Меню

Это тебе не икона мама а запретная зона

Текст песни Виктор Петлюра — Пред тобой не икона мама — 2000 г.

На холму невысоком стоит крест-одиночка,
Его женщина нежно прижимает к груди.
Пред тобой не икона, мама, а запретная зона, мама,
И на вышке все тот же с карабином чекист.

Это было весною, в зеленеющем мае,
Когда семь заключенных спод конвоя ушли.
На седьмом километре их стравили собакам
И раздетых по пояс на расстрел повели.
Их поставили к стенке, развернули спинами,
Грянул залп автоматный, и упали они.
И по трупам холодным, как по тряпкам негодным,
Разрядив автоматы, семь чекистов прошли.

На холму невысоком стоит крест-одиночка,
Его женщина нежно прижимает к груди.
Пред тобой не икона, мама, а запретная зона, мама,
И на вышке все тот же с карабином чекист. On the hill stands a low cross — loner
His woman gently pressed to his chest.
Before you is not an icon, mother , and the exclusion zone , mother,
And the tower is the same security officer with a carbine .

It was in the spring , in the verdant May
When seven prisoners Spode convoy departed.
At the seventh kilometer vented their dogs
And naked to the waist on the shooting took .
Them against the wall , turned their backs ,
Gryanul volley automata , and they fell .
And the corpses cold as unfit for rags ,
Discharge machines, seven security officers were held .

On the hill stands a low cross — loner
His woman gently pressed to his chest.
Before you is not an icon, mother , and the exclusion zone , mother,
And the tower is the same security officer with a carbine .

Источник статьи: http://songspro.ru/3/Viktor-Petlyura/tekst-pesni-Pred-toboy-ne-ikona-mama—2000-g

Текст песни Петлюра — запретная зона, мама

Для вашего ознакомления предоставлен текст песни Петлюра — запретная зона, мама, а еще перевод песни с видео или клипом.

Кто круче?

На холму невысоком стоит крест-одиночка,
Его женщина нежно прижимает к груди.
Пред тобой не икона, мама, а запретная зона, мама,
И на вышке все тот же с карабином чекист.

Это было весною, в зеленеющем мае,
Когда семь заключенных спод конвоя ушли.
На седьмом километре их стравили собакам
И раздетых по пояс на расстрел повели.
Их поставили к стенке, развернули спинами,
Грянул залп автоматный, и упали они.
И по трупам холодным, как по тряпкам негодным,
Разрядив автоматы, семь чекистов прошли.

На холму невысоком стоит крест-одиночка,
Его женщина нежно прижимает к груди.
Пред тобой не икона, мама, а запретная зона, мама,
И на вышке все тот же с карабином чекист.

On the hill low is a single cross,
His woman gently presses to her chest.
Before you is not an icon, Mom, and the forbidden zone, Mom,
And on the tower is still the same with a KGB carbine.

It was in the spring, in May,
When the seven convoy escort prisoners left.
At the seventh kilometer they were sent to the dogs
And stripped to the waist to be shot.
They were put to the wall, turned around with their backs,
The volley burst out automatically, and they fell.
And the corpses are cold, as if rags are unsuitable,
Discharging machine guns, seven Chekists have passed.

On the hill low is a single cross,
His woman gently presses to her chest.
Before you is not an icon, Mom, and the forbidden zone, Mom,
And on the tower is still the same with a KGB carbine.

Читайте также:  Праздники иконы семистрельной божьей матери

Источник статьи: http://teksti-pesenok.ru/15/Petlyura/tekst-pesni-zapretnaya-zona-mama

Текст песни Дюмин Александр — Мама

Моя милая мама,
Я тебя не ругаю,
Что меня ты так рано,
Под закон отдала.

Мы сегодня с друзьями, ой мама,
В жизнь иную вступаем,
Так прошла незаметно
Золотая пора.
Мы сегодня с друзьями, ой мама,
В жизнь иную вступаем,
Так прошла незаметно
Золотая пора.

Незнакомые дяди, мама,
Грубо брали за ворот,
По ночам нас учили,
Как полы натирать.

А потом месяцами, ой мама,
Не пускали на волю.
Все науки познали,
Как людей убивать.
А потом месяцами, ой мама,
Не пускали на волю.
Все науки познали,
Как людей убивать.

Это было весною,
Золотою порою,
Трое наших парнишек
Из-под стражи ушли.

На седьмом километре, ой мама,
Их собаки догнали,
Их солдаты связали,
На расстрел повели.
На седьмом километре, ой мама,
Их собаки догнали,
Их солдаты связали,
На расстрел повели.

Их поставили к стенке,
Повернули спиною,
Грянул залп автомата
И упали они.

А по трупам умерших, ой мама,
Как по тряпкам ненужным,
Разрядив автоматы,
Три солдата прошли.
А по трупам умерших, ой мама,
Как по тряпкам ненужным,
Разрядив автоматы,
Краснопузые прошли.

Над холмом, над обрывом
Стоит крест деревянный.
Его девочка нежно
Прижимает к груди.

Впереди не икона, ой мама,
А запретная зона,
А на вышке маячит,
Полупьяный чекист.
Впереди не икона, ой мама,
А запретная зона,
А на вышке маячит,
Полупьяный чекист Моя милая мама,
Я тебя не ругаю,
Что меня ты так рано,
Под закон отдала.

Мы сегодня с друзьями, ой мама,
В жизнь иную вступаем,
Так прошла незаметно
Золотая пора.
Мы сегодня с друзьями, ой мама,
В жизнь иную вступаем,
Так прошла незаметно
Золотая пора.

Незнакомые дяди, мама,
Грубо брали за ворот,
По ночам нас учили,
Как полы натирать.

А потом месяцами, ой мама,
Не пускали на волю.
Все науки познали,
Как людей убивать.
А потом месяцами, ой мама,
Не пускали на волю.
Все науки познали,
Как людей убивать.

Это было весною,
Золотою порою,
Трое наших парнишек
Из-под стражи ушли.

На седьмом километре, ой мама,
Их собаки догнали,
Их солдаты связали,
На расстрел повели.
На седьмом километре, ой мама,
Их собаки догнали,
Их солдаты связали,
На расстрел повели.

Их поставили к стенке,
Повернули спиною,
Грянул залп автомата
И упали они.

А по трупам умерших, ой мама,
Как по тряпкам ненужным,
Разрядив автоматы,
Три солдата прошли.
А по трупам умерших, ой мама,
Как по тряпкам ненужным,
Разрядив автоматы,
Краснопузые прошли.

Над холмом, над обрывом
Стоит крест деревянный.
Его девочка нежно
Прижимает к груди.

Впереди не икона, ой мама,
А запретная зона,
А на вышке маячит,
Полупьяный чекист.
Впереди не икона, ой мама,
А запретная зона,
А на вышке маячит,
Полупьяный чекист

Источник статьи: http://songspro.ru/5/Dyumin-Aleksandr/tekst-pesni-Mama

Александр Дюмин — Мама

Слушать Александр Дюмин — Мама

Слушайте Мама — Александр Дюмин на Яндекс.Музыке

Текст Александр Дюмин — Мама

Моя милая мама,
Я тебя не ругаю,
Что меня ты так рано,
Под закон отдала.
Мы сегодня с друзьями, ой мама,
В жизнь иную вступаем,
Так прошла незаметно
Золотая пора.
Мы сегодня с друзьями, ой мама,
В жизнь иную вступаем,
Так прошла незаметно
Золотая пора.

Незнакомые дяди, мама,
Грубо брали за ворот,
По ночам нас учили,
Как полы натирать.
А потом месяцами, ой мама,
Не пускали на волю.
Все науки познали,
Как людей убивать.
А потом месяцами, ой мама,
Не пускали на волю.
Все науки познали,
Как людей убивать.

Читайте также:  Венчальная пара иконы стразами

Это было весною,
Золотою порою,
Трое наших парнишек
Из-под стражи ушли.
На седьмом километре, ой мама,
Их собаки догнали,
Их солдаты связали,
На расстрел повели.
На седьмом километре, ой мама,
Их собаки догнали,
Их солдаты связали,
На расстрел повели.

Их поставили к стенке,
Повернули спиною,
Грянул залп автомата
И упали они.
А по трупам умерших, ой мама,
Как по тряпкам ненужным,
Разрядив автоматы,
Три солдата прошли.
А по трупам умерших, ой мама,
Как по тряпкам ненужным,
Разрядив автоматы,
Краснопузые прошли.

Над холмом, над обрывом
Стоит крест деревянный.
Его девочка нежно
Прижимает к груди.
Впереди не икона, ой мама,
А запретная зона,
А на вышке маячит,
Полупьяный чекист.
Впереди не икона, ой мама,
А запретная зона,
А на вышке маячит,
Полупьяный чекист.

Источник статьи: http://tekst-pesni.online/aleksandr-dyumin-mama/

Это тебе не икона мама а запретная зона

МАМА! МИЛАЯ МАМА!

Мама! Милая мама!
Я тебя не ругаю,
Но зачем ты так рано, мама,
В ДВК отдала?
Мы сегодня с друзьями
В жизнь иную вступили,
И прошла незаметно
Золотая пора!

Нас там грубые дяди
Грубо брали за ворот
И учили ночами, мама,
Как полы натирать.
А еще месяцами, мама,
Не пускали на зону.
Все науки познали,
Как людей уважать.

Это было весною, мама,
Зеленеющим маем,
Трое нас заключенных, мама,
Из-под стражи ушли.
На восьмом километре, мама,
Нас чекисты догнали,
Их, раздетых по пояс,
На расстрел повели…

Их поставили к стенке, мама,
Развернули спиною,
Грянул залп автоматов, мама,
И упали они.
И по трупам безмолвным, мама,
Как по тряпкам негодным,
Разрядив автоматы,
Все чекисты пошли.

Возвращаюсь домой я, мама,
Плачут сосны и ели,
Плачет маленький мальчик,
Что устал тебя ждать…
На крутом косогоре, мама,
Стоит крест деревянный,
Тихо девушка плачет,
Обнимая его.

В нашу гавань заходили корабли. Вып. 2. М., Стрекоза, 2000.

Судя по тексту, восходит к песне «По тундре» (заимствовала ее фрагменты) и поется на ее мотив. См. также песню «На высоком кургане», которая начинается последней строфой этой песни.

1. Мать

Моя милая мама
Я тебя не ругаю
Что меня ты так рано
Под закон отдала

Мы сегодня с друзьями мама
В жизнь иную вступаем
Так прошла не заметно
Золотая пора

Нас какие-то дядя, мама
Грубо брали за ворот
По ночам застовляли
Нас полы натирать

А порой месяцами, мама
Не пускали на зону
Все науки познали
Как людей уважать

Как то ранней весною, мама
Золотою порою
Трое наших парнишек
Из под стражи ушли

На восьмом киломметре, мама
Их собаки догнали
Их чикисты поймали
На растрел повели

Их поставили к стенке, мама
Повернули спиною
Грянул залп автоматов
И упали они.

И по трупам кровавым, мама
Как по тряпкам ненужным
Разредив автоматы
Семь чекистов прошли

На высоком кургане, мама
Стоит крест деревянный
Его девушка нежно
Прижимает к груди

А вдали как икона, мама
Та запретная зона
А на вышке маячит
Полупьяный чекист.

Из альбома колониста Можайской воспитательно-трудовой колонии, 1996-1998. Популярная тюремная баллада, вошедшая в альбомы и песенники.

Ефимова Е. С. Современная тюрьма: Быт, традиции и фольклор. М.: ОГИ, 2004.

2. Я сижу за решеткой, мама, пью особую водку…

Я сижу за решеткой, мама, пью особую водку.
Пью особую водку и плюю в потолок
Предо мной не икона, мама, а запретная зона,
И на вышке маячит полупьяный конвой.

Я тебя не ругаю, мама, ни за что не ругаю,
Ну зачем ты так рано в ДВК отдала?
Мы сегодня с друзьями, мама, в жизнь иную вступаем,
Ведь для нас пролетела золотая пора.

Это было весною, мама, когда все зеленело,
Трое из заключенных из-под стражи ушли.
На восьмом километре, мама, их собаки догнали,
Повязали чекисты, на расстрел повели.

Их поставили к стенке, мама, развернули спиною.
Грянул залп автоматов, и упали они.
И по трупам невинным, мама, как по тряпкам ненужным,
Разрядив автоматы, три чекиста прошли.

На крутом косогоре, мама, стоит крест деревянный.
Его девушка нежно прижимает к груди.
Перед ней не икона, мама, а запретная зона,
И на вышке маячит полупьяный конвой.

Записано в Можайской женской колонии, 1998 г.

Ефимова Е. С. Современная тюрьма: Быт, традиции и фольклор. М.: ОГИ, 2004.

3. С юных лет я навеки с мамой милой простился

С юных лет я навеки с мамой милой простился
И ушел из родного, дорогого угла.
Мама, милая мама, ну зачем же так рано
Молодого парнишку в ВТК отдала ?

Незнакомые дяди грубо брали за вора,
Все науки познали, как других уважать.
А иногда месяцами, мама, не пускали на зону,
Все науки познали, как другим угождать…

Это было весною, золотою порою,
Трое их, осужденных, из–под стражи ушли,
На восьмом километре, мама, их овчарки догнали,
А менты их поймали, на расстрел повели.

Их поставили к стенке, развернули спиною,
Грянул залп карабинов, и упали они,
А по трупам упавшим, мама, как по тряпкам ненужным,
Громко щелкнув затвором, семь чекистов прошли.

На крутом косогоре стоит крест деревянный,
Его девушка нежно прижимает к груди,
А вокруг , как и прежде, мама, все запретная зона,
А вокруг, как и прежде, кресты да бугры…

Две последние строки каждого куплета – 2 раза.

4. С детских лет я, тоскуя…

С детских лет я, тоскуя,
Твоей ласки лишился
И ушел от родного,
От родного угла.
Мама, милая мама, ой, мама! –
В чем я так провинился,
Что меня ты так рано
В ДВК отдала?

Вот сижу в одиночке
И плюю в потолочки.
Пред людьми я бесчестен,
Перед совестью чист.
Предо мною икона
И запретная зона,
А на вышке всё тот же
С автоматом чекист.

Часто дядьки чужие
Грубо брали за ворот,
По ночам заставляли
Нас полы натирать.
А еще месяцами – ой, мама! –
Не пускали нас в город,
А учили науке,
Как людей уважать.

Вот назад возвращаюсь.
Плачут сосны и ели,
Плачет маленький мальчик —
Он устал так страдать.
Нас растили бураны – ой, мама! –
Засыпая снегами,
Лишь приклад автомата
Мог бы нас приласкать.

С детских лет я, тоскуя,
Твоей ласки лишился
И ушел от родного,
От родного угла.
Мама, милая мама — ой, мама! –
В чем я так провинился,
Что меня ты так рано
В ДВК отдала?!

ДВК – детская воспитательная колония.

А я не уберу чемоданчик! Песни студенческие, школьные, дворовые / Сост. Марина Баранова. — М.: Эксмо, 2006.

Источник статьи: http://a-pesni.org/dvor/mamamil.php