Меню

Эрмитаж зал с иконами

В Эрмитаже открылась постоянная экспозиция древнерусской иконы

Впервые в залах Зимнего дворца получили постоянную прописку иконы XIV — начала XVIII века из собрания отдела истории русской культуры Эрмитажа

Икона «Спас Вседержитель», из деисусного чина. Ростовская провинция. Первая половина XIV в. Из деревянной церкви Илии Пророка с. Вазенцы на р. Онега Архангельской обл. (1786 г.; разрушена в 1978 г.). Фото: Государственный Эрмитаж

Древнерусские иконы XIV — начала XVIII века в залах второго этажа Зимнего дворца дополнены элементами архитектуры православных храмов — царскими вратами, украшенными резьбой, и небольшими киотами с изображениями святых.

«Эта экспозиция — итог работы нескольких десятилетий, — рассказала Анна Иванникова, научный сотрудник отдела русской культуры Эрмитажа. — Многие иконы выставлены впервые, они никогда раньше не экспонировались и перед широкой публикой появились первый раз с тех пор, как церкви, откуда их вывезли, были закрыты».

Икона «Святитель Николай, архиепископ
Мирликийский». Новгород. Начало XV в. Из деревянной церкви Рождества Богоматери в
с. Перёдки Боровичского р-на Новгородской
обл. (1531 г.; в 1967 г. перевезена в Музей деревянного зодчества Витославлицы под Новгородом). Фото: Государственный Эрмитаж

Иконы в собрании Эрмитажа оказались сравнительно недавно: только в 1941 году в музее был создан отдел истории русской культуры, куда, в частности, поступили предметы из историко-бытового отдела Музея этнографии народов СССР, а также из частной коллекции Михаила и Владимира Успенских.

Но главные поступления икон в музей западноевропейского искусства произошли в 1950–1970-х годах, когда по распоряжению министерства культуры крупные музеи направляли экспедиции в различные области для сбора предметов древнерусской культуры, остававшихся в закрытых и заброшенных церквях. Экспедиция Эрмитажа, в частности, спасла сотни икон и других предметов культуры из отдаленных деревень и погостов Ленинградской, Новгородской, Архангельской, Мурманской и Ярославской областей.

Царские врата. Новгород. Последняя четверть XV в. Из деревянной церкви Покрова Богоматери села Лядины, Каргопольского района Архангельской области (1761 г.; сгорела в 2013 г.). Фото: Государственный Эрмитаж

Экспозицию планировали открыть еще в конце 1980-х годов, уже был подготовлен масштабный каталог икон из собрания Эрмитажа. Но тогда не сложилось: многие образа требовали серьезной реставрации. Как рассказала Анна Иванникова, у истоков эрмитажного собрания икон стояли искусствовед Александра Косцова, реставраторы Федор Каликин и Тамара Чижова. Они неоднократно ездили в экспедиции, собирали по заброшенным церквям еще сохранившиеся иконы, которым грозило полное уничтожение из-за многолетней жизни в неотапливаемых помещениях. А по возвращении в Эрмитаж они спасали их уже в реставрационных мастерских.

Икона «Святые воины великомученики Федор Стратилат и Федор Тирон». Ростов. Последняя треть XV в. Фото: Государственный Эрмитаж

В первом из четырех залов иконописи представлены древнерусские памятники. Например, необычный деисусный чин, самый древний из представленных икон, датируемый началом XV века. Он попал в Эрмитаж с Севера, из Онежского региона, из погоста Вазенцы. Как определили музейные специалисты, он, скорее всего, был создан мастером из Ростова, которого могли пригласить в Вазенцы для написания храмовых икон. В этом же зале представлена одна из жемчужин эрмитажной коллекции — икона святого Николая XV века, написанная в манере, присущей новгородским мастерам.

Икона «Богоявление». Псков. 1360-е гг. Из церкви Успения Богоматери на Пароменье,
Псков (ок. 1444 г., перестроена в 1521 г). Фото: Государственный Эрмитаж

Среди представленных экспонатов — две минеи (иконы, содержащие изображения святых и праздников, расположенные в календарном порядке дней их памяти. — Прим. ред.), самые ранние из известных комплектов миней датируются второй четвертью XV века. Если в более позднем варианте миней обязательно изображались не только святые, но и посвященные им праздники, то на этих — только образы святых. Эти иконы Федор Каликин вывез из Выговской старообрядческой пустыни в Олонецкой губернии. Но сами иконы не старообрядческие, старообрядцы их просто сохранили. Самый поздний из экспонатов в залах — тоже изображение святого Николая, икона, выполненная мастером Тимофеем Семеновым в 1736 году.

Читайте также:  Какую икону повесить над входом в квартиру

Все они экспонируются в специальных климатических витринах с определенным температурно-влажностным режимом, и специалисты ведут его постоянный мониторинг.

Источник статьи: http://www.theartnewspaper.ru/posts/7909/

Шедевры иконописи. В Эрмитаже открылась постоянная экспозиция древнерусского искусства

Представленную коллекцию начали формировать в 1940-х годах.

Самое молодое собрание главного музея страны. В Эрмитаже появилась выставка, главными экспонатами которой стали настоящие шедевры русской иконописи. В разные годы они были перевезены в Петербург из храмов Ленинградской, Новгородской, Архангельской, Мурманской и Ярославской областей.

Корреспондент телеканала «Санкт-Петербург» Татьяна Баженова увидела экспозицию накануне ее официального открытия.

«Богоявление», «Благовещение», «Страшный суд», «Рождество Христово» — иконы с каноническими христианскими сюжетами теперь объединены в трех залах Эрмитажа. Историческое событие: музей открывает постоянную экспозицию древнерусской иконописи. Это шедевры XIV — начала XVIII века.

МИХАИЛ ПИОТРОВСКИЙ, директор Государственного Эрмитажа:

Несмотря на возраст отдельных экспонатов, эта коллекция — одна из самых «молодых» в Эрмитаже. Формировать ее начали после открытия Отдела истории русской культуры — в 1941-м.

Когда государство отвергло религию и христианское искусство, спасать исчезающую красоту принялись музейщики. Сотни экспонатов собраны сотрудниками Эрмитажа в 50-70-е годы в ходе экспедиций по Северо-Западу.

ОЛЬГА МАЛЬЦЕВА, старший научный сотрудник Отдела истории русской культуры Государственного Эрмитажа:

Восстановление одной иконы, порой, занимало годы. То, что каждую из них удалось вывезти и спасти, называют чудом. Ведь многих мест, где произведения хранились, уже просто нет.

АННА ИВАННИКОВА, куратор выставки, научный сотрудник Отдела истории русской культуры Государственного Эрмитажа:

У каждого экспоната — своя, нередко сложная судьба. Эти Царские врата XVIII века были частью убранства Успенского собора Симонова монастыря в Москве. В 1930 году его взорвали.

А этот выносной двусторонний крест изготовлен в Новгороде в XV веке. Музейщики нашли его в Архангельской области — крест был разломан на две части, которые хранились в разных храмах.

На экспозицию попали 83 шедевра древнерусского искусства. Увидеть их посетители Эрмитажа смогут с 7 марта.

Подписывайтесь на нас в «Яндекс.Новостях», Instagram и «ВКонтакте».

Читайте нас в «Яндекс.Дзене».

Фото и видео: телеканал «Санкт-Петербург»

Источник статьи: http://topspb.tv/news/2020/03/6/shedevry-ikonopisi-v-ermitazhe-otkrylas-postoyannaya-ekspoziciya-drevnerusskogo-iskusstva/

Сериалы наших предков

Пожалуй, главным героем экспозиции можно назвать образ Николая Чудотворца. Ему посвящена одна из жемчужин эрмитажного собрания — икона Святого Николы (начало XV века). Святитель правой рукой благословляет, а в левой держит закрытое Евангелие. Изображение фигуры и лика позволяют связать эту икону с новгородскими художественными памятниками XI-XIII веков. А круглая деревянная скульптура Николы Можайского, по городскому преданию, была создана жителями Можайска в память чудесного явления святителя во время защиты от неприятеля: не случайно в руке святого — обломок меча.

Самые древние иконы в экспозиции относятся к началу XIV века: лики изображенных святых (Спас Вседержитель, апостол Петр, Святитель Николай и пророк Илия) удивляют не только необычным композиционным решением, но и взглядом, выражением лиц.

В последней четверти XV века в Новгороде сложился особый извод житийных икон. Так называемые «клеймы» — сцены жизни святого или спасителя обычно отличались канонической устойчивостью. У новгородских иконописцев — все не так. Например, они заметно увеличивают число клейм за счет расширения «детского» периода Иисуса: здесь можно увидеть не только сцены Рождества и Крещения, но также редкий эпизод отказа младенца от молока матери по постным дням.

Читайте также:  Икона божией матери в голубом одеянии с младенцем название

Вообще рассматривать мельчайшие подробности тех сцен, что запечатлел древнерусский художник в назидание малограмотным своим согражданам — словно считывать сюжеты тех «сериалов», что волновали умы и сердца наших предков. И умиляет, что технология передачи смыслов, в сущности, мало чем отличается от тех компьютерных игр, что спустя века будут занимать умы и сердца потомков. Вот икона, изображающая Страшный суд. Дорожка из белых кружочков, которая ведет из рая в преисподнюю, так и заставляет вспомнить те настольные игры, какими занимались когда-то и мы. Бросишь фишку — и ступай, преодолевай грехи: гордость, злоязычие, сребролюбие… Возможно, преодоление их и впрямь поможет перейти на другой уровень?

Надо сказать, что такое рассматривание мельчайших, тонко выписанных подробностей стало возможным благодаря уникальным витринам нового поколения, в которых представлены иконы. Памятники эти несколько десятилетий находились при низкотемпературном хранении с постоянно высоким уровнем влажности. Так как они чувствительны к любым, даже минимальным, температурно-влажностым изменениям, была применена технология двухступенчатой стабилизации и глубокой молекулярной очистки воздуха. Эрмитажные климатологи осуществляют мониторинг за состоянием климата в витринах круглосуточно, в режиме онлайн. Подобные технологии в России никогда прежде не применялись в масштабах целой экспозиции.

Особый раздел экспозиции составляют памятники, сохранившие имя автора. Несомненным шедевром признана «Богоматерь Казанская» прославленного царского иконописца Семена Ушакова. Так называемый «живоподобный стиль», в котором она выполнена, это попытка русских иконописцев приблизиться к европейской ренессансной живописи. А икона «Иоанн Богослов в молчании» — единственная известная подписная работа Нектария Кулюксина, талантливого иконописца Кирилло-Белозерского монастыря. Считается, что Нектарий писал эту икону для церкви села Нёнокса Архангелогородской губернии, уроженцем которого был сам. И создавал он икону «на помин своей души». В это невозможно не поверить, когда вглядишься в лик Иоанна — напряженный лик мыслителя.

Есть в экспозиции и элементы архитектуры храмов. Настоящий шедевр — Золоченые Царские врата начала 1680-х годов. Тончайшая резьба по дереву, ювелирное золочение. Этот чудесный артефакт поступил в коллекцию музея в 1944 году после временной выставки памятников истории и культуры, оставшихся в Эрмитаже после блокады.

Источник статьи: http://rg.ru/2020/03/16/reg-szfo/v-ermitazhe-otkrylsia-zal-drevnerusskih-ikon.html

Древнерусский ковчег: что посмотреть в зале икон Эрмитажа

Резкие и наивные образы древнего анонима — и «реализм» кисти великого Симона Ушакова. Страшный суд, напоминающий Босха — и предвосхищение цветомузыки XX века. В Зимнем дворце впервые за всю историю Эрмитажа открылась постоянная экспозиция русской иконописи. В нескольких маленьких залах разместились артефакты, которые пережили революции, войны, блокаду, застали осквернение и запустение храмов в эпоху воинствующего атеизма. Это направление искусства не назовешь профильным для Эрмитажа, однако у экспозиции есть свое интересное лицо. Вернее, лик.

Формирование древнерусской коллекции Эрмитажа восходит к 1941 году, когда был открыт отдел истории русской культуры. Однако сложилось это собрание уже после войны, в 1950–1970-е годы: главным образом благодаря экспедициям с участием специалистов музея. Они ездили по запустелым храмам, часовням и погостам, спасая старинные иконы, на месте оказывая им «первую помощь». Увы, иногда не успевали опередить «черных коллекционеров» или охотников за древностями.

Экспедиции проходили в Новгороде и Пскове, в Архангельской и, разумеется, Ленинградской областях. «Из села такого-то района такого-то такой-то области»: на этикетках указано точное происхождение иконы, если это известно. Географическая ориентация выездов, которые организовывались по ленинградскому направлению, и объясняет особенность этой коллекции: здесь хорошо представлены иконописные школы северо-запада России, знаменитое «северное письмо», но мало Москвы и южных областей.

Читайте также:  Как правильно благословлять детей иконой

— Русский отдел Эрмитажа — самый молодой, и, конечно, мы не можем соперничать с иконописными коллекциями Русского музея, Третьяковской галереи, я уже не говорю про Исторический музей, — пояснила «Известиям» научный сотрудник Эрмитажа и один из кураторов экспозиции Анна Иванникова. — Там количество древних икон исчисляются тысячами, у нас их чуть более 200, а выставили мы примерно треть того, что есть в наших фондах. И хотя в сравнении с другими наше собрание может показаться скромным, у нас есть уникальные экспонаты, которых нет там. Экспозиция — своего рода гимн северной и новгородской культуре.

Пополнялось собрание в том числе за счет дарения и приобретения у частных лиц. Провенанс икон заслуживает отдельного разговора, среди бывших владельцев и легендарный коллекционер Федор Плюшкин, и известный актер Владимир Гардин, и собиратель древностей Федор Каликин. Последнему принадлежала икона «Неделя», точнее, это было восемь икон, изображающих праздники и написанных на одной доске. Эвакуируясь из Ленинграда в 1942 году, Каликин не захотел оставлять любимый образ в блокадном городе. Взяв ножовку и топор, Каликин распилил доску и стесал тыловую часть каждой иконы — получились совсем тонкие дощечки, которые можно было компактно уложить. Так икона была вывезена по Ладожскому озеру, а после войны вернулась в Ленинград. Сейчас «Неделя» выставляется распиленной, но всё же как одна композиция.

Иконопись эффектно дополняют деревянная скульптура Николая Мирликийского и артефакты декоративно-прикладного искусства, в том числе Царские врата из Успенского собора московского Симонова монастыря, взорванного в 1930 году.

Проходя из зала в зал, можно проследить изменение иконописной манеры в зависимости от региона и столетия. От обаятельной примитивности изображения на ранних иконах, как на псковской «Богоявление» 1360-х (одна из самых ранних в эрмитажном собрании), до мастерски прорисованных ликов и фигур уже в «новое» время, при Романовых. От весны до осени русского Средневековья. И, заметив на киоте конца XVII века Христофора, святого с собачьей головой, думаешь о том, как живуче это Средневековье и как оно отзывается в сегодняшнем зрителе.

Нельзя пройти мимо «Илии Пророка в пустыне» XVI века: хотя о влиянии иконы на русский авангард сказано много, перед этим образом заново убеждаешься в справедливости такого утверждения. Настолько условно и с таким чувством цвета выписаны фигура пророка и особенно пейзаж, изображенный полосками двух цветов, красного и черного.

Завершается экспозиция потрясающей по силе воздействия поздней иконой «Иоанн Богослов в молчании». Евангелист задумчиво зрит в священную книгу, а за ним виден Святой Дух, будто сидящий на его плече. Состояние благословенного молчания выразил чернец Кирилло-Белозерского монастыря Нектарий Кулюксин, написавший этот образ «на помин своей души».

Эту эрмитажную экспозицию, которая готовилась десятилетия, хотели открыть еще в конце 1980-х, но тогда не сложилось. Зато сейчас она заняла свое место не только в Зимнем дворце — рядом с залами Древней Руси, где выставлены кольчуги и горшки, драгоценности и предметы быта, — но и на музейной карте Петербурга. Скажем, Русский музей обладает роскошным древнерусским собранием, но в Михайловском дворце такая экспозиция уложена тоже в четыре зала, и это лишь самая верхушка айсберга. Эрмитаж славится главным образом шедеврами европейской живописи и уникальным отделом Востока, но залы русской иконы, конечно же, необходимы музею, стремящемуся представить всю энциклопедию мирового искусства.

Источник статьи: http://iz.ru/985218/evgenii-avramenko/drevnerusskii-kovcheg-chto-posmotret-v-zale-ikon-ermitazha