Меню

Искушение святого антония икона мартин шонгауэр

Tannarh
ВСЕ ИСКУШЕНИЯ СВЯТОГО АНТОНИЯ
(60 картин)

Картины с описанием

Картины без описания

Образ святого Антония в искусстве

Антоний Великий — святой отшельник IV века, ставший символическим образом борьбы с искушениями. Отец монашества: первая исторически достоверная личность в истории монашества в египетской пустыне. Его жизнеописание полно рассказов о чудесных извлечениях и изгнаниях бесов, совершенных святым, но вместе с тем в нем приводятся многие разумные изречения практического благочестия. Родился около 251 в Коме близ Ираклеи (Верхний Египет). Умер в возрасте 106 лет, около 356 года. Происходил из благородной и богатой семьи христиан. После смерти родителей в 270 году, когда Антонию было восемнадцать лет, он внезапно пробудился духом, раздал все свое имущество бедным и удалился в египетскую пустыню ради благочестивого жития в молитвах и размышлениях. Вся его последующая жизнь была посвящена самоотречению и духовному подвижничеству: долгие годы он пребывал в полнейшем уединении, сначала в одной из пещерных гробниц, а затем около двадцати лет — в развалинах близ Нила. Здесь он вел жестокую борьбу против собственной плоти и плотских желаний, терзаемый видениями: сначала имевших облик прекрасной женщины, а затем — демонических мучителей.

Обычно Антония изображают бородатым старцем. Как отца монашества (аббат монашеского ордена) он обычно бывает в монашеских клобуке, плаще и рясе. На его одеянии на левом плече нашита синяя (белая) буква Т либо греческая буква «тета». Опирается на костыль (жезл) с Т-образной ручкой — указание на его преклонный возраст. Костыль — традиционная эмблема средневекового монаха, долгом которого было помогать увечным и беспомощным. Колокол (колокольчик) в его руке, либо прикрепленый к костылю. Обычно использовался для изгнания злых духов и считается указанием на искушение Св. Антония и его способность изгонять демонов. Рядом часто изображена свинья — символическое обозначение демона чувственности и ненасытности, указывающее на победу святого над грехом. Кроме того, этих животных в средневековье откармливали монахи-антонианцы ради сала, которое использовалось как средство против антонова огня. Иногда у нее на шее висит колокольчик (В XVII веке свиньям, принадлежавшим приходам братьев Св. Антония, предоставлялось право выпаса на особых угодьях, и колокольчик отличал этих свиней от всех других ). Под ногами может быть пламя — напоминание о его видении пламени ада, убившем все плотские желания.

Сюжет искушения Св. Антония строится вокруг борьбы святого с соблазнами, которые он называл «демонами». Эта тема нашла отражение во многих произведениях искусства и получила две формы: 1) Демоны (часто в облике диких зверей и монстров, терзающих его плоть) одолевают Антония его в келье, поднимают ввысь, но исчезают, как только Бог является ему в ярком свете. 2) Женщины (блудницы) изображаются благодаря присутствию в нем эротических видений и темы распутства, разжигавших фантазию художников. В ранней ренессансной живописи женщины обычно одеты и могут иметь рога как напоминание об их сатанинском происхождении. Начиная с XVI в. они изображаются как правило обнаженными. Антоний прогоняет их крестным знамением или молитвой. (http://www.symbolarium.ru/index.php/Антоний_Великий,_Св.)

Картины с описанием

Стефано ди Джованни Сассетта

Алтарь Евхаристии. Первый, известный сегодня из документов, заказ на создание алтарной картины Сассетта получил в 1423 году от гильдии торговцев шерстью «Арте делла Лана», которая хотела украсить свою капеллу в церкви Сан Пеллегрино в Сиене. Сегодня это произведение Сассетты известно под названием «Алтарь Евхаристии». В 1777 году алтарь был разобран, разные его части разошлись по музеям, а центральная картина была безвозвратно утрачена. Согласно старым описаниям, на ней было символически изображено священное таинство евхаристии в виде дароносицы для причащения, окруженной ангелами. Алтарь состоял из множества картин, написанных на деревянных досках: «Коронование Марии», «Благовещенье», «Св. Фома», «Св. Антоний-аббат», четыре отца церкви — святые Иероним, Григорий, Амврозий и Августин, четыре святые покровителя Сиены — Ансаний, Виктор, Савин и Кресцентий, а также фигуры пророков Ильи и Елисея (которые сохранились, и находятся в сиенской Пинакотеке). Из крупных частей алтаря сохранилась только одна картина — «Св. Антоний-аббат» (Сиена, Пинакотека). Однако сохранилось много небольших картин пределлы — две сцены из жизни Св. Антония (Сиена, Пинакотека), «Сожжение еретика» (Мельбурн, музей), «Установление евхаристии» (Сиена, Пинакотека), «Чудо священного таинства» (Барнард Кастл, Музей Боуз), «Фома Аквинский молящийся перед алтарем Богоматери» (Будапешт, Музей изящных искусств), и «Фома Аквинский молящийся перед крестом» (Ватикан, Пинакотека). Иконографическая программа алтаря, судя по всему, была разработана монахами из ордена кармелитов, их можно видеть на картинах пределлы. Сассетта не владел приемами перспективы, но в картинах пределлы он смог передать глубину пространства с помощью линейных ритмов холмов и скал — прием, который будет использован почти всеми сиенскими художниками XV века. (https://ru.wikipedia.org/wiki/Сассетта)

Мартин Шонгауэр

Мартин Шонгауэр (ок. 1430-1491) — первый художник-гравер, получивший признание за пределами своей страны, который также был живописцем. Его лучшие гравюры отмечены сложностью рисунка, пространственной глубиной и богатством фактуры, что делает их равноценными живописным работам. И действительно, второстепенные художники нередко черпали в них вдохновение для своих картин. В «Искушении святого Антония», одной из наиболее известных работ Шонгауэра, искусно соединяются эмоциональная выразительность и четкая моделировка форм, безудержное движение и декоративная уравновешенность. Чем дольше мы смотрим на это произведение, тем больше восхищаемся диапазоном соотношения тонов, красотой ритма гравированной линии и умением художника передавать всевозможные фактуры — колючки, чешую, кожу, шерсть — путем простого варьирования силы нажима резца на металлическую пластинку. Ни один из последующих граверов не смог превзойти его в этом. (http://studim.ru/klasik/gotika54.html)

В этой гравюре перед зрителем предстает благочестивый пустынник, терпящий страдания от сверхъестественных страшилищ, которые когтями, клыками, хоботами терзают святого мученика. Картина по-своему символичная. Художники раннего Средневековья изображали чудовищ, демонизируя античные легендарные существа и по-восточному фантастически объединяя человека и зверя. С VIII столетия изображения чудовищ стали основываться на сочетаниях искаженных животных форм с человеческими. (Борев Ю.Б. «Эстетика»)

Микеланджело Буонарроти

Согласно последним исследованиям, эта работа — «Мученичество святого Антония» — была написана в 1487-1488 годах. И если Микеланджело действительно является автором этого шедевра, то он написал его в возрасте 12-13 лет. В исторических источниках упоминается о том, что Микеланджело написал картину с изображением святого Антония. Однако действительно ли это та самая работа с точностью сказать невозможно. Искусствоведы давно знают о том, что Микеланджело действительно написал копию с гравюры с изображением святого Антония работы немецкого художника XV века Мартина Шонгауэра (Martin Schongauer). Один из биографов Микеланджело, Асканио Кондиви (Ascanio Condivi), написал, что молодой художник говорил ему о том, что, работая над картиной, он отправился на местный рынок, чтобы посмотреть, как писать рыбью чешую. Если сравнить работы Микеланджело и Шонгауэра, становится ясно, что Микеланджело не делал точную копию: помимо того что он добавил одному из демонов рыбью чешую, он слегка приподнял голову святого Антония и придал ему более отрешенное выражение лица. (http://www.sv-img.info/danews/view/id-4630)

Джованни Пьетро да Бираго

Главная работа Бираго — это «Часослов Бона Сфорца», по которой он ранее был известен просто как безымянный ее иллюстратор, однако 1956 году его авторство было окончательно установлено. «Часослов Бона Сфорца» — это частная книга для молитв, начатая Бираго приблизительно в 1490 году, и законченная другим художником лишь тридцатью годами позднее, после того как книга сменила собственника. В правом нижнем углу можно увидеть свинью, заглядывающую на сцену. (http://www.porkopolis.org/art-museum/artist-index/giovanni-pietro-da-birago/)

Бернардино Паренцано

На этой картине великая и страшная сила зла раскрывается в худших проявления человеческой природы вместе со всеми ее пороками и несовершенством. Сатана принимает множество ужасающих форм, но луч света нисходит к святому Антонию с небес и Голос говорит: «Я был с тобой все это время, но я хотел, чтобы ты боролся самостоятельно. Ты прошел испытания и не был побежден, потому что я всегда помогал тебе». (http://www.wga.hu/bio/v/vos_m/biograph.html&usg=ALkJrhj3AF94cjouHuWwTkRUdhrziKqcdw)

Иероним Босх

На этой небольшой картине святой предается молитвенному созерцанию в странной хижине-шалаше на фоне освещенного солнцем пасторального ландшафта. Отшельничество Антония контрастирует с картиной всеобщего благоденствия. Святого окружают разнообразные дьяволы и чудовища, похожие на механизмы, но взгляд Антония устремлен вдаль. Изображения дьяволов и непривычный пейзаж заставили усомниться в том, что работа принадлежит кисти Босха. Сомнения эти не лишены оснований, однако образы и манера письма Босха настолько оригинальны и неповторимы, что трудно представить другого автора этой картины. Позднее Питер Брейгель Старший использовал некоторые сюжеты и символы Босха, но живописная техника у этих художников столь разная, что их трудно перепутать. (http://metaldragon.narod.ru/pic1.htm)

Читайте также:  Схема вязания крючком полка для икон

Иероним Босх

Триптих «Искушение святого Антония» — одна из лучших работ зрелого Босха. Еще никогда до Босха во всей европейской живописи не встречалось столь смелой и реалистически точной передачи эффектов освещения. На заднем плане алтаря пламя пожара выхватывает из мрака опушку леса, красными и желтыми бликами отражается на поверхности реки, отбрасывает багровые отсветы на плотную стену леса. Босх не только мастерски передает эффекты воздушной перспективы, но и создает ощущение воздуха, окрашенного светом. На всех трех створках раскрытого алтаря мы видим демонов, выпущенных на волю. Здесь уже нет традиционного разделения створок на «Рай» и «Ад», композиция читается целиком, весь мир кишит бесами. Ученые по-разному объясняют значение обличий изображенных монстров, они допускают разные толкования, но их природа Зла несомненна.

Художник достаточно подробно и близко к жизнеописанию рассказывает обо всех мучения Антония. В левой части триптиха демоны носят старца по воздуху, в правой пытаются отвлечь от медитации картиной непристойной трапезы, в центральной нарядная дама, на бесовскую природу которой намекает длинный шлейф, возможно прикрывающий хвост, проносит рядом с ним чашу с вином. Однако в подавляющем большинстве демоны просто заняты своим делом, — сотворением Зла в этом мире, который весь — искушение.

На левой створке триптиха Св. Антония мы видим просто легион демонов. Их разнообразие и формальная изощренность изображения необычны даже для него. Среди них есть красная рыба на металлических колесах с готической башней на спине, из пасти которой вылезает другая рыба, из которой, в свою очередь, торчит хвост третьей. Наружность монстров вступает в противоречие со средой их обитания, так, по небу Антония несут демоны в обличье рыб и грызунов. Два монаха и человек, в облике которого некоторые исследователи видят автопортрет Босха, помогают Св. Антонию дойти до кельи после изнурительной битвы с дьяволом, поднявшим его в воздух, — данная сцена изображена выше, на фоне неба. Антоний и его спутники совершают переход по дощатому мосту (переход, лишенный смысла, как пишут некоторые ученые). Но этот переход — главное, о чем Босх хочет здесь сказать. Преодолев мост, под которым группа дьяволов, вмерзшая в застывшую реку, читает ложные «псалмы», Антонию и его спутникам предстоит вступить на узкую тропу — возможно, это та самая тропа, пройти которой дано лишь немногим избранным.

На правой створке святой окружен персонификациями разнообразных искушений. На переднем плане сидящий на земле живот человека, пронзенный непомерно большим кинжалом, а также таинственное действо вокруг стола рядом с ним символизируют грех чревоугодия и, если брать еще шире — сладострастия. Сатана в образе обнаженной женщины — царицы бесов — под «шатром Венеры» — персонифицирует грех вожделения и прелюбодеяния, а также иллюстрирует сцену искушения из жизнеописания Антония.

Безобразная птица, вцепившись лапами в яйцо, из которого проклюнулись птенцы, сама заглатывает лягушку, вместо того чтобы покормить собственных детей; устрашающего вида птица, обутая в коньки (на бумаге в ее клюве написано — «лень», имеется в виду неусердие в молитвах Богу), — все это по замыслу художника должно иллюстрировать человеческие грехи и искушения, которым подвергается Св. Антоний.

Центральная часть триптиха посвящена победе Св. Антония, еще окруженного тем не менее всевозможными искушениями: юные красавицы обещают ему радости земной любви, накрытый стол манит своим изобилием… Основной разгул сил преисподней изображен в геометрическом центре створки, где святой, окруженный нечистой силой, оборачивается к зрителю. Дьявольские козни бессильны заставить Антония отречься от веры, но не оттого, что они слишком слабы: количество демонов убеждает в обратном. Сатане необходимо добровольное согласие, он не только запугивает — он соблазняет, он ищет адские ростки в душе грешника.

Святого Антония окружает группа фантастических персонажей, старающихся вывести его из молитвенного состояния. Особенно выразительна церемония так называемой «черной мессы», разыгрываемая вокруг святого. Ее участники наделены признаками, обозначающими магию, ересь, алхимию, и кажется, что все они движутся по мановению волшебной палочки человека в цилиндре. Игроки мечут кости, роскошно одетая дама разыгрывает обряд причащения с сидящей напротив нее «монахиней».

Справа — большой глиняный кувшин с ногами, заменяющий заднюю половину мула, над несуществующей передней половиной которого парит верхом бестелесный крылатый воин с семенем чертополоха вместо головы (чертополох — символ первородного греха). Слева — рыцарь, с черепом лошади вместо шлема, играющий на лютне. На переднем плане — адская флотилия: рыба-лодка, подобная той, что изображена на левой створке, лодка — безголовая утка и лодочка-скорлупка. Погребенный внутри утки-гондолы кричащий человек в очках, распятый на парусе остов ската, тоже как будто издающий крик — дырой между сухих плавников…

Триптих Иеронима Босха наглядно раскрывает тему присутствия дьявола в этом мире, демонстрирует исключительную силу и изобретательность его воинства. Св. Антонию удается противостоять воинству Сатаны, через размышления и молитвы старец преодолевает все искушения и приходит к вечному спасению. (автор Доната Баттилотти)

Иоахим Патинир

Иоахим Патинир получил известность как один из зачинателей новоевропейского пейзажного искусства, разработав — на базе старонидерландской традиции от Я. ван Эйка до Босха — особый тип широкоохватного «мирового пейзажа» (в немецком искусствоведении — Weltlandschaft), включающего, обычно в масштабе совсем небольших по формату картин, массу разнообразных природных и бытовых деталей. Однако «мировые пейзажи» Патинира не превратились еще в самоценные композиции, всегда сочетаясь с определенным религиозным сюжетом в виде фона и среды действия. Если в сравнительно раннем Крещении Христа (после 1515, Художественно-исторический музей, Вена) сюжет и фон равнозначны, то позднее природная среда — с горами, причудливыми скалами, лесами, полями, дорогами и дальними горизонтами — начинает все заметнее доминировать над более миниатюрными фигурами (несколько вариантов Бегства в Египет; Святой Иероним в покаянии, ок. 1520, Национальная галерея, Лондон; Пейзаж с Хароном, ок. 1520, Прадо, Мадрид). Вероятно, мастер часто писал пейзажные фоны и в картинах других художников. Наиболее достоверный пример такого сотрудничества — Искушение святого Антония, с фигурами работы К.Массейса. Предположительно многие работы, приписываемые сейчас Патиниру или Массейсу, являются на самом деле их совместными работами. (http://artchive.ru/artists/ioahim_patinir/biography)

Маттиас Грюневальд

Одним из главных произведений Грюневальда считается так называемый «Изенгеймский альтарь», созданный мастером в 1512-1515 годах для церкви монастыря святого Антония в Изенгейме (Эльзас, Германия). Ныне он хранится в Музее Унтерлинден города Кольмара. Среди многочисленных створок Изенгеймского алтаря нас интересует сцена нападения дьяволов на святого Антония. Если Босх в картинах адских мучений подчеркивал оттенок будничности, то Грюневальд в сценах издевательства язычников или чертей над святыми с особой силой передавал звериную жестокость и злобное исступление, охватывающее мучителей праведника. В данном случае мучителями Антония выступают дьяволы, олицетворяющие семь смертных грехов. В отличие от неуклюжих чертей Босха, это мощные и свирепые чудища. Среди них существо в виде оранжевого крылатого гиппопотама олицетворяет чревоугодие; ящерица, кусающая Антония за руку — скупость; рогатый демон, тянущий на себя одеяние святого — зависть, и т.д. Грюневальд мастерски использует контрасты освещения — адскому мороку на первом плане противостоит гармоничный пейзаж с меловыми скалами и ясным небом. В небе виден Бог-Отец, а на втором плане с чертями уже сражается ангел — все это предвещает скорое и благополучное завершение суровых испытаний отшельника. («Крива усмішка Лукавого», журнал «Україна» (№ 9/ 2008))

Читайте также:  Как вышивать крестиком иконы для начинающих

Корнелис Кунст

На картине изображены пять сцен из жизни святого Антония. (http://www.wga.hu/html_m/k/kunst/a_abbot.html» >источник )

Ян Мандейн

Это единственная картина Яна Мандейна. Авторство остальных картин, которые приписывают ему, достоверно не доказано. Считается, что Мандейн был неграмотным и поэтому не мог оставить на своих «Искушениях» подписи готическим шрифтом. Искусствоведы предполагают, что он просто срисовал подпись с готового образца. Яичная скорлупа — символ хрупкости и греха. Изображением герметически закрытого сосуда было и философское яйцо, занимающее большое место в картинах художника. Намек дается иногда скромной, неброской деталью. Яйцо порождает курицу, а вот оно уже превратилось либо в вареное яйцо, либо даже в жаркое из курицы — символ окончания процесса трансмутации металла. Жаба, в алхимии обозначающая серу, — это символ дьявола и смерти, как и все сухое — деревья, скелеты животных. Лестница — путь к познанию в алхимии или символизирующая половой акт. Перевёрнутая воронка — атрибут мошенничества или ложной мудрости. Ключ — (познание или половой орган), часто по форме не предназначенный для открывания. Отрезанная нога, традиционно ассоциирующаяся с увечьями или пытками, а у Босха связанная ещё и с ересью и магией. Стрела — символизирует таким образом «Зло». Иногда торчит она поперек шляпы, иногда пронзает тела, порой даже воткнута в анус полуголой персоны. Сова служит злу как ночная птица и хищник и символизирует глупость, духовную слепоту и безжалостность всего земного. Черные птицы — грех. (http://zabzamok.livejournal.com/139521.html)

Питер Хьюс

В работах северных мастеров реалистичные пейзажи итальянских художников превращаются в фантастические пейзажи, где антропоморфные формы преображаются под действием воображения. Они часто сопровождают обычные христианские мотивы, например искушение святого Антония, представляющие собой смесь странных легенд и чистой фантазии. (http://www.aiwaz.net/gallery/temptation-of-st-anthony/gi1226c184)

Паоло Веронезе

Пластически ясная проработка фигур в «Искушении святого Антония» Паоло Веронезе сближает эту картину, как и все ранние работы Веронезе, с искусством Высокого Возрождения. Однако внешняя театральность движений персонажей в значительной мере лишает их той внутренней силы, того подлинного величия, которые отличают героев монументальных композиций раннего и Высокого Возрождения от Мазаччо и Кастаньо до «Афинской школы» Рафаэля и потолка Сикстинской капеллы Микеланджело. (http://smallbay.ru/artreness/veronese4.html)

В этой композиции, вывезенной французами в Париж в 1797 году во время наполеоновских походов в Италию и с 1803 года экспонируемой в Музее изящных искусств Кана, заметно воздействие произведений Джулио Романо и Микеланджело. Сопоставим, например, живописную трактовку мускулистого тела демона или мощной фигуры самого святого Антония с так называемым Белъведерским торсом, знаменитой греческой скульптурой, ставшей прообразом многих пластических мотивов Микеланджело. Однако изящный образ женщины-искусительницы, изображенной в картине у левого края, все еще полон воспоминаний о маньеристическом искусстве Эмилии. (http://www.allabout.ru/a17051.html)

Святой Антоний изображен простертым на земле. Правая рука его судорожно сжимает книгу. Левой он пытается защититься от демона, но Порок в женском обличье своими когтистыми пальцами удерживает руку святого. Рельефная мускулатура демона изображена в типично маньеристской манере. (http://www.artprojekt.ru/)

Якопо Робусти (Тинторетто)

На картине изображен святой Антоний, которого терзают две ведьмы и два демона, разрывающих на нем одежду. Облачение отшельника, его руки и голова образуют форму креста, что символически повторяет мучения Иисуса Христа. Парящая в небесах божественна фигура возможно является Святым Марком, покровителем Венеции, на что указывает синий и красный цвета его одежды. (http://www.wga.hu/bio/t/tintoret/biograph.html&usg=ALkJrhh3ZcrKzOevdPPY50me4mhI2u8KRg)

Мартен де Вос

Это характерное творение фламандской живописи маньеризма было центральной панелью триптиха, украшавшего алтарь собора святого Антония в Антверпене. На заднем плане мы видим несколько эпизодов из жизни святого Антония и Павла: кормление ворон, их разговор с архитектором о строительство монастыря, похороны святого Павла и похищение святого Антония демонами. Отрешенность монаха, который оставил человеческое общество и посвятил свою жизнь Богу, похоже на состояние глубокой меланхолии. В 11 веке один арабский врач дал такое определение меланхолии: «Думать о вопросах, о которых лучше не думать, и прозрение вещей, которых вовсе не существует». В то же время, однако, меланхолия демонического состояния позволяет глубже понять всю сцену искушения. В таком контексте музыка становится инструментом соблазна в руках сатаны. Красивая женщина, увенчанная рогами, держит в руках позолоченную шкатулку. Она появляется в сопровождении фантастических фигур, среди которых мы видим танцующие пары и двух музыкантов, одетых весьма специфично. Церемония захоронения святого Павла сопровождается поющими и музицирующими животными, отдающими ему столь странным образом последний долг. Хорошо известно, что одним из символов, связанных со Святым Антонием, является свинья, поскольку он считается покровителем домашних животных. Около 1070 года в Европе был основан орден святого Антония, который стал центром по лечению больных «антониевым огнем» (предполагают, что это болезнь, вызываемая тяжелым отравлением спорыньей). На картине Мартена де Воса фигура с головой свиньи, держащая в руках книгу, играет положительную роль. Однако свиньи, сопровождающие демоническую женскую фигуру, олицетворяют искушение. (http://www.wga.hu/bio/v/vos_m/biograph.html&usg=ALkJrhj3AF94cjouHuWwTkRUdhrziKqcdw)

Аннибале Карраччи

Эта картина написана Аннибале Карраччи для частных клиентов в Риме. Она выполнена в традиционной манере художников из Северной Европы, работавших в Риме, например Корреджо. Поза святого Антония напоминает Адама на росписи Сиктинской капеллы в исполнении Микеланджело. (http://www.wga.hu/frames-e.html?/html/c/carracci/annibale/1/temptat.html)

Корнелис Сафтлевен

Из всех написанных Сафтлевеном картин на тему искушения святого Антония эта является самой ранней. Тематика позволила живописцу в полной мере насладиться работой над изображениями причудливых и неестественных существ, населявших его картины в ранний период творчества. (http://www.wga.hu/html_m/s/saftleve/cornelis/temptati.html)

Жак Калло

Гравюра «Искушение святого Антония», которую обычно называют «Второе искушение святого Антония», потому что Калло уже обращался к этому сюжету в 1617 году, самая вдохновенная из всех его сатирических и гротескных композиций. Словно во сне, перед зрителем возникает огромная, озаренная подземным огнем пещера, где в дыму и пламени мечется несметное множество уродливых и фантастических существ. Несколько омерзительного вида тварей окружило лежащего на земле седобородого отшельника. Отвратив взор от восседающей на огнедышащем драконе нагой женщины, святой Антоний храбро обороняется крестом от наступающих на него бесов. Над головой святого, на кафедре полуразрушенного храма, — оркестр с хором бесов и солистом — ослом. В преддверии подземного царства, слева два черта в монашеских рясах читают требник, а справа — стреляющая картечью пушка и отряд вооруженных демонов.

Пытаясь разгадать содержание этой грандиозной фантасмагории, исследователи творчества Калло тщетно искали в нем апокалиптического смысла. Но уже сто с лишим лет тому назад писатель-романтик Т. Гофман — утверждал, что в ней осмеивается человек с его жалкими деяниями. Религиозный сюжет послужил художнику лишь предлогом для создания гениальной антиклерикальной и антивоенной сатиры, не случайно Калло прибегнул к метафорическому языку и к фантастическим гротескным образам. Это позволило ему трактовать тему войны в широком обобщающем плане. Жало его сатиры обращено против всех, кто повинен в человеконенавистничестве, мракобесии и фанатизме. Кровожадная и злобная тупость воплощается в клыках, когтях, рогах, ослиных ушах, ядовитой слюне и нечистотах обитателей ада, в облике которых уродливо перемешены человеческие и звериные черты. В подражании людям, вдохновляемые своим бесовским духовенством, они ведут кровопролитную войну по всем правилам военной науки с применением аркебуз, мушкетов, артиллерии, военных судов. Даже адский огонь не что иное, как вспышки выстрелов и пламя пожарищ. (http://www.hermitagemuseum.org/html_Ru/03/hm3_3_4_2b.html)

Как и у Босха, так и у Калло мир нечисти — это пародия на человеческое общество. Однако у французского графика нет грешников — черти измываются друг над другом, они ведут религиозные войны, вдохновляемые собственным адским духовенством. В правой части на первом плане черти-монахи читают молитвенник, на втором плане — дьявол-священник проповедует пастве. В левой части против чертей-иноверцев из крепости выступает адское войско. Над воротами висит черт-повешенный, роль знамени исполняет содранная с вражеского черта шкура. «Адские пасти» — это пушки, они стреляют копьями и стрелами; на первом плане такая пушка убивает маленького чертенка. Над всей этой мрачной панорамой реет огромная фигура раскинувшего крылья сатаны. Из его разинутой пасти вылетает рой «демонов войны», превращающих даже жизнь ада в невообразимый хаос. («Крива усмішка Лукавого», журнал «Україна» (№ 9/ 2008))

Читайте также:  Балыкинская икона божией матери молитва

Сальватор Роза

На данном полотне Сальватор Роза изобразил себя в образе святого Антония, атакуемого уродливыми демонами. Символы Книги, Черепа и Креста не нуждаются в дополнительном объяснении.(http://www.wga.hu/bio/t/tintoret/biograph.html&usg=ALkJrhh3ZcrKzOevdPPY50me4mhI2u8KRg)

Давид Тенирс Младший

На картине мы видим пейзаж с руинами замка. Святой Антоний молится в окружении демонов, созданных воображением художника из частей рыб, птиц, человеческих фигур и костей животных. Старый святой смотрит на женщину в белом одеянии. Эта женщина, олицетворяющая плотскую мирскую любовь, соблазняет Антония, протягивая ему кубок. При внимательном рассмотрении можно заметить, что вместо ног у нее когтистые птичьи лапы. Слева от святого стоит рогатая старуха, которая указывает на женщину в белом. За мельтешением причудливых демонов не следует забывать о глубоком религиозном смысле картины. Кусок каменной стены перед Антонием напоминает алтарь, на котором лежат предметы, символизирующие смерть, — череп и песочные часы и символы спасения — крест и Библия. Святой и вместе с ним зритель должен выбрать между спасением и жизнью во грехе, ведущем к смерти. По сравнению с произведением более зрелого периода, где Тенирс изобразил ту же самую сцену в пещере, в этой работе больше внимания придается больше эмоциональной выразительности элементам ландшавта. (http://collection.nmwa.go.jp/en/P.1991-0002.html)

Жус Ван Краесбек

На картине в большой голове святого продолжает копошится вся разнообразная суета нашего мира, хотя он и покинул ее (суету), уединившись в пустыне, но она никуда не исчезла из головы, которую мы хотим или нет, а всегда должны носить с собой. И даже в уединении продолжает жить тяга по той мирской суете и всяческими приземленными удовольствиями и развлечениями, к которым мы привыкли в жизни. В конце «чертик сожаления» таки отступил, а на смену ему пришел другой куда более мощный «чертик сексуальной похоти» или блуда. Бесчисленные сексуальные мысли и фантазии с необычайной силой начинают смущать святого и днем и ночью. Антоний побеждает их постом, молитвой, тяжелым физическим трудом. По легенде, дьявол неоднократно превращался в красивую сексуальную женщину и являлся к святому Антонию, но тот всегда гнал его (точнее ее) прочь. (http://waking-up.org/)

Анри Фантен-Латур

В отличие от своих портретов, выполненных в весьма мрачных тонах, концептуальные работы наполнены богатыми цветами и сочными мазками кисти. Во время аскетической практике в пустыне святого Антония искушали демоны в различных обличьях. На картине они предстают в образе красивых женщин, танцующих вокруг святого. Антоний смотрит в небеса и взывает к Богу о спасении. (http://collection.nmwa.go.jp/en/P.1959-0099.html)

Поль Сезанн

Одна из ранних работ Сезанна — «Искушение святого Антония» (1867-1869, Фонд Э. Бюрле, Цюрих). Используя классический религиозный сюжет, автор изображает обнаженные женские тела на лоне природы Собственно, сюжет остается лишь поводом: святому Антонию, который должен был быть главным героем композиции, отведено место у левого края полотна, он почти сливается с фоном. Ни в его лице, ни в позе не читается внутренняя борьба духа и человеческой плоти, его образ мог бы казаться невыразительным, если бы Сезанн действительно хотел изобразить христианского святого, противящегося греховному наваждению. Художник живописует женские тела, явившиеся искушением святому Антонио, Резкие контрасты светотени лепят объем и мощные монументальные формы. Классическая пирамидальная композиция центральной части картины, кажется, не имеет прямого отношения к сюжету: три женские фигуры образуют замкнутый контур, девушки не обращаются к святому Антонию, не искушают его, а существуют независимо. Кстати, красавицами их можно назвать с большой натяжкой: Сезанн далек от идеализации образов, он пишет просто — женщин. И лишь мастерски скомпонованная фигурная группа в левой части полотна — святой Антоний и представшая пред ним в чрезмерно откровенной позе искусительница соответствует названию холста. Эта пара построена по принципу симметрии. Открытая поза женщины, выставляющей напоказ свое тело, противопоставлена закрытой позе святого, запахивающего грубые одежды. Влияние импрессионистов чувствуется в цветных тенях и рефлексах зеленой листвы на телах женщин. Однако Сезанн доводит находку импрессионизма почти до абсурда, что сближает его работу с произведениями фовистов, еще не пришедших на мировую художественную сцену. (http://gallerix.ru/read/paul-cezanne/)

Фелисьен Ропс

После мучительных исканий, уже сорокалетний, Ропс воплощает наконец свою мечту изобразить искушение Св. Антония в образах, которые представили бы немощными и немыми все созданные до него картины на эту «соблазнительную» тему. И он достиг желанного. Умри он после этой Вещи, — его слава не была бы меньше. Картина «Искушение Св. Антония», так восхитительно удавшаяся, дала художнику и новую силу, и новую смелость, опьяненье талантом, азарт. (Евреинов Н.Н. «Оригинал о портретистах»)

Макс Эрнст

В 1929 году Андре Бретон назвал Эрнста художником, который «обладает самым призрачным воображением в мире». Эти слова были произнесены во время лекции, посвященной роману-коллажу Эрнста «Стоглавая женщина», однако их в полной мере можно отнести и к картине «Искушение святого Антония», победившей в конкурсе за право быть показанной в фильме, снятом по роману Ги де Мопассана «Милый друг». В изданном к конкурсу каталоге Эрнст писал о своей картине: «Погружающийся во тьму, слабеющий разум Антония кричит о помощи, но его крик ужаса лишь отражается эхом от спокойной поверхности воды и заглушается смехом чудовищ, порожденных воображением святого». Эрнст изображает на своем полотне жутких монстров с клешнями и клыками, заживо пожирающих святого Антония. Эту картину можно считать кульминацией цикла работ, созданных Эрнстом в 1930-е годы, когда художник обратился к изображению дремучих лесов и чудовищ, желая передать охватившую его тревогу. Своих чудовищ Эрнст пишет очень детально, в полном соответствии с традициями североевропейской живописи. Его картина напоминает полотна художника XV века Матиаса Грюневальда, хотя у Эрнста святой Антоний запечатлен в гораздо менее величественной позе, чем это было принято у старых мастеров. (http://www.artprojekt.ru/gallery/ernst/Ern08.html)

Сальвадор Дали

Картина появилась на свет благодаря конкурсу, объявленному американским кинопродюсером Альбертом Левиным. Для фильма по новелле Ги де Мопассана «Милый друг» ему требовался образ искушаемого святого. В конкурсе приняло участие одиннадцать художников, в жюри вошли такие известные знатоки, как культовый художник Марсель Дюшан и первый директор нью-йоркского Музея современного искусства Альфред Барр. Победил в конкурсе сюрреалист Макс Эрнст, в годы второй мировой войны, как и Дали, эмигрировавший в США из Европы. Святой Антоний, живший в IV веке, был отшельником. Известно, что аскет неоднократно видел страшные образы, которыми испытывалась вера святого (вынесенное в название картины слово «искушение» прежде означало «испытание»). Галлюцинации являлись к святому Антонию в двух формах: в виде соблазнительной женщины и в виде грозных демонов. Этот сюжет был необыкновенно популярен в средневековом и ренессансном искусстве, потом о нем надолго забыли, чтобы вспомнить лишь в середине XX века. Но Дали не был бы Дали, если бы классическая история не породила на его полотне странный мир, наполненный загадочными символами. (http://www.artprojekt.ru/gallery/dali/1426.html)

«Искушением святого Антония» Дали отметил появление в своей «вселенной» некое посредническое измерение между небом и землей — оно воплощено в образах слонов с длинными тонкими ногами. Эти животные словно бы предвещают тему левитации, победы над силой земного тяготения, которое вскоре получит более полное развитие в цикле «мистико-корпускулярных» картин. На картине Дали искушения предстают перед Святым Антонием вереницей образов: на переднем плане вздыбленный конь одновременно символизирует мощь и чувственное наслаждение; за ним следует группа слонов. У первого на спине — Чаша Желания, увенчанная фигурой обнаженной женщины, охваченной вожделением; на спине второго — обелиск, напоминающий творение римского скульптора Бернини. Замыкают это шествие слоны с архитектурной композицией в духе Палладио и с фаллической башней. В разрывах туч на заднем плане виднеется Эскориал, воплощающий духовный и мирской порядок. Начиная с этого времени, творчество Дали будет всецело посвящено синтезу трех начал — классической живописи, атомной эры и напряженного спиритуализма. (Жиль Нере «Сальвадор Дали»)

Источник статьи: http://tannarh.narod.ru/publ/iskusstvo/zhivopis/vse_iskushenija_svjatogo_antonija/25-1-0-143