Меню

Экспонаты русского музея иконы

Коллекции Русского музея

Среди музейных коллекций русской иконописи собранию икон Русского музея, наряду с Третьяковской галереей и Историческим музеем в Москве, принадлежит одно из главных мест. Собрание насчитывает более 5 тысяч икон XII — начала ХХ вв. Собрание древнерусского декоративно-прикладного искусства, скульптуры и мелкой пластики стоит в одном ряду с коллекциями крупнейших музеев страны. Оно является одной из самых значительных коллекций, дающих представление о развитии русского прикладного искусства на протяжении столетий — с IX по XVII вв.

Возникновение собрания относится ко времени открытия Русского музея — к 1898 г. Первые иконы и другие древности поступили из Академии Художеств в Петербурге, в которой с середины XIX в. существовал Музей христианских древностей. В их числе были иконы из коллекций известных собирателей М.П. Погодина и П.Ф. Коробанова, обширное собрание икон, крестов и складней, конфискованных из старообрядческих моленных. Уникальные памятники скульптуры XVI в. были обнаружены и вывезены из Новгородского Софийского собора; коллекция русских и греческих памятников собрана на Святой горе Афон П.И. Севастьяновым. Впоследствии большую роль в судьбе коллекции Русского музея сыграло приобретение в 1913 г. огромного собрания знаменитого историка и коллекционера академика Н.П. Лихачева, насчитывавшего около 1500 икон. В 1912 и 1914 гг. музей обогатился древними памятниками из двух крупнейших монастырей — Иосифо-Волоколамского и Покровского Суздальского, из ризницы которого были привезены 46 икон, представлявших собой келейные образы монахинь, принадлежавших к известным и знатным родам.

Количество и высокий художественный уровень памятников древнерусского искусства, собранных в Русском музее, позволили создать своеобразный музей в музее — «Древлехранилище памятников иконописи и церковной старины имени императора Николая II», которое было торжественно открыто в 1914 г. Присвоение Древлехранилищу имени Николая II не было просто выражением уважения к императору. Император принимал непосредственное участие в создании Древлехранилища, жертвуя большие средства на приобретение произведений. Древлехранилище стало крупнейшим в России государственным собранием древнерусского искусства.

После революции, подорвавшей основы духовной культуры страны, музеи оказались едва ли не единственным надежным хранилищем памятников церковного искусства. Благодаря усилиям музейных сотрудников в фондах Русского музея были собраны произведения из многих разрушенных или закрытых церквей и монастырей — Кирилло-Белозерского, Александро-Свирского, Соловецкого и других. В 1920-1930-е гг. были переданы предметы из древлехранилища Александро-Невской лавры, тихвинских монастырей, Троицкого собора Пскова, из музеев Духовной академии и Археологического института в Петрограде.

После Великой Отечественной войны собрание продолжало интенсивно пополняться, главным образом, за счет экспедиций по сбору памятников древнерусского искусства. Такие экспедиции музей организовывал ежегодно, а иногда по несколько раз в год. Расцвет экспедиционной деятельности пришелся на годы. В это время в музей были привезены сотни икон Сегодня благодаря усилиям нескольких поколений музейных сотрудников сложилась коллекция, представляющая большую историко-культурную ценность.

Основную часть собрания составляют русские иконы, происходящие из крупных художественных центров Древней Руси, таких как Новгород, Москва, Псков, Ярославль, Вологда, Тверь, а также произведения провинциальных мастеров. Самая древняя икона коллекции — прославленный «Ангел Златые власы», созданная на рубеже XII — XIII вв. К шедеврам коллекции относятся также иконы из иконостаса Успенского собора города Владимира, связанные с именем крупнейшего иконописца конца XIV- первой четверти XV в. Андрея Рублева, группа икон из собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря, над которыми в 1502 г. работал замечательный мастер Дионисий с учениками. Большой интерес представляют работы мастеров строгановской школы, крупнейшего иконописца Оружейной палаты XVII в. Симона Ушакова и др. Благодаря многочисленности и разнообразию памятников собрание позволяет с большой полнотой представить пути развития русской иконописи почти за семь веков ее истории.

Древнейшую часть коллекций прикладного искусства составляют произведения домонгольского искусства, отражающие художественные традиции древнего Киева. Это предметы личного христианского благочестия и украшения, исполненные из благородных и простых металлов: литые амулеты-змеевики, бронзовые кресты-энколпионы и тельники, миниатюрные каменные иконки, драгоценные детали женского головного убора и княжеских регалий. Жемчужиной собрания является так называемый «Киевский клад» 1887 г., найденный на территории Михаило-Златоверхого монастыря.

В коллекции музея широко представлено прикладное искусство и деревянная скульптура Новгорода и Пскова XIII — XVII вв. Это расписанные резные изображения Николая Чудотворца и Георгия Победоносца, новгородских архиепископов и подвижников. Богатый материал дают произведения меднолитой пластики, иконки и образки, исполненные в технике резьбы по камню. Особенно значимы памятники второй половины XIII — XIV вв., которые крайне редки для этого времени. О расцвете новгородской культуры в а также иных центров можно судить по превосходным памятникам древнерусского шитья. Это подвесные пелены к чтимым иконам, покровы на раки с мощами, покровцы и воздухи, необходимые в литургическом обиходе, целые шитые иконостасы и отдельные шитые иконы, священнические облачения: фелони, епитрахили, поручи, украшенные орнаментальным и лицевым шитьем. Во вкладных надписях часто встречаются имена вкладчиков, названия церквей и монастырей, в которые вещи были вложены.

Читайте также:  Правила расположения икон в домашнем иконостасе

Наибольшее число памятников собрания представлено произведениями прикладного искусства Москвы Прежде всего это изделия серебряного дела — многочисленные чарки, ковши, чаши, литургические сосуды и книги в окладах, пожертвованные великими князьями и царями в соборы Московского Кремля, в монастырские церковные ризницы.

Положение во гроб. Шитая плащаница.

Начало XV в. Москва. Шитье шелковыми, золотными и серебряными нитями. Происходит из Кирилло-Белозерского монастыря.

Источник статьи: http://rusmuseum.ru/collections/ancient-art/

Постоянные экспозиции

Собрание древнерусской живописи Русского музея — одно из самых крупных и значительных в нашей стране. Оно включает в себя около шести тысяч икон. В постоянной экспозиции, размещенной в первых четырех залах Михайловского дворца, представлена часть этой коллекции — наиболее ценные произведения XII–XVII веков, созданные в важнейших художественных центрах Древней Руси: Новгороде, Пскове, Владимире, Суздале, Москве и Ярославле.

Экспозиция раздела построена по хронологическому принципу и дает представление об основных этапах и тенденциях развития искусства этой эпохи. В разделе, посвященном времени Петра I, особое место принадлежит произведениям И.Н.Никитина и А.М.Матвеева — крупнейших русских портретистов, с именами которых связано утверждение светского направления в русском изобразительном искусстве.

Экспозиция знакомит с произведениями, представляющими разнообразие тенденций в русском искусстве этого времени — это классицизм, романтизм, зарождающийся во второй трети XIX века реализм. Широко и всесторонне представлено творчество мастеров академической школы: произведения К.П.Брюллова («Последний день Помпеи», портреты современников и религиозные композиции), образцы исторической живописи, выполненные Г.И.Угрюмовым, А.И.Ивановым, А.Е.Егоровым, Ф.И. Бруни.

В залах №№ 75-94 корпуса Бенуа расположена постоянная экспозиция искусства ХХ века. Здесь представлены произведения крупнейших мастеров объединения «Бубновый валет», основоположников русского авангарда М. Ларионова, Н. Гончаровой, В. Кандинского, К. Малевича, В. Татлина, А. Родченко, А. Экстер, Л. Поповой, Н. Альтмана, Н. Пуни и других.

Экспозиция представляет масштабную и яркую картину путей развития русского изобразительного искусства рубежа XIX–XX веков, отмеченного появлением новых направлений и течений, в которых отразилось усложнившееся восприятие окружающего мира.

Постоянная экспозиция «Декоративно-прикладное искусство XX века» включает более четырехсот произведений из фарфора, стекла, майолики, а также мебель, текстиль из собрания Русского музея.

Классические произведения интернационального современного искусства с послевоенного времени до начала XXI столетия из коллекции известных немецких коллекционеров Петера и Ирене Людвиг

В декабре 1998 года известные петербургские коллекционеры Яков Александрович и Иосиф Александрович Ржевские передали в дар Русскому музею богатое собрание произведений искусства. Их уникальная коллекция, включающая произведения живописи, графики, скульптуры и декоративно-прикладного искусства, формировалась на протяжении более полувека. В ее составе 503 работы, половина из которых — живопись и графика второй половины XIX — начала XX века.

Экспозиция, рассказывающая о его жизни и творчестве, открыта в подлинных интерьерах кабинета и музыкальной гостиной Великого князя, который был последним владельцем Мраморного дворца. На музыкально-поэтических вечерах Константина Константиновича бывали А. Фет, А. Майков, А. Рубинштейн, П. Чайковский и другие выдающиеся деятели культуры.

Источник статьи: http://rusmuseum.ru/exhibitions/permanent/

Богоматерь с огненным ликом, единорог на иконе и другие удивительные экспонаты новой выставки в Музее русской иконы

Приблизительное время чтения: 11 мин.

Выставка, которая открылась в марте в Музее русской иконы, называется «Аз Аввакум протопоп тако верую». Она посвящена одной из самых болезненных страниц истории России — эпохе церковного раскола XVII века.

Собранные на ней уникальные экспонаты связаны с жизнью и трудами известных участников тех событий — царя Алексея Михайловича, Патриарха Никона, проводившего церковные реформы, ярого противника этих реформ протопопа Аввакума. Выставка касается сложной темы раскола очень бережно, показывая контекст эпохи — через документы, книги, произведения искусства. В итоге, как ни парадоксально это прозвучит, выставка в гораздо большей степени получилась не про то, что разделяет людей в ту или иную трагическую эпоху, а про то вневременное, что объединяет их.

В нашей подборке — лишь несколько из множества интереснейших экспонатов новой выставки.

Почему святые оказались на ветках дерева?

В Третьяковской галерее находится знаменитая икона «Древо государства Российского» Симона Ушакова — ведущего иконописца XVII века, мастера Оружейной палаты. Но на выставку эта икона не попала: это памятник, который никогда не покидает места своего «проживания». Однако прорись, представленная в экспозиции, — еще более ранняя, чем творение Ушакова.«Это один из знаковых экспонатов, — говорит куратор выставки Елена Гувакова. — Иконография иконы “Похвала иконе ˝Богоматерь Владимирская»˝”, которую чаще называют “Древо государства Российского”, формирует программу тему русской святости и государственности. Поэтому на ветвях древа изображаются русские святые — митрополиты, юродивые, князья. Все они держат в руках свитки с текстами из Акафиста Богоматери — торжественной похвалы Богородице. Древо поливается царем Алексеем Михайловичем и Патриархом Никоном. Там же изображается Мария Ильинична Милославская, первая жена Алексея Михайловича. Но на иконе из Третьяковской галереи она — с двумя сыновьями — Феодором и Иоанном, а здесь — лишь с одним из царевичей. То есть это самый первый, пробный образец прориси, когда иконография только формировалась».

Читайте также:  Каким иконам молиться за благополучие

Россия: Европа или таинственная Тартария?

Если сравнивать западные карты начала и конца XVII века, видно, как менялось отношение к русским землям у иностранцев.

Вот голландская карта, называемая Годуновым чертежом 1614 года. Видно, что в целом для иностранцев Россия — часть Тартарии, непонятной, неизвестной, пугающей. Что такое Тартария? В западноевропейской литературе и картографии так назывались огромные земли от Каспия до Тихого океана и до границ Китая и Индии. Термин «Тартария» появился, когда Монгольская империя захватила Азию и Русь и приготовилась к походу на Запад. Вот тогда в европейских хрониках прозвучало слово «тартары» — в «татары» затесалась одна лишняя «р». Эта страшная, сметающая все на своем пути сила, идущая с Востока, ассоциировалась у них с Тартаром — адом, преисподней. А потом название стало топонимом — символом большой, непонятной земли.

А вот анонимная французская карта конца столетия (от 1692-го до 1698 года) — «Великая восточная Тартария». И здесь составители карты уже относят к Европе Ярославль, Тверь, Суздаль, Москву, Рязань, Новгород. Границы пугающей Тартарии отодвинуты — хотя и она теперь не такая уж неизведанная: на ней можно увидеть Байкал, выделяется Калмыкская Тартария, Восточная Тартария.

Еще одна карта — Карта северных земель, сделанная голландцем — графиком, картографом Николасом Висхером (Пиксатором). В правом верхнем углу — фрагмент картуша (свитка со свернутыми углами), где обычно изображаются милые ангелочки в виде пухленьких путти (мальчиков, часто — крылатых). Но речь о северных землях, о Московии — и здесь появляется ангел суровый, с колчаном и стрелами, в руках у него оленья шкура с рогами и копытами. От него будто в испуге отшатнулись два маленьких ангела. На карте можно найти Пустозерск — сейчас на этом месте никто не живет, а когда-то это был центр мировой торговли пушниной, о котором хорошо знали иностранцы. Если рассматривать карту дальше — можно увидеть, что Устюг, Пермь, Онежские, Двинские земли достаточно плотно населены: Русский Север был обжит, там было много монастырей и храмов.

Зачем русскому царю кувшин на встрече со шведом?

Гравюра Пальмквиста— своего рода уникальный «репортаж» события, состоявшегося 30 марта 1674 года в 2 часа дня, благодаря которому мы можем попасть в Московский Кремль XVII века, в Грановитую палату, украшенную роскошными ткаными обоями. Мы видим то же, что видел художник: царь Алексей Михайлович сидит на великолепном троне под двуглавым орлом, перед ним склонился в глубоком поклоне шведский посол. По обе стороны по направлению к трону — оруженосцы-рынды — стольники, с серебряными топорами в руках, в высоких шапках. Руку царя князь Воротынский подносит графу: посол вот-вот должен подойти и приложиться к ней. В стороне на столике — приготовленный кувшин: царю омоют руку после того, как к ней приложится иноземец— «еретик».

О чем расскажет клетчатый пол на иконе?

  • Бичевание Христа
  • Пилат умывает руки
  • Снятие с креста

Иконы страстного ряда из храма святителя Григория Неокесарийского в Дербицах (Москва). Георгий Зиновьев (?). 1668. Государственная Третьяковская галерея

Чуть ли не впервые в русском искусстве мы видим в этих иконах подробно разработанные сцены страстного цикла, заимствованного русскими иконописцами из западноевропейских гравюр, проявление эмоций в ликах, а также — попытку создать пространственную перспективу (в том числе с помощью плитчатого пола, сужающегося вглубь изображения), наполнить архитектуру объемом. Но при этом иконы ряда — именно продолжение развития традиционного русского иконописного искусства: мы видим богатые украшения одежд, тонкость исполнения ликов.

«До Патриарха Никона иконостасы были четырёх- или пятиярусными, — рассказывает Елена Гувакова. — С местным рядом, деисусным, праздничным, пророческим и праотеческим. Именно Патриарх Никон ввел страстной ряд, и первый такой ряд появился в Успенском соборе Московского Кремля. Второй — как раз в храме святителя Григория Неокесарийского в Дербицах. Это был царский храм, там Алексей Михайлович венчался вторым браком с Натальей Кирилловной Нарышкиной, матерью Петра I. Иконостас в храме был семиярусным, его завершает Распятие. Считается, что один из авторов иконостаса — Григорий Зиновьев, один из любимых учеников Симона Ушакова».

Зачем художник сделал икону похожей на зеркало?

«Симон Ушаков писал свои иконы так, чтобы мы на переднем плане непременно видели прозрачную поверхность, то есть словно показывал зеркало, в котором запечатлён образ Христа, — объясняет Наталия Горькова, заместитель директора по экспозиционной и выставочной работе музея. — Эту идею зеркала он подчеркивал даже технологически: все иконы Спаса на убрусе Симона Ушакова отличаются идеально гладкой поверхностью внешнего слоя. Тем самым мастер стремился показать — он ничего от себя не привносит, а просто запечатлевает тот образ, который мог отразиться в “зеркале”».

Читайте также:  Почему раньше не было икон

Идея зеркала объясняется так: иконописцу нужно запечатлеть здесь и сейчас отображение Христа, Который смотрит на каждого, кто подходит к иконе. И это очень созвучно самой иконографии, которая, согласно преданию, появилась после того, как Спаситель отер платом (убрусом) Свой лик и на плате отпечатался Его образ. Неслучайно Ушаков говорил, что иконописцу следует подходить к своей работе с благоговением, вниманием, ни в коем случае не добавляя ничего от себя — своего, человеческого.

Почему Младенец на иконе согнул ножку?

Это одно из первых повторений чудотворной Шуйской иконы (типа Одигитрии «Смоленской»). В 1654 году страшное моровое поветрие уносило множество жизней, и жители Шуи заказали иконописцу икону Божьей Матери «Одигитрия Смоленская», чтобы молиться перед ней «во избавление от постигших бед и несчастий». В иконографии образа есть уникальная деталь: Младенец приподнял правую, согнутую в колене ножку и подпирает ее ручкой. Это не входило в замысел иконописца — он ориентировался на подлинник Смоленской Одигитрии, на которой ножки у Младенца традиционно опущены. Но, согласно преданию, во время работы мастер дважды увидел, что рисунок изменился, осознал, что такова воля Божья, и больше не делал попыток исправить икону.

Также нужно обратить внимание, что рука Божией Матери написана выходящей на границу ковчега — Она словно становится еще ближе к верующим, за которых заступается перед Своим Сыном.

Откуда на иконе Иоанна Предтечи единорог?

Пустыня, в которой пребывает Иоанн Креститель, населена множеством удивительных существ, среди них — лось, собакоподобные звери, единорог, чудовища… «Что хотел сказать иконописец, размещая все эти существа в пустыне, мы точно не знаем, — рассказывает Елена Гувакова. — Но ясно одно: Христос приходит в мир, и миру предстоит измениться. Пустыня, как дикий лес, нередко изображается в русской иконописи, но здесь, вероятно, зашифровано послание ветхозаветного пророка Исаии». В этой иконе много важных богословских смыслов: Иоанна Предтечу благословляет Ангел Ветхого Завета: миру еще только предстоит услышать новозаветную Благую Весть. В руках у Иоанна — жертвенная Чаша, в которой изображен Младенец Христос — прообраз Евхаристии.

Откуда взялись эти маленькие иконы?

Богоматерь, беседующая с апостолами и утешающая страждущих, на полях — святитель Николай и архидиакон Стефан, и Святая Троица — на полях великомученица Екатерина и Параскева Пятница (вторая половина XVI века. Музеи Московского Кремля)

Эти маленькие иконы — в прошлом клейма одной большой. «Скорее всего, это была икона Успения Богоматери, — говорит Елена Гувакова. — Иконы принадлежали старообрядцам, для которых все, что написано до никоновских реформ, — свято. Судя по всему, клейма были выпилены из, возможно, обгоревшей или руинированной доски, специально для них сделаны золотые оклады, приписаны на полях святые, скорее всего — покровители заказчика и его близких». На второй иконе — непривычная иконография Троицы, выполненная не в традиции Андрея Рублева: композиция строится не по кругу, а по диагонали.

Почему Богоматерь изображена с огненным ликом?

В этой иконе чувствуется влияние западного искусства. Иконография была распространена на юго-западе страны, в частности в городе Ветке, (ныне — территория Беларуси). Возможно, она возникла под влиянием традиции, которая есть в Римско-Католической Церкви: на праздник Очищения Девы Марии (в Сретение) принято обходить храм с зажженными свечами.

«В народе перед этой иконой верующие молились Божией Матери об излечении от лихорадки, о защите от пожаров. Есть свидетельства этнографов, что в XIX веке женщины с этой иконой обходили горящие строения», — рассказывает Елена Гувакова.

Интересно, что эта иконография особо почиталась старообрядцами как символ преображения души Божественным огнем. Этот и другие экспонаты выставки (например, наряднейший старообрядческий семиярусный иконостас из молельни А. В. Мараевой, предоставленный Серпуховским музеем, или иконы мастеров Оружейной палаты, которые на самом деле продолжают традиции древнерусской иконописи) показывают, что искусство больше любых разделений, особенно церковное искусство — живое, развивающееся, ведь оно ищет способы сказать о главном.

Выставку можно увидеть в Музее русской иконы до 15 июня по адресу: Москва, Гончарная ул., 3, стр. 3. Вход свободный

Источник статьи: http://foma.ru/bogomater-s-ognennym-likom-edinorog-na-ikone-i-drugie-udivitelnye-jeksponaty-novoj-vystavki-v-muzee-russkoj-ikony.html