевидно домовая, икона привлекает внимание как своей внутренней теплотой, которая еще более усиливается ее общим теплым тоном, так и своим исполнением. Написана она с большим мастерством и даже изысканностью. Техника письма, которая дает иконе приятную эмалевую поверхность, отличается большой живописной мягкостью и в то же время необычайной тщательностью.

Следующая воспроизведенная икона представляет собой другой вариант Корсунской иконы Божией Матери На одних из этих икон Божия Матерь и Богомладенец изображаются повернутыми на левую от зрителя сторону, на других – на правую. Таким образом, одна и та же композиция этой иконы может делаться на обе стороны 187 .

Отличительной чертой этого типа икон Умиления является то, что здесь изображается лишь верхняя часть фигур Богоматери и Богомладенца, почти одни только Их лики и руки, чем еще более подчеркивается интимность образа Умиления. Из воспроизведенных здесь икон этого типа данная икона больше других насыщена естественным человеческим чувством. Как в композиции, так и в содержании здесь наиболее сильно изображено материнство. Тесно прижавшиеся один к другому лики составляют как бы одно целое, подчеркивая плотскую связь Матери и Младенца. Все здесь сосредоточено на душевном порыве. Лишенные строгости лики полны особенной задушевности и теплоты. Богомладенец изображен в сильном, порывистом и даже несколько беспокойном движении. Он схватился правой рукой за край мафория Божией Матери и, прильнувши к Ее щеке, как бы притягивает Ее к Себе. Божия Матерь жестом, полным нежности, обеими руками прижимает к Себе Сына. Ее задумчивый, чистый и ласковый взгляд устремлен в пространство. В этой иконе, подчеркнуто выражающей плотскую связь и нежность материнства, белый свиток, который Младенец держит в левой руке у самого Своего лика, производит впечатление постороннего предмета, ворвавшегося в этот образ интимного человеческого чувства. В противовес подчеркнуто человеческой интимности образа этот свиток, в свою очередь, символизирует явление в мир в лице ласкающегося Младенца Премудрости Божией, от соприкосновения с которой страдания и скорбь, просвещаясь, превращаются в радость.

Поэтому иконы Умиления Божией Матери, показывая всю непостижимость сочетания детской беспомощности Младенца, нуждающегося в материнской нежности и ласке, с Его Божественным всемогуществом, создают и сообщают то чувство глубокой умиленности, которое приводит к «возгорению сердца у человека», по словам прп. Исаака Сирина, «до уподобления в сем Богу». Потому и в службах иконам Божией Матери скорбные и покаянные мотивы переплетаются с радостной верой в Ее неустанное заступничество и в милосердие принесшего Себя в добровольную жертву Ее Сына.

Страстная икона Богоматери

Богоматерь Страстная. Греция. Начало XVII в. Византийский музей

Этимасия. Оборот иконы Богоматерь Владимирская. XV в. ГТГ

Страстные иконы Пресвятой Богородицы принадлежат к иконографичекому типу, возникшему в XIV столетии в сербских стенных росписях (храмы Лесново и Конце). Здесь в верхних углах иконы изображены два ангела, несущие орудия Страстей Господних. Младенец Христос смотрит на них с изумлением, повернув голову. Он испуган и ищет защиты у Матери.

Воспроизведенная здесь икона представляет собой складень (каждая часть его размером 16×14 см), в средней части которого изображена Богоматерь. Она держит на правой руке Христа Эммануила, Который смотрит на одного из ангелов, повернув голову к левому углу иконы. В испуге Он хватает обеими руками левую руку Матери. Она слегка склоняет к Нему голову. Взгляд Ее полон страдания и смирения.

На каждой из двух других частей складня изображено по двенадцать фигур в два ряда, один над другим. В верхнем ряду левой части (от средника) – Иоанн Предтеча, Архангел Михаил, Апостол Петр и три святых отца Церкви: свтт. Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст. Соответственный ряд правой части изображает Архангела Гавриила 188 , апостолов Павла и Иоанна и трех святых митрополитов Московских: Петра, Алексия и Иону. В нижнем ряду левой части помещены свт. Николай, прпп. Сергий Радонежский, Евфимий Суздальский, Кирилл Белозерский, Зосима и Савватий Соловецкие. В соответственном ряду с правой стороны – свт. Леонтий Ростовский, св. Александр Невский, свт. Иоанн, архиепископ Новгородский, мученицы Екатерина и Параскева и прп. Евфросиния Александрийская.

Богоматерь Страстная. Икона-складень. 1641 г. Частная коллекция о. М. Рю де Журнеля. Париж.

Рисунок выполнен очень тщательно и напоминает каллиграфический стиль миниатюр. Золотая, богато украшенная риза, современная иконе, покрывает ее, закрывая фон всех трех частей. Происхождение и время написания иконы явствуют из надписи на обороте средника: «22 марта (7) 149 (т. е. 1641 г. нашего летосчисления. – В. Л.). Троицкий келарь, старец Александр Булатников благословил этой иконой своего келейника, старца Иоакима Соловецкого». В неопубликованной работе, посвященной этому складню, отец М. Ж. Рю де Журнель указывает, что Александр Булатников – важное лицо, крестный отец царских детей, служивший келарем Троице-Сергиевой Лавры с 1622 по 1642 г. Он начал свою монашескую жизнь в Соловецком монастыре и туда же вернулся, оставив свое служение в Лавре. Связь его с этими двумя великими монастырями объясняет изображение на левой створке складня прп. Сергия (основателя Троице-Сергиевой Лавры) и прпп. Зосимы и Савватия (основателей Соловецкого монастыря). Святой Александр Невский, свт. Иоанн Новгородский и три святые жены, изображенные на правой створке, являются, вероятно, семейными святыми Александра Булатникова.

Фреска эта, как полагает Кондаков, «является очевидной копией древнейшей восточной иконы Богоматери» (Кондаков Н. П. Иконография Богоматери. Т. 1. СПб., 14. С. 168). Другим древнейшим образцом Знамения является изображение на ампуле. привезенной в V столетии с Востока и находящейся в музее Болоньи (воспроизведено там же у Кондакова).

Василий Великий, свт. Беседа 3-я: На слова: «Внемли себе» ( Втор.15:9 ) // Творения. Ч. 4. М., 1846. С. 31.

Канон Пресвятой Богородице, глас 4-й. Песнь 5-я.

Ср.: Воскресный канон, глас 1-й. Ирмос 7-й песни.

См., например, в одном месте 1-й книги исторической компиляции Феодора Чтеца (ок. 530 г.). Однако это место может являться и более поздней интерполяцией (греч. цитату см.: Кондаков Н. П. Иконография Богоматери. Т. 2. Пг-, 1915. С. 154).

См.: Кондаков Н. П. Иконография Богоматери. Т. 2. С. 152–293.

См.: Кондаков Н. П. Иконография Богоматери. Т. 2. С. 201–203.

См.: Кондаков Н. П. Иконография Богоматери. Т. 2. С. 211–212.

В настоящее время датируется нач. XVIII в. – Ред.

Празднование 3 мая и 15 августа.

Об этом типе икон см.: Кондаков Н. П. Иконография Богоматери. Т. 2. С. 316–356.

См.: Там же. Рис. 199–202. С. 352–355.

Это Благовещение представляет почти полную аналогию с иконой, воспроизводимой в сборнике Кондаковского Семинария (см.: Seminarium Kondakovianum. Т. 1. Прага, 1927. С. 215), где ей посвящена статья Н. Беляева. Там тот же архитектурный фон с тем же деревом, те же складки одежд. Небольшая разница лишь в пропорциях Божией Матери и Архангела, которые на нашей иконе более удлиненные и более стройные. На основании стилистически-иконографического анализа и сопоставления этой иконы с памятниками афонского искусства, фресками и миниатюрами автор высказывает предположение, что это Благовещение написано критским мастером на Афоне во 2-й пол. XVI в.

См.: Лазарев В. Н. История византийской живописи. Т. 1. М., 1947. С. 256–258.

Ср.: Молитва Пресвятой Богородице после Акафиста.

Название это является, по-видимому, переводом греческого имени Божией Матери Ἐλεοῦσα – «Милостивая», хотя по своему значению оно глубже.

Исаак Сирин, прп. Слово 48-е // Творения: Слова подвижнические. Сергиев Посад, 1893. С. 209.

См. раздел «Смысл и язык икон», с. 58–63. – Ред.

Анисимов А. И. Владимирская икона Божией Матери. Прага, 1928 (Seminarium Kondakovianum: Зографика: Памятники иконописи. Вып. 1). С. 32.

В православной иконографии есть несколько икон Божией Матери, приписываемых Евангелисту Луке. Это отнюдь не следует понимать в том смысле, что именно данные иконы написаны рукой самого Евангелиста, а лишь так, что они соответствуют установленной им традиции. Иначе говоря, они являются списками с икон, написанных в свое время Евангелистом Лукой. Поэтому слова, произнесенные Божией Матерью при виде написанного св. Лукой Ее образа, Церковь сохраняет в службе нескольких икон Богородицы. Апостольскую традицию здесь следует понимать в том же смысле, в каком мы понимаем ее, говоря об апостольской литургии или апостольских правилах. Они восходят к апостолам не потому, что сами апостолы их написали, а по их апостольскому авторитету и характеру.

Минея, 26 августа. Вечерня. Стихира литийная, глас 8-й.

Память Владимирской Божией Матери празднуется трижды в году, и все три даты связаны с чудесным избавлением Москвы от татар: 26 августа в 1395 г., 23 июня в 1480 г. и 21 мая. С этой последней датой соединяется память двух событий: поновления иконы в 1514 г. при участии митрополита Варлаама (иконописца) и избавления от татар в 1525 г.

Слава Богоматери: Сведения о чудотворных и местночтимых иконах Божией Матери. М., 1907. С. 381.

Минея, 23 июня. Служба Влади-мирской иконе Божией Матери. Стихира на стиховне, глас 8-й; седален, глас 4-й.

Первоначально на месте явления иконы была построена маленькая церковь «однодневка» (так назывались церкви, которые строились за один день, что было довольно частым явлением в Древней Руси), в которой была помещена явленная икона; в тот же день, 8 августа, установлено было и празднование памяти ее явления (см.: Четьи Минеи свт. Димитрия Ростовского, 8 августа. Празднование Пречистой Богородице…).

Настоящая атрибуция – Богоматерь Игоревская. – Ред.

Одна из таких икон, с композицией, обращенной в сторону, противоположную композиции нашей иконы, воспроизведена И. Грабарем в «Истории русского искусства» (см.: Грабарь И. [Э.] История русского искусства. Т. 6, 1. М., (1913). С. 382). Икона эта, написанная одним из учеников известного иконописца строгановской школы Прокопия Чирина, датирована ок. 1620 г. Так же как и наша икона, она имеет типичную для этой эпохи контуровку силуэта золотой линией. Однако как по своему стилю, так и по своему содержанию она много ниже нашей иконы, которая написана гораздо свободнее, формы которой более обобщены, золотая Разделка лежит легко и непринужденно. Это дает основание полагать, что наша икона может относиться к концу XVI в.

На ризе иконы по ошибке гравировщика над Архангелом Гавриилом вырезано имя Михаила.

Источник статьи: http://azbyka.ru/otechnik/Vladimir_Losskij/smysl-ikon/8