Меню

Это вам не икона мама

Текст песни Виктор Петлюра — Пред тобой не икона мама — 2000 г.

На холму невысоком стоит крест-одиночка,
Его женщина нежно прижимает к груди.
Пред тобой не икона, мама, а запретная зона, мама,
И на вышке все тот же с карабином чекист.

Это было весною, в зеленеющем мае,
Когда семь заключенных спод конвоя ушли.
На седьмом километре их стравили собакам
И раздетых по пояс на расстрел повели.
Их поставили к стенке, развернули спинами,
Грянул залп автоматный, и упали они.
И по трупам холодным, как по тряпкам негодным,
Разрядив автоматы, семь чекистов прошли.

На холму невысоком стоит крест-одиночка,
Его женщина нежно прижимает к груди.
Пред тобой не икона, мама, а запретная зона, мама,
И на вышке все тот же с карабином чекист. On the hill stands a low cross — loner
His woman gently pressed to his chest.
Before you is not an icon, mother , and the exclusion zone , mother,
And the tower is the same security officer with a carbine .

It was in the spring , in the verdant May
When seven prisoners Spode convoy departed.
At the seventh kilometer vented their dogs
And naked to the waist on the shooting took .
Them against the wall , turned their backs ,
Gryanul volley automata , and they fell .
And the corpses cold as unfit for rags ,
Discharge machines, seven security officers were held .

On the hill stands a low cross — loner
His woman gently pressed to his chest.
Before you is not an icon, mother , and the exclusion zone , mother,
And the tower is the same security officer with a carbine .

Источник статьи: http://songspro.ru/3/Viktor-Petlyura/tekst-pesni-Pred-toboy-ne-ikona-mama—2000-g

Не икона

Всё о ней кажется сказано, она воспета
Мама—идеал, совершенство, святая
Но я не об этом.
Прости, придётся перевернуть твою икону

Она была обычной девушкой со страхами, предубеждениями и даже загонами
В голове строила свою картину мира
Далеко не маслом, но ты понял и принял
Она влюблялась, плакала, ошибалась, не хотела вставать к тебе, стряпала

Ты смотрел на маму с оглядкой,
Почему она грустная?
Чем бы её порадовать?
Что же сейчас она чувствует?

Может чем-то её расстроил?
Вдруг внимания её не достоин?
Как теперь она отреагирует?
Может пожалеть и обнимет?

А вдруг руку на меня поднимет?
Сто вопросов много лет тревожат
Или ты и сейчас от них избавится не можешь?
Давно научился искать опору в себе,

Но этот конфликт внутри, наносит травму извне.
Если не так все, просто ответь себе:
Кто я? Чего я хочу?
Что сейчас со мной происходит?

Нужен ли мне смысл жизни иной?
Что так часто рушит покой?
Надеюсь не мама? И горечь завяжет,
А то сепарация лезвием ляжет

Поэтому нужно принять и простить
Не ждать, не надеяться и не просить,
Не злиться, не дергаться и не перечить
Понять, только время, по-моему, лечит

А мама. да она не святая, она не икона
И вроде, твой сын уже сверг её с трона
Ей нужно внимание, любовь и. прощение.
Пусть передаст всё другим поколениям.

Источник статьи: http://stihi.ru/2021/07/14/6194

Текст песни Виктор Петлюра — Пред тобой не икона мама — 2000 г.

На холму невысоком стоит крест-одиночка,
Его женщина нежно прижимает к груди.
Пред тобой не икона, мама, а запретная зона, мама,
И на вышке все тот же с карабином чекист.

Это было весною, в зеленеющем мае,
Когда семь заключенных спод конвоя ушли.
На седьмом километре их стравили собакам
И раздетых по пояс на расстрел повели.
Их поставили к стенке, развернули спинами,
Грянул залп автоматный, и упали они.
И по трупам холодным, как по тряпкам негодным,
Разрядив автоматы, семь чекистов прошли.

На холму невысоком стоит крест-одиночка,
Его женщина нежно прижимает к груди.
Пред тобой не икона, мама, а запретная зона, мама,
И на вышке все тот же с карабином чекист. On the hill stands a low cross — loner
His woman gently pressed to his chest.
Before you is not an icon, mother , and the exclusion zone , mother,
And the tower is the same security officer with a carbine .

It was in the spring , in the verdant May
When seven prisoners Spode convoy departed.
At the seventh kilometer vented their dogs
And naked to the waist on the shooting took .
Them against the wall , turned their backs ,
Gryanul volley automata , and they fell .
And the corpses cold as unfit for rags ,
Discharge machines, seven security officers were held .

On the hill stands a low cross — loner
His woman gently pressed to his chest.
Before you is not an icon, mother , and the exclusion zone , mother,
And the tower is the same security officer with a carbine .

Читайте также:  Православная флористика украшение иконы

Источник статьи: http://songspro.ru/3/Viktor-Petlyura/tekst-pesni-Pred-toboy-ne-ikona-mama—2000-g

Текст песни Виктор Петлюра — Пред тобой не икона мама — 2000 г.

Кто круче?

На холму невысоком стоит крест-одиночка,
Его женщина нежно прижимает к груди.
Пред тобой не икона, мама, а запретная зона, мама,
И на вышке все тот же с карабином чекист.

Это было весною, в зеленеющем мае,
Когда семь заключенных спод конвоя ушли.
На седьмом километре их стравили собакам
И раздетых по пояс на расстрел повели.
Их поставили к стенке, развернули спинами,
Грянул залп автоматный, и упали они.
И по трупам холодным, как по тряпкам негодным,
Разрядив автоматы, семь чекистов прошли.

На холму невысоком стоит крест-одиночка,
Его женщина нежно прижимает к груди.
Пред тобой не икона, мама, а запретная зона, мама,
И на вышке все тот же с карабином чекист. On the hill stands a low cross — loner
His woman gently pressed to his chest.
Before you is not an icon, mother , and the exclusion zone , mother,
And the tower is the same security officer with a carbine .

It was in the spring , in the verdant May
When seven prisoners Spode convoy departed.
At the seventh kilometer vented their dogs
And naked to the waist on the shooting took .
Them against the wall , turned their backs ,
Gryanul volley automata , and they fell .
And the corpses cold as unfit for rags ,
Discharge machines, seven security officers were held .

On the hill stands a low cross — loner
His woman gently pressed to his chest.
Before you is not an icon, mother , and the exclusion zone , mother,
And the tower is the same security officer with a carbine .

Источник статьи: http://pesenok.ru/3/Viktor-Petlyura/tekst-pesni-Pred-toboy-ne-ikona-mama—2000-g

Текст песни Виктор Петлюра — Пред тобой не икона мама — 2000 г.

Оригинальный текст и слова песни Пред тобой не икона мама — 2000 г.:

На холму невысоком стоит крест-одиночка,
Его женщина нежно прижимает к груди.
Пред тобой не икона, мама, а запретная зона, мама,
И на вышке все тот же с карабином чекист.

Это было весною, в зеленеющем мае,
Когда семь заключенных спод конвоя ушли.
На седьмом километре их стравили собакам
И раздетых по пояс на расстрел повели.
Их поставили к стенке, развернули спинами,
Грянул залп автоматный, и упали они.
И по трупам холодным, как по тряпкам негодным,
Разрядив автоматы, семь чекистов прошли.

На холму невысоком стоит крест-одиночка,
Его женщина нежно прижимает к груди.
Пред тобой не икона, мама, а запретная зона, мама,
И на вышке все тот же с карабином чекист.

Перевод на русский или английский язык текста песни — Пред тобой не икона мама — 2000 г. исполнителя Виктор Петлюра:

At low hill there is a cross — loner
His woman gently pressed to his chest.
In front of you is not an icon , mother , and the exclusion zone , Mom,
And on the tower all the same security officer with a carbine .

It was spring, verdant May ,
When the seven prisoners PAYG convoy departed.
On the seventh kilometer vented their dogs
And stripped to the waist to be shot taken .
They were put up against the wall , turned their backs ,
Struck volley automata , and they fell .
And over the corpses cold as unfit for rags ,
Discharge machines, seven security officers were held .

At low hill there is a cross — loner
His woman gently pressed to his chest.
In front of you is not an icon , mother , and the exclusion zone , Mom,
And on the tower all the same security officer with a carbine .

Если нашли опечатку в тексте или переводе песни Пред тобой не икона мама — 2000 г., просим сообщить об этом в комментариях.

Источник статьи: http://rus-songs.ru/tekst-pesni-viktor-petljura-pred-toboj-ne-ikona/

Софья Фисенко

Софья Фисенко — Богомолица

На данной странице вы можете слушать и скачать песню «Богомолица» Софья Фисенко, а также найти слова песни, чтобы петь её вместе с друзьями. Голосуйте за песню в нашем хит-параде детских песен.

Поделиться

Текст песни

Там далеко далеко, в тихом городе.
Посреди земли одна. В темной комнате..
О Спасении моем Богу молится
Полуночная моя Богомолица..

Об одном она молит: «Храни, Господи!»
И всю ночь в окне горят свечи восковы.
Чтоб и веру и любовь потерявшая..
Свет нашла душа моя заплутавшая.

Мама, мама, ты одна
Не предашь и не разлюбишь..
В мире этом и другом
Ты всегда со мною будешь..
Я к одной тебе иду
в сердце раненная..
Мама, мама, ты моя стена каменная..

Ночь черна. Не ведам путь.
Тьма бездонная.
И пророчат беды мне силы темные.
Но во тьме хранят меня
Две бессоницы — глаза мамы,
Да еще Богородицы.

Читайте также:  Как нужно вешать икону семистрельная в доме

Говорят, что никогда не грустила я..
Знаешь только ты одна, моя милая,
Сколько раз судьбой без жалости битая..
Выживала я твоими молитвами.

Оттого меня сломить беды не смогли,
Что далеко.. Далеко.. Посреди земли.
О Спасении моем Богу молится
Полуночная моя Богомолица.

Источник статьи: http://babysongs.ru/pesni/sofya-fisenko-bogomolitsa

Текст песни Виктор Петлюра — Пред тобой не икона мама — 2000 г.

На холму невысоком стоит крест-одиночка,
Его женщина нежно прижимает к груди.
Пред тобой не икона, мама, а запретная зона, мама,
И на вышке все тот же с карабином чекист.

Это было весною, в зеленеющем мае,
Когда семь заключенных спод конвоя ушли.
На седьмом километре их стравили собакам
И раздетых по пояс на расстрел повели.
Их поставили к стенке, развернули спинами,
Грянул залп автоматный, и упали они.
И по трупам холодным, как по тряпкам негодным,
Разрядив автоматы, семь чекистов прошли.

На холму невысоком стоит крест-одиночка,
Его женщина нежно прижимает к груди.
Пред тобой не икона, мама, а запретная зона, мама,
И на вышке все тот же с карабином чекист.

At low hill there is a cross — loner
His woman gently pressed to his chest.
In front of you is not an icon , mother , and the exclusion zone , Mom,
And on the tower all the same security officer with a carbine .

It was spring, verdant May ,
When the seven prisoners PAYG convoy departed.
On the seventh kilometer vented their dogs
And stripped to the waist to be shot taken .
They were put up against the wall , turned their backs ,
Struck volley automata , and they fell .
And over the corpses cold as unfit for rags ,
Discharge machines, seven security officers were held .

At low hill there is a cross — loner
His woman gently pressed to his chest.
In front of you is not an icon , mother , and the exclusion zone , Mom,
And on the tower all the same security officer with a carbine .

Источник статьи: http://tekstanet.ru/3/Viktor-Petlyura/tekst-pesni-Pred-toboy-ne-ikona-mama—2000-g

Это вам не икона мама

Добавила дяде в борщ святую воду

Здравствуйте, дорогая «Моя Семья»! Газету читаю давно, многие публикации находят отклик в душе. Иногда хочется написать отзыв на тему, затронувшую чувства, но часто не доходят руки. А вот один из недавних номеров «Моей Семьи» сильно впечатлил меня. В рубрике «Небо и земля» был опубликован рассказ Дмитрия Болотникова «Так поступают только монахи» (№41) о сущности поновления икон. Я столкнулась с подобным явлением 16 лет назад и хочу рассказать об этом.

В марте, за месяц до Пасхи, умер папа. Роднее и ближе человека у меня не было. Я сама делала ему уколы, лечила, старалась продлить его пребывание на земле. Хотя я по профессии журналист, но пришлось изучить все тонкости папиной болезни, чтобы облегчить страдания. Пошла в церковь, начала заказывать молебны за здоровье отца. Стала молиться. А когда поняла, что молитва не идёт, решила в ближайшее время покаяться и причаститься. Мне кажется, мои молитвы продлили папину жизнь на несколько лет.

Но ничто не вечно в этом мире. После похорон отца я почувствовала, что ухожу за ним. Знаю это ощущение, потому что уже хоронила бабушек – свою и тётю супруга. Ни муж, ни сын не могли привести меня в чувство, хотя, если честно, не очень-то и старались. И вдруг я поняла, что покойный папа начал сердиться на меня.

Выражалось это вот в чём. В доме, где отец жил с мамой, всё время горела лампадка. На девятый день после папиной смерти я вошла в ту комнату и стала признаваться папе, что не могу жить без него и мне больше никто не нужен. Неожиданно пробежал непонятный холодный ветерок, и лампадка погасла. И так происходило несколько раз.

Однажды мама, исчерпав все доводы, уже не зная, как вернуть меня к нормальной жизни, сказала: «Пойдём со мной, надо проведать давнюю подругу, бабу Ульяну». Не сразу, но я согласилась составить матушке компанию.

Хозяйка квартиры как-то странно посмотрела на меня и произнесла: «Надя, посмотри, что делается с моей иконой!» Надо сказать, икона бабы Ули была самой простой – такими неприхотливыми образками благословляли на брак во времена молодости бабушки, то есть лет шестьдесят с лишним назад. Я подошла поближе к Божьему лику, стоявшему на буфете, и застыла от изумления. Включили свет. Верх образа уже блестел позолотой, а посередине доски бегала огненная строка. Вернее, не бегала, а как бы плыла. И вместе с этим икона светлела и поновлялась.

Читайте также:  Икона хранитель для знаков зодиака

Меня это зрелище настолько выбило из колеи, что я хотела немедленно рассказать об увиденном всем, кого знала. Но мудрая пожилая женщина не разрешила так поступить. «Спроси сперва у священника, что означает это явление», – попросила баба Уля. А дело происходило как раз в Чистый четверг.

На следующий день я пошла в церковь и дождалась окончания службы. Отец Иоанн, который служил тогда в центральном храме нашего города, усадил меня напротив и замолчал. Он, видимо, обдумывал, как сказать мне, только недавно начавшей прикасаться к жизни Церкви и церковным таинствам, то, что знал давно. Благодарна батюшке за то, что в своё время убил во мне страх перед Богом. Я сейчас имею в виду не страх Божий как благоговейное отношение к Господу, о чём говорят в церкви, а именно боязнь идти к Богу.

Как-то раз батюшка Иоанн заглянул по своим делам в редакцию, где я работала. Я попросила гостя зайти в мой кабинет и закрыла дверь. Моя просьба выглядела дико, но я всё же произнесла её отцу Иоанну. Хотела подержаться за его рясу, прежде чем пойти на службу в храм. Мой визави разрешил. И после этого я спокойно стала ходить в храм и совершать таинства. Как раз тогда в первый раз исповедовалась и причастилась.

И батюшка разъяснил мне, что поновление иконы – это духовная поддержка его хозяйки. И правда, вскоре бабе Уле сделали непростую операцию под глазом – и она прошла весьма удачно, хотя шов вышел не очень. Но тот случай с иконой сказался и на мне. Я словно заново родилась. Вспомнила, что на этой земле есть муж, который на меня возлагает надежды, есть сын, у которого ещё нет детей. Их предстояло выстрадать, в том числе и мне.

Там, Выше, хорошо знали, какой крест мне предстоит нести. Даже страшно подумать, что бы случилось, если Господь внял бы моим молитвам и забрал меня на небо к отцу. Мои внуки могли не появиться.

Невестке как-то сразу не повезло. Первый плод замер, и я стояла на коленях перед врачом, умоляя сделать всё, чтобы операция не повлияла на возможность будущего зачатия. А на Успение мы с мамой обе стояли на коленях пред иконой Пречистой Богородицы, моля о внучке. И Божья Матерь нас услышала: через два месяца дети принесли в наш дом хорошую весть. Так я оберегала невестку, пока она не родила Лидочку.

А потом мне предстояла забота о бездетном дяде, брате мамы. Он был человеком пьющим. Чего я только не делала, чтобы погасить этот бесовский пламень! Заказывала молебны, стояла на коленях на вечерней службе в честь иконы Божьей Матери «Неупиваемая чаша», приносила из церкви святую воду и подливала дядюшке в борщ. И что-то немного сдвинулось с места.

Однажды, попав в больницу по своей глупости, дядя попросил у меня просфору. Я так ликовала! Случилось это уже в последние годы его жизни. Бог дал дяде несколько лет после смерти жены для того, чтобы хоть краем сердца прикоснуться к Таинству жития. Кто бы ему ещё помог, если в семье некому молиться за всех?

А дальше меня ожидало сражение с болезнями мамы. Она пережила отца на десять лет. Сестра находится далеко, приезжала к нам только в отпуск. Вот почему я опять взялась за изучение болезней мамы и лекарств. Врачам она почему-то не всегда доверяла. И я моталась между работой, внучкой и мамой, стараясь успеть везде. Странно, но за три дня до её смерти я точно знала, когда её не станет. Не отходила от мамы, держала за руку. Как и с папой, мы читали с мамулей последнюю молитву, и я поймала её последний вдох. Она так хотела.

Я часто ходила к бабушке Ульяне, особенно перед Пасхой. Не раз ещё наблюдала, как её икона поновляется, а после праздника вновь покрывается чернотой, – старый ведь образ.

Этим летом я серьёзно заболела. Похудела, перестала есть, ослабла. И, честно говоря, уже собралась на небо. Мне не было страшно, ведь все долги перед близкими, плохо или хорошо, но выполнила. Однако в августе что-то произошло в организме, и болезнь повернула вспять. Я почувствовала прилив сил и поняла, что меня ждут новые кресты. Не все миссии на земле завершила.

Думаю, Он оставил меня жить, потому что в нашей семье некому больше молиться за всех. Вот если доживу, то в следующий Чистый четверг снова схожу в гости к бабушке Ульяне и постою перед её иконой. Пока она хранит молчание.

Из письма Надежды Ермаковой,
г. Острогожск, Воронежская область
Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №47, ноябрь 2020 года

Источник статьи: http://www.moya-semya.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=15666:2020-12-01-10-13-34&catid=96:2011-06-24-11-29-05&Itemid=175