Меню

Иван тхоржевский стих молитва

Имя на поэтической поверке. Иван Тхоржевский

В Советском Союзе о поэте Иване Ивановиче Тхоржевском –19.09.1878. Ростов-на-Дону – 11.03. 1951.Париж, так ничего бы и не узнали, если бы не две его строчки, обладающие загадочной силой.

Поэт-фронтовик Константин Ваншенкин вспоминал: «В 1960-ые годы очень многих неожиданно привлекли и задели две строчки: «Лёгкой жизни я просил у Бога.
Лёгкой смерти надо бы просить…»

Было непонятно, откуда они взялись. Стали говорить, что будто Иван Бунин, стали искали у него – не нашли. Потом появилась версия, что это – перевод. Переводчиком называли Ивана Тхоржевского.

Позже некоторые стали утверждать, что он не переводчик, а непосредственно автор. Характерна вспышка чуть ли не всеобщего прочного интереса к этому явившемуся афоризму.

Что-то в стихотворении из двух четверостиший было, для читателя, личное, кровное. Некий толчок, заставляющий по-иному посмотреть вокруг, задуматься, о быстротечной бренной жизни…».

Лёгкой жизни я просил у Бога:
Посмотри, как мрачно всё кругом.
Бог ответил: подожди немного,
Ты ещё попросишь о другом.

Вот уже кончается дорога,
С каждым годом тоньше жизни нить…
Лёгкой жизни я просил у Бога,
Лёгкой смерти надо бы просить.

Иван Иванович Тхоржевский, русский поэт, переводчик, мемуарист, сотрудник эмигрантской газеты «Возрождение», родился 19 сентября 1878 года в Ростове-на-Дону.
Его отец Иван Феликсович был адвокатом, мать Александра Александровна Пальм – дочерью писателя. Родители занимались переводами, объединив имена в псевдоним «Иван-да-Марья».

В 1893 году они издали «Полное собрание песен Беранже в переводе русских писателей».

Детство и юность Ивана Тхоржевского прошли в Грузии.

Окончив с отличием Тифлисскую гимназию, он поступил на юридический факультет Петербургского университета, который окончил в 1901 году и был оставлен для подготовки к профессорскому званию на кафедре государственного права, но университетской карьере Иван Иванович предпочёл государственную службу.

Иван Тхоржевский, по желанию был зачислен в Сибирское отделение канцелярии Комитета министров, поначалу без должности.

В канцелярии Иван Иванович сразу прослыл человеком, «умеющим писать» грамотно и красиво составлять важные документы. И хотя молодого Ивана Тхоржевского интересовала наука, вскоре он освоил практическую государственную работу, которая его увлекла.

К знаменательному событию – приближающему столетию со дня учреждения Комитета министров – предполагалось издать историю работы Комитета, поручили Ивану Тхоржевскому, и тот блестяще справился с заданием.

Благодаря работе Ивана Ивановича в Особом совещании о нуждах сельскохозяйственной промышленности в 1905 году на него обратил внимание Председатель Совета министров (1905-1906) С.Ю.Витте.

Иван Тхоржевский стал одним из шести чиновников, поочерёдно дежуривших при министре. В связи с изданием царского Манифеста от 17 октября 1905 года в стране объявился целый ряд новых свобод, но условия их предоставления определены не были.

Требовалось изменение Основных законов Российской империи.

Осенью 1905 года, Председатель Совета министров С.Ю.Витте, из балтийских немцев, привлёк 27-летнего юриста Ивана Тхоржевского к экспертизе новой редакции Основных законов Российской империи.

Как вспоминал Иван Тхоржевский, ему, как готовившемуся к кафедре государственного права и имевшему в своей библиотеке французские тексты всех конституций мира, С.Ю. Витте, поручил проверить новую редакцию Основных законов Российской империи.

Несмотря на ответственную работу, Иван Тхоржевский всегда находил время для своего любимого дела – переводов, заимствованного от родителей, которыми увлёкся ещё со студенческих лет, и ещё он сочинял оригинальные стихи.

Иван Иванович в год окончания факультета выпустил переводы из французского философского лирика Жана-Мари Гюйо, в 1906 году – вторую книгу с французского: Верхарн, Метерлинк, Верлен, в 1908-м третью книгу переводов, из итальянца Леопарди, и в том же год – сборник собственных стихов «Облака», а в 1916 году и второй сборник – «День солнцу».

В конце мая 1910 –го года, Иван Тхоржевский сопровождал П.А.Столыпина и Главноуправляющего землеустройством и земледелием Кривошеина А. В.(1908-1915), в их поездке по Сибири.

Поездка Столыпина в Сибирь казалась многим чудачеством всесильного премьера. По окончанию поездки царю Николаю II был предоставлен верноподданнический доклад в две странички и 127-мь страничек приложения к нему, изданное отдельной книгой, которая так помогла освоению Сибири.

И отчёт о путешествии в Сибирь, и записка были написаны «пером» помощника (товарища) А.В.Кривошеина – Иваном Ивановичем Тхоржевским.
Мало кому известно, что эта книга была написана ещё до путешествия за Урал, в Сибирь.

Несмотря на все преимущества осмотра на месте результатов реформы, Пётр Аркадьевич Столыпин не мог уехать от важных государственных дел на несколько недель для изучения Сибири.

Тут ему помог Кривошеин Александр Васильевич, который рассматривал такую поездку как один из путей привлечения внимания правящих кругов и общественности к заселению Сибири путём издания интересного и убедительного отчёта о ней.

Поэтому ещё до принятия окончательного решения о поездке, А.В.Кривошеин обратился к Ивану Тхоржевскому, хорошо знавшего обстановку на местах, с парадоксальным предложением написать предварительно проект отчёта.

Поездка должна была состояться, если отчёт окажется интересным. Отчёт Ивану Ивановичу удался, поездка состоялась, в мае 1910 года.

Иван Тхоржевский так описывал эту поездку:

«С тех пор начался и продолжил интересный, но утомительн6ый для всех «сибирский кинематограф». В поездке, на пароходе по Иртышу, в бешеной скачке на перекладных по сибирским степям, от схода к сходу, от посёлка к посёлку мелькали картины Сибири.

Мужики, киргизы, переселенцы, их церкви и больницы, склады сельскохозяйственных орудий. Поочерёдно сменялись, докладывали П.А.Столыпину и мелкие переселенческие чиновники и важное сибирское начальство. Затем министры побывали и в Поволжье.

На обратном пути Иван Тхоржевский ночи напролёт в поезде дополнял и исправлял применительно к реальности заранее написанный текст, дополняя его столыпинскими мыслями и впечатлениями.

Через год, в 1906 году, Иван Тхоржевский, был назначен Председателем Совета министров (1906-1911) П.С.Столыпиным — на должность помощника начальника переселенческого управления, которое должно было координировать переселение десятков тысяч людей на восток страны.

Председатель Совета министров, П.А.Столыпин, торопился завершить преобразования в России и предотвратить революцию.

Целью реформы Петра Аркадьевича Столыпина, начавшейся в 1906 году, являлось создания слоя крестьян-собственников, опоры царского режима, и нового земельного порядка.

Суть этого порядка сводилось к следующему: разрушение там, где это возможно, общины, переход к хуторским и отрубным хозяйствам, переселение избытка крестьян на окраины государства, на Дальний Восток и Сибирь.

Но его, Петра Столыпина, не понимали правые и ненавидели левые.

Иван Тхоржевский стал одним из ближайших помощников П.А.Столыпина в проведении давно назревшей аграрной реформы, свидетелем его самоотверженности и бесстрашия.

Из личных черт характера Петра Аркадьевича Столыпина,(1862-1911), современниками особенно выделялось его бесстрашие.

Однажды, в Саратове, произошло покушение: местный житель, стоявший перед Столыпиным, вынул из кармана револьвер и направил прямо на него.

Не теряя самообладания, Пётр Аркадьевич произнёс, распахнув пальто: «Стреляй!» и не сдвинулся с места. Преступник растерялся и уронил оружие на землю.

Известны крылатые, классические фразы Петра Столыпина в Государственной Думе, обращенные к своим недоброжелателям:

«Вам нужны великие потрясения — нам нужна великая Россия», «Не запугаете!»,
«Сначала успокоение, потом реформы»,
«Для лиц, стоящих у власти, нет греха большего, чем малодушное уклонение от ответственности»,
«Народы забывают иногда о своих национальных задачах; но такие народы гибнут, они превращаются в назём, в удобрение, на котором вырастают и крепнут другие, более сильные народы», «Дайте Государству двадцать лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России».

На премьера было совершенно 11-ть покушений.

12 августа 1906 года – произошло знаменитое покушение на Петра Столыпина – взрыв его казённой двухэтажной резиденции на Аптекарском острове:32 тяжелораненых и 27 убитых, были искалечены дети Петра Столыпина, сын и дочь, но сам он не пострадал.

Пострадали двое детей Петра Столыпина – Наталья и Аркадий. В момент взрыва они с няней находились на балконе и были выброшены взрывной волной на мостовую.

Врачи после теракта хотели ампутировать ноги у дочери, но Пётр Столыпин настоял этого не делать и был прав. У Натальи были раздроблены кости ног, она не могла ходить несколько лет. Няня детей погибла.

Читайте также:  Господи иисусе христе молитвами пречистыя владычицы нашея богородицы

После этого покушения, Пётр Столыпин с семьёй, переехал на проживание в Зимний дворец.

Спустя 5-ть лет, произошло последнее — 11-ое покушение, и Пётр Столыпин, получив смертельное ранение 14 сентября 1911 года, в Киеве, скончался на пятый день.

Пётр Столыпин был тем русским политиком, которого террористы хотели убить больше всего.

На Александра II было — шесть покушений, на Николая II – четыре, а на него, Петра Столыпина – одиннадцать!

Иван Тхоржевский, незамедлительно, посвятил памяти, уважаемого Петра Аркадьевича Столыпина, в горестные дни, скорбные и чеканные строки, своего стихотворения:

«Уже забытою порой
Полубезумного шатанья
Вернул он к жизни – твёрдый строй,
Вернул он власти – обаянье…»

Выше приведённые строки взяты из стихотворения Ивана Тхоржевского:

Убит, — и с нами нет его,
Теперь, когда гремят стихии!
Но завещал он торжество
Окрепшей, будущей России.
Он – был из одного куска,
Как глыба цельного гранита.
И мысль его была ярка,
Неустрашима и открыта.
Уже забытою порой
Полубезумного шатанья
Вернул он к жизни – твёрдый строй,
Вернул он власти – обаянье.
Россией новой дорожа,
Он отстоял Россию дедов!
И жил он, ей принадлежа,
И пал, ей верность заповедав.
Блистателен его венец!
Огонь речей, деяний твёрдость
И героический конец,
Всё – точно знамя: «Честь и гордость».
И что нам грешная вина
И слабости его земные…
Он знал одно: что «нам нужна
Лишь ты, Великая Россия!»

На Председателя Совета министров Российской империи Петра Столыпина, 14 сентября 1911 года было совершено покушение секретным сотрудником Охранного отделения эсером Дмитрием Богровым.

От полученных ран через 5-ть дней Пётр Столыпин скончался. История этого убийства до сих пор содержит много неясного и нераскрытого.

14 сентября 1911 года император Николай II с семьёй и приближёнными, в том числе и с Петром Столыпиным и зарубежными гостями (в их числе наследник болгарского престола Борис) находились в Киеве по случаю открытия памятника Александру II в связи с 50-летием отмены крепостного права.

14 сентября император, его дочери и приближённые министры, Пётр Столыпин в их числе, присутствовали на спектакле «Сказка о царе Салтане» в городском театре Киева.

Во время второго антракта, неожиданно к Петру Столыпину приблизился эсер Богров и выстрелил из браунинга дважды: первая пуля попала в руку, вторая в живот, задев печень.
От мгновенной смерти Петра Столыпина спас крест Святого Владимира. Раздробив его, пуля изменила прямое направление в сердце.

Этой пулей оказались пробиты грудная клетка, плевра, грудобрюшная преграда и печень.
После ранения Пётр Столыпин перекрестил царя, тяжело опустился в кресло и ясно и отчётливо, голосом, слышным находившимся недалеко от него произнёс:
«Счастлив умереть за царя».

Через два дня во Владимирском соборе был отслужен торжественный молебен о выздоровлении Петра Столыпина. Собор был переполнен, многие плакали.

Последующие дни прошли в тревоге, врачи надеялись на выздоровление, но 18 сентября вечером состояние Петра Столыпина резко ухудшилось, он начал терять силы, пульс начал слабеть и вечером 19 сентября его не стало.

Прожил 49-ть лет, (14.04.1862.Дрезден-18.09.1911.Киев).

Во вскрытом завещании Петра Столыпина, написанном задолго до смерти, в первых строках было написано:

«Я хочу быть погребённым там, где меня убьют».

Указание Петра Столыпина было исполнено его близкими: местом вечного его упокоения была избрана Киево-Печерская лавра.

Некоторые члены Государственной думы и местного земства предложили поставить Петру Столыпину памятник в Киеве. Собирать средства решили пожертвованием.

Пожертвования поступали так быстро, что буквально через три дня в одном Киеве была собрана сумма, которая могла покрыть расходы на памятник.

Через год, 6-го сентября 1912 года, на площади возле Государственной думы, на Крещатике в торжественной обстановке был открыт памятник.

Пётр Столыпин был изображён говорящим речь, на камне высечены сказанные им слова:
«Вам нужны великие потрясения – нам нужна Великая Россия», а на передней стороне пьедестала памятника была надпись:

«Петру Аркадьевичу Столыпину – русские люди».

Памятник был снесён 29 марта 1917 года, через две недели после Февральской революции.

Видный русский юрист и общественный деятель А.Ф. Кони, по поводу отношения Николая II к личности Петра Столыпина, конкретно писал:

«Николай II – неоднократно предавал Петра Столыпина, ставя его в беззащитное положение по отношению к явным и тайным врагам, «обожаемый монарх» не нашёл возможным быть на похоронах убитого, но зато нашёл возможность прекратить дело о попустительстве убийцам».

Необходимо, более пространно рассказать о личности и заслугах премьер-министра Петра Столыпина, у которого Иван Тхоржевский стал одним из ближайших помощников переселенческого управления, которое должно было координировать переселение десятков тысяч людей на восток страны, для проведения давно назревшей аграрной реформы.

Пётр Аркадьевич Столыпин родился в Дрездене, в семье, принадлежавшей старинному русскому роду. Известному с XVI века.

Дед по линии матери, князь Горчаков, был главнокомандующим русской армией в годы Крымской войны. Пётр Столыпин приходился троюродным братом М.Ю.Лермонтову.
Блестяще окончив физико-математический факультет Петербургского университета, Пётр Столыпин в 1885 году поступил на службу в Министерство государственных имуществ, в 1889 году перешёл в Министерство внутренних дел и вскоре стал самым молодым губернатором – в Гродно, а затем в Саратове.

В Саратовской губернии эффективно подавлял крестьянские восстания и волнения, во время первой революции 1905 года.

В 1906 году, 44-летний Пётр Столыпин принимает портфель министра внутренних дел, а с 8-го июля 1906 года, он совмещает этот пост с должностью Председателя Совета министров, сменив апатичного премьер-министра И.Л.Горемыкина, которого даже в бюрократических кругах именовали «ваше безразличие».

Назначение Петра Столыпина на столь высокую должность не прошло незамеченным. Даже самые непримиримые оппоненты были вынуждены признать, что на этот раз российское правительство возглавил одарённый, сильный, незаурядный человек.

Злые языки, правда, его стремительную, блистательную карьеру объясняли протекцией со стороны родственников жены, близких ко двору.

Женитьба Петра Столыпина была связана с трагическими обстоятельствами. Пётр Столыпин был женат на Ольге Нейдгарт – бывшей невесте своего брата Михаила, убитого на дуэли князем Шаховским.

Существует предание, что впоследствии сам Пётр Столыпин также стрелялся с убийцей брата. Во время дуэли был ранен в правую руку, которая после этого плохо функционировала, что часто отмечали современники. Михаил, брат Петра, при жизни был помолвлен с фрейлиной императрицы Марии Фёдоровнв – Ольгой Борисовной Нейдгарт – праправнучкой А.В.Суворова.

Существует предание, что на смертном одре брат Михаил положил руку Петра на руку своей невесте.

По свидетельству современников, несмотря на сложный характер Ольги Борисовны, Пётр Аркадьевич был счастлив в браке, имел пять дочерей и сына.

В основу своей государственной деятельности Пётр Столыпин положил принцип, высказанный ещё основателем государственной школы Б.Н.Чичериным «Либеральные реформы и власть».

Официально было объявлено о следующем курсе преобразований: свобода вероисповеданий, неприкосновенность личности и гражданское равноправие в смысле « устранения ограничений и стеснений отдельных групп населения», преобразование местных судов, реформа средне и высшей школы, полицейская реформа, преобразование земства, подоходный налог, «меры исключительной охраны государственного порядка».

Понимая, что упование правительства только на карательные меры есть верный признак его бессилия, Пётр Столыпин основное внимание уделил не поиску зачинщиков революции, а разработке реформ, способных, по его мнению, разрешить главные вопросы, вызвавшие революцию, пытался наладить диалог с представителями оппозиционных политических сил.

В то же время Пётр Столыпин не избегал и насильственных, карательных действий, что позволяет в целом оценить его политический курс как политику «кнута и пряника».

12 августа 1906 года эсерами-максималистами было предпринято покушения на Петра Столыпина, в результате которого погибло 27 человек. находившихся в приёмной казённой дачи, и террориста. Из 32 раненых 6-ть умерло от ран на другой день.

От взрыва обрушилась стена с балконом. Дочь и сын Петра Столыпина получили тяжёлые ранения от обломков камней, сам он не пострадал.

19 сентября, спустя неделю, после этого покушения на его жизнь, Пётр Аркадьевич добился в чрезвычайном порядке по 87 статье Основных государственных законов введение указа о создании военно-полевых судов, в соответствии с которым судопроизводство завершалось в течение 48 часов, а приговор, санкционируемый командующим военным округом, исполнялся в течение 24 часов.

Читайте также:  Молитвы заклинания заговоры от врага

Как, Председатель Совета министров, Пётр Столыпин считал эти меры оправдательными для сохранения общественной безопасности, полагая, что на насилие необходимо отвечать силой.

Он утверждал, что надо уметь отличать кровь на руках врача от крови на руках палача, подчеркивал, что смертную казнь можно применять только к убийцам, категорически возражал против введения системы заложничества.

Очень беспокоило Петра Столыпина, в то время, огромное влияние Григория Распутина на царскую семью.

О этом печальном факте убедительно написала в своей книге, дочь Петра Столыпина – Мария Бок: «Воспоминания о моём отце П.А.Столыпине», Нью-Йорк, 1953 год, издательство имени Чехова.

В книге приводится информация, которая показывает пагубное влияние Григория Распутина на царскую семью, а также характеризует последнего императора Российской империи Николая II безвольным и слабым человеком.

Мария Бок пишет, что, когда она завела разговор с отцом о Распутине, который в то время достиг апогея своего влияния, Пётр Аркадьевич поморщился и сказал с печалью в голосе, что ничего сделать нельзя.

Пётр Столыпин неоднократно заводил разговор с Николаем II о недопустимости нахождения в ближайшем окружении императора полуграмотного мужика с весьма сомнительной репутацией.

На это Николай II ответил дословно: «Я с Вами согласен, Пётр Аркадьевич, но пусть будет лучше десять Распутиных, чем одна истерика императрицы».

Интерес Петра Столыпина к полуграмотному крестьянину из Тобольской губернии, был обусловлен несколькими факторами. Газетные статьи о мужике во дворце подрывали престиж Царской семьи. плодили опасные слухи.

Вмешательство «отца Григория» в политику было невыносимо для Петра Столыпина, тем более что связь с Распутиным установил один из самых влиятельных и опасных оппонентов Петра Аркадьевича граф С.Ю.Витте, бывший Глава правительства, завидовавший популярности нынешних реформ в народе.

Получалось, что из-за Распутина и сам Пётр Столыпин подвергался унижениям: приехал с докладом и прождал полчаса…потому что царь находился у жены, у которой в спальне сидел этот «блажка» (Распутин).

В начале 1911 года настойчивый премьер-министр Пётр Столыпин представил монарху обширный доклад о Распутине, составленный на основание следственных материалов Синода.

После этого Николай II предложил главе правительства встретиться со «старцем», чтобы развеять негативное впечатление.

При встрече Распутин пытался гипнотизировать своего собеседника. Пётр Столыпин сказал Распутину, что предаст его суду по всей строгости законов о сектантах, ввиду чего резко приказал ему немедленно, безотлагательно и, притом добровольно покинуть Петербург и вернуться в своё село и больше не появляться.

После этого разговора Распутин отправился в Иерусалим. Он вновь появился в Петербурге лишь после гибели Петра Столыпина, в августе 1911года.

Почти все свои главные реформы Пётр Столыпин сумел провести не через обсуждение в Государственной думе, зная, что вносимые им проекты одобрения там не получат, а по87 статье Основных государственных законов – в чрезвычайном порядке, в период «междумья».

И хотя Пётр Столыпин пытался доказать целесообразность данной практики, утверждая, что подобная статья есть в законодательствах многих европейских государств, а принятие закона Государственной думой происходит со сложностями, занимает много времени, что затрудняет принятие неотложных решений, и приходится ему, как премьер-министру, слишком часто прибегать к помощи «чрезвычайного законодательства».

Пётр Столыпин и Государственная дума – особый вопрос.

К его чести, Пётр Столыпин, наверное, единственный из министров царского правительства, кто не боялся выступать в Думе с ответами по самым разным депутатским запросам.

Он был хорошим оратором, на трибуне держался достойно, корректно. Между тем иногда аудитория была настроена к нему настолько враждебно, что из-за шума в зале Пётр Столыпин не мог начать выступление в течение 10-15-ти минут.

Когда же Пётр Столыпин начинал говорить, зал Таврического дворца, где заседала Дума, напоминал театр: депутаты «справа» устраивали бурные овации и кричали «браво»: депутаты «слева» топали ногами и шумели.

Иногда речь оратора звучала достаточно резко.

Например, выступая в Думе по вопросу о мерах борьбы с революционным терроризмом, Пётр Столыпин говорил: «Правительство будет приветствовать всякое открытое разоблачение какого-либо неустройства… Но иначе должно правительство относиться к нападкам, ведущим к созданию настроения, в атмосфере которого должно готовиться открытые выступления.

Эти нападки рассчитаны на то, чтобы вызвать у правительства, у власти паралич и воли, и мысли, все они сводятся к двум словам, обращённым к власти: «Руки вверх».

На эти слова, господа, правительство с полным спокойствием, с сознанием своей правоты может ответить только двумя словами: «Не запугаете».

О работе Государственной думы, о принимаемых ею решениях Пётр Столыпин высказывался весьма снисходительно:

«…У вас нет ни сил, ни средств, ни власти провести его дальше этих стен, провести его в жизнь, зная, что это блестящая, но показная демонстрация», или «…это ровная дорога и шествие по ней почти торжественное под всеобщее одобрение и аплодисменты, но дорога, к сожалению, в данном случае приводящая никуда».

Наиболее заметный след в истории России оставили знаменитые аграрные реформы Петра Столыпина. Аграрный кризис начала ХХ века и крестьянские выступления накануне и в годы Первой русской революции со всей определённостью заявили о неотложности решения аграрного вопроса.

Вместе с тем согласия среди различных политических сил в способах достижения этой цели не было, более того, их взгляды часто оказывались диаметрально противоположными.

Пётр Столыпин поддержал позицию, бывшего премьер-министра графа С.Ю.Витте, о предоставлении права крестьянам на выход из общины. Пётр Аркадьевич был убеждён в том, что «нельзя любить чужое наравне со своим и нельзя обхаживать, улучшать землю, находящуюся во временном пользовании, наравне со своею землёй.

Искусственное в том отношении оскопление нашего крестьянства, уничтожение в нём врожденного чувства собственности ведёт ко многому дурному, главное к бедности.
А бедность, по мне, худшее из рабств. Смешно говорить этим людям о свободе и свободах».

Указом 9-го ноября 1906 года, который был принят в чрезвычайном порядке, было положено начало выходу крестьян из общины. Как закон он стал действовать, пройдя через обсуждение в III Государственной думе, только с 14 мая 1910 года.

Пётр Столыпин не был сторонником насильственной ломки общины. Он никогда не требовал всеобщей унификации форм землепользования и землевладения.

Разъясняя позицию правительства по аграрному вопросу в Государственной думе 10 мая 1907 года, он подчеркнул: «Пусть собственность эта будет там. Где община ещё не отжила, пустьона будет подворная там, где община уже не жизненна, но пусть она будет крепкая, пусть наследственная».

Важной частью аграрного законодательства Пётра Столыпина стала деятельность Крестьянского банка, скупавшего земли и перепродававшего затем их крестьянам на льготных условиях, причём часть расходов финансировалось государством.

Одним из способов наделения землёй правительство выбрало путь переселенческой политики в Сибирь и на Дальний Восток. Правительство выделило средства на прокладку дорог, благоустройства на новом месте, медицинское обслуживание, общественные нужды.

Пожалуй, это направление аграрной политики стало наиболее эффективным. За 1907-1914 года в Сибирь переселилось 2,44 миллиона крестьян, или 395 тысяч семей.

Население Сибири за годы колонизации выросло на 153%. Если до реформы в Сибири проходило сокращение посевных площадей, то после реформы те были расширены почти вдвое.

По темпам развития животноводства Сибирь обгоняла европейскую часть России. Масло и сыр, изготовленные в Томской и Тобольской губерниях, стали широко известны не только в России, но и в Европе.

В то же время далеко не все из переселенцев сумели прижиться на новом месте: от 5 до 12% крестьян вынуждено были вернуться в родные мечта.

Сказывалось недостаточная финансовая поддержка государства, отсутствие дорог, отдалённость районов, плохая адаптация к новым климатическим условиям, неурядицы во взаимоотношениях с местным населением.

В целом активная переселенческая политика помогла несколько снять остроту аграрного вопроса в центре России, в какой-то мере оправдывая высказывания Петра Столыпина:
«Дальше едешь – тише будешь!»

Читайте также:  Молитвы пресвятой богородице федоровская

Оценивая аграрные реформы Петра Столыпина, следует признать их целесообразность, с экономической точки зрения – необходимость.

С 1909 1914 года Россия производила зерна больше, чем основные её конкуренты – США, Канада, Аргентина – вместе взятые. Разительные успехи в сельском хозяйстве напрямую связаны с проведёнными реформами.

Как известно, Пётр Столыпин считал, что реформы могут быть успешно осуществлены в течении 15-20 лет.

14-го августа 1911 году было совершено смертельное покушение на Петра Столыпина – Главу царского правительства, а 1-го августа 1914 году началась 1-ая мировая война.
Реформы в России носили ярко выраженный политический характер, Пётр Столыпин никогда не скрывал, что ими он стремился потушить огонь крестьянских выступлений.

10-го марта 2012 года Банк России выпустил серебряную монету номиналом 2 рубля серии «Выдающиеся личности России», посвящённую 150-летию со дня рождения П.А.Столыпина.

В 1913 году Иван Тхоржевский был назначен управляющим канцелярией Министерства земледелия. В этой должности он стал ближайшим помощником министра А.В.Кривошеина, который продолжил дело убитого П.А.Столыпина, по аграрной реформе.

В 1914 году под редакцией Ивана Тхоржевского вышел фундаментальный историко-статический труд «Азиатская Россия».

Иван Тхоржевский был произведён в действительные статские советники, получил придворное высшее звание камергера.

Началась Первая мировая война, и стало не до реформ.

Министр земледелия Кривошеин А.В., в результате разногласий с царём вынужден был уйти в отставку.

Ушёл в отставку, по собственному желанию и Иван Тхоржевский, не сложились отношения с новым Председателем Совета министров Б.В.Штюрмером, любимчиком Николая II.

После отставки Иван Иванович был избран Председателем совета акционеров Нидерландского банка для русской торговли, вошёл в правление Торгово-промышленного банка, стал акционером петроградской промышленной мануфактуры «Треугольник».

Революцию Иван Тхоржевский не принял. Тяжёлым ударом для него было отречение государя. К Временному правительству он относился с недоверием, а к Октябрьской революции – резко враждебно, будучи в душе монархистом.

Вместе с А.В.Кривошеиным, Иван Тхоржевский создал в конце 1917 года антисоветскую организацию Правый центр. Первые собрания Правого центра происходили на квартире Ивана Тхоржевского в Петербурге.

Правый центр распался, оставаться на территории, занятой большевиками, было опасно – и летом 1919 года Иван Иванович тайно перебрался в Гельсингфорс. Находясь в Финляндии, он участвовал в переговорах с представителями Северо-Западного правительства при генерале Н.Н.Юдениче.

По инициативе Ивана Тхоржевского было создано Общество для борьбы с большевиками. Участвовал он и в создании газеты «Русская жизнь».

Вскоре Иван Тхоржевский перебрался в Париж, но, получив в конце лета 1919 года письмо от А.В.Кривошеина, бывшего в то время Председателем правительства Юга России и помощником Главнокомандующего генерала П.Н. Врангеля, выехал в Крым.

В Крыму Иван Тхоржевский стал управляющим делами правительства Юга России. Несмотря на все трудности, ему удалось вывезти из Советской России свою семью.

Однако положение белых в Крыму было неустойчиво. Не помогло даже созванное по инициативе Председателя Совета правительства А.В.Кривошеина совещание по экономическим вопросам, собравшее многих представителей русских финансово-промышленных кругов, проживающих за границей, для помощи барону П.Н.Врангелю.

Олигархи патриотических слов не жалели, а вот денег на спасение армии и многочисленных беженцев не дали.

Это совещание в целом одобрило действия правительства, повысив, таким образом, его статус за рубежом, но реальной помощи не оказало. Уже 10го ноября 1920 года состоялось последнее заседание правительства.

На 12-ое ноября была назначена эвакуация Крыма. 10-го ноября А.В.Кривошеин и И.И.Тхоржевский по заданию П.Н.Врангеля, выехали из Крыма в Константинополь для встречи эвакуированных войск и беженцев.

В декабре 1920 года Иван Тхоржевский вернулся в Париж, где вошёл в правление Русского Торгово-промышленного банка. Вскоре сюда же прибыла его семья.

К сожалению, в 1924 году правительством Франции был наложен секвестр на имущество двух русских банков в Париже.

Иван Тхоржевский старается создать союз писателей и начинает работать в русской эмигрантской прессе. Под псевдонимом Джон и под собственным именем Иван Иванович пишет статьи, публикует свои поэтические переводы.

Много лет он был постоянным сотрудником газеты «Возрождение». Прежнее хобби стало источником существования. Иван Иванович долгое время был известен как мастер художественного перевода.

И в начале века, и в эмиграции он много и удачно переводил. В 1925 году он издал книгу переводов первого лауреата Нобелевской премии – Сюлли-Прюдома. Но главный труд поэта из России – рубайи Омара Хайяма, переведённые и изданные в 1928 году.

В 1930 году Иван Тхоржевский, выпустил книгу переводов «Новые поэты Франции», затем перевод «Западно-восточного дивана» Гёте. Активно участвует в общественной жизни Парижа.

В конце 1930 годов он подготавливает к печати книгу «Поэты Америки», выходу которой помешала начавшаяся в 1939 году война, в книгу должны были войти произведения 35-ти поэтов.

Во время войны и оккупации Парижа он продолжал работать. Газета «Возрождение» была закрыта, и он сильно нуждался. За годы войны он написал книгу «Русская литература». Эта книга дважды вышла в Париже после освобождения Франции.

Газету возродить не удалось. Но с 1949 года начал выходить журнал «Возрождение». Иван Тхоржевский стал главным редактором журнала, но через год по состоянию здоровья был вынужден отказаться от редакторства.

У него было много планов, вот только возраст и пережитые потрясения давали знать о себе.

Скончался Иван Иванович Тхоржевский на 73 –ем году, 11 марта 1951 года в Париже и похоронен на православном кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.

Многие люди пришли проводить его в последний путь, и только в России его смерть осталась незамеченной.

Кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, на данном погосте, в 30 км. от Парижа, покоятся свыше 15 тысяч русских людей, цвет нации: великие князья, полководцы, казаки, писатели, артисты, духовенство, художники.

Здесь похоронены: генерал А.Купетов, И.Бунин, А.Галич, Андрей Тарковский, Виктор Некрасов (автор повести «В окопах Сталинграда»), солист балета Рудольф Нуриев, выдающаяся поэтесса, рупор русского символизма Зинаида Гиппиус, единственный поэт Донского казачества в Гражданскую войну Николай Туроверов, художник К.Коровин и много других известных имён.

Кладбищу Сент-Женевьев –де – Буа- поэт сайта «Стихи ру» — Алексей Червяков посвятил такие проникновенные строки:

И водки не хватит. И чёрного хлеба.
Глазам – не укрыться от слёз.
Им так не хватало и нашего неба
И шелеста наших берёз.

Французские ангелы русских встречали.
Ведь шалью, упавшею с плеч,
Россия, которую МЫ потеряли,
Сюда, соизволила лечь…

Когда читаешь то немногое, что написано об Иване Тхоржевском, то кажется, что в его биографии смешаны судьбы двух совершенно разных людей.

Один – правительственный чиновник, был произведён в действительные статские советники (соответствует чину генерала), и камергер, знаток конституций всех стран и народов, скептик и консерватор, один из создателей Белого движения, автор фундаментального историко-статического труда «Азиатская Россия».

Другой – изысканный поэт-затворник, кабинетный филолог, переводчик с английского, французского, немецкого… Автор одного из самых таинственных стихотворений в русской поэзии.

Как эти двое уживались в одной душе – постичь невозможно.

И ещё труднее понять, отчего столь яркая и бурная жизнь была так стремительно унесена волнами забвения, что из всего написанного Иваном Ивановичем Тхоржевским в памяти потомков остались лишь две строчки:

«Лёгкой жизни я просил у Бога,
Лёгкой смерти надо бы просить…»
Что это – удача или беда: прослыть «поэтом одного стихотворения»?

Из поэтического наследия Ивана Тхоржевского.

Мир – я сравнил бы с шахматной доской:
То день, то ночь. А пешки? Мы с тобой.
Подвигали, притиснут – и побили;
И в тёмный ящик сунут, на покой.

Ты обойдён удачей? – Позабудь!
Дни вереницей мчатся; позабудь!
Небрежен ветер: в вечной книге
Жизни
Мог и не той страницей шевельнуть.

«Не станет нас» А миру — хоть бы что!
«Исчезнет след» А миру — хоть бы что!
Нас не было, а он сиял и будет!
Исчезнем — мы… А миру- хоть бы что!

Источник статьи: http://stihi.ru/2020/06/27/1639