Меню

Шуйская смоленская икона божией матери праздник

История установления праздника Смоленской и Шуйской икон Божией Матери

28 июля/10 августа – день празднования Шуйской-Смоленской иконы Богородицы. Эта памятная дата связана с днем всероссийского прославления главной городской святыни в 1667 году. Явление названной иконы в Шуе в 1654 году имело значение не только для Шуйской крепости, но и для всего российского государства.

Праздник, отмечаемый Русской Церковью 10 августа (28 июля ст. ст.), воздаёт почести двум иконам Одигитрии, Смоленской и Шуйской. Первоначально этот день памяти имел отношение только к иконе Одигитрии Смоленской и связан со Сретением[1] её Московского списка, поставленного в Богородице-Смоленском соборе Новодевичьего монастыря (с 1525 года). Сама икона Одигитрии, принесённая на Русь из Константинополя в 1046 году, находилась в Смоленске и потому именовалась по имени города. В середине XV века Одигитрия Смоленская некоторое время находилась в Москве, а Новодевичий монастырь был устроен на месте прощания московитян с великой святыней, перед её возвращением в Смоленск.

Московский список Одигитрии Смоленской, 1456 г. ГММК

Праздник в день 28 июля был установлен в начале XVI века, отдельно для Московского княжества и отличался особым почитанием в народе. Позднее, в 1667 году, ко дню Сретения иконы Одигитрии Смоленской был приурочен праздник для Одигитрии Шуйской. Совмещение празднования двух, различных по иконографии икон Одигитрии, отразилось в деловых документах XVII века[2], где икона из Шуи именовалась «новописаной Одигитрией Смоленской».

Новый образ Божией Матери был написан в Шуе во время моровой язвы 1654/55 года, охватившей центральный регион Московского государства. Ситуация осложнялась тем, что эпидемия по времени совпала с осадой царским войском Смоленска, захваченного поляками. Чума приблизилась к Шуе со стороны Москвы, в обход карантинных засек. За 42 дня (с 1 сентября по 12 октября) в крепости и посаде от морового поветрия погибли 560 жителей (по другим данным 574 человека), т.е. около половины населения Шуи того времени. В начале октября, в разгар эпидемии, по обету прихожан Воскресенской церкви, «что на посаде», шуйским мастером Герасимом Иконниковым за семь дней была создана икона «Пресвятыя Богородицы, Честнаго и Славнаго Ея Одигитрия Смоленския»[3], вскоре получившая именование «Шуйская». Именно с явлением этого образа Богоматери шуяне связывали чудо прекращения моровой язвы в городе. При этом тот факт, что Шуйская икона Божией Матери отличалась по иконографии от Смоленского извода, объяснялся в местном предании нерукотворным изменением подготовительного рисунка иконы, нанесённого на левкас. Такое явление будущего образа происходило трижды, несмотря на то, что иконописец пытался вернуть типовую прорись иконы Одигитрии Смоленской, на исполнение которой он получил заказ от прихожан. Это стало первым чудом от Шуйской иконы Богоматери.

Официальное прославление иконы предваряли события 1666 года, когда за короткий период времени от новонаписанной иконы получило исцеление более 100 жителей Шуи и окрестных селений. Знаменательно, что особенное, изобильное явление благодати от иконы произошло 28 июля 1666 года, в день празднования Одигитрии Смоленской, и за два последующих дня (всего 36 исцелений). Считая своим долгом известить царя и духовные власти об этих событиях, шуяне составили мирскую челобитную и отрядили двух посланников, доставивших её в столицу. К челобитной прилагалась запись всех исцелений, которая была позднее переложена в известное Сказание о чудотворной иконе (1667).

Читайте также:  Мебель для икон для дома

Начало Сказания о Шуйской иконе Богоматери из ярославской рукописи XVII века. РНБ

Один из старинных актов сохранил сведения о судьбе «росписи чудес», переданной в Патриарший разряд. В нём, в частности, сказано: «А подали чудесем роспись на Москве, в нынешнем во 175 (1667) году октября в 21 день, преосвященному Павлу[4], митрополиту Сарскому и Подонскому, Шуи посаду Воскресенской поп Алексей, да Воскресенской прихожанин Афанасей Васильев, вместе с воеводскою отпискою, и нашей мирскою челобитною; а преосвященный Павел митрополит ту воевоцкую отписку, и нашу мирскую челобитную, и чудесем роспись отослал в патриарший розряд»[5]. То есть, мы видим, что известие о творимых иконою чудесах, было передано в соответствующую инстанцию в Москве 21 октября 1666/67 года[6]. Скорому решению об освидетельствовании иконы помешала сложная внутриполитическая обстановка, связанная с начавшимся расколом и избранием нового патриарха. Одним из первых деяний новоизбранного патриарха Иоасафа II и стало прославление новой иконы Одигитрии из Шуи. Известна благословенная грамота патриарха Иоасафа[7] на выезд в Шую особой комиссии, которую возглавил архиепископ Суздальский и Тарусский Стефан.

Патриарх Московский и Всея Руси Иоасаф II (1667-1672)

Этот документ предоставлял архиепископу Стефану должные полномочия, как для освидетельствования чудес, так и для необходимых канонических деяний по прославлению иконы. 28 июля 1667 года в посадской Воскресенской церкви Шуи в присутствии прибывшего духовенства состоялось праздничное богослужение и торжественное молебствие перед новой иконой. Итогом работы комиссии стала Книга свидетельства, которая была представлена в Москву, на суд царя и патриарха.

Книга свидетельства сохранилась до наших дней в подлиннике в отделе рукописей Исторического музея (Москва). Из неё следует, что каждый, ранее объявивший себя исцеленным от образа Богоматери, был заслушан ответственными лицами в присутствии духовника, и эти его слова были заверены опросом других свидетелей. Комиссия учитывала не только рассказ заявителя об исцелении, но и «досматривала» состояние его здоровья на момент свидетельства, то есть, по истечении года. Дознание проводили одновременно несколько групп, состоявшие каждая из трёх лиц: боярского сына, опытного дьяка и представителя местного духовенства. Первой по старшинству была группа из «духовных властей», которую возглавлял архиепископ Стефан. В результате работы комиссии было составлено четыре раздела Книги. Первый из них объединил исцеления, признанные в ходе сыска достоверными. Второй перечисляет эпизоды, также вполне заслужившие доверие, но вызвавшие некоторые разногласия свидетелей. В третий раздел были собраны случаи, которые оказались недоступными для проверки. Заключительная часть Книги содержала описание чтимой иконы и всех ценностей, приложенных почитателями разных сословий. Здесь же упомянут киот, расписанный в редкой технике «травления по золоту», заказать и изготовить который имели возможность только знатные люди. После ознакомления с Книгой свидетельства царя и патриарха, икона из Шуи была официально признана чудотворной и для неё учредили празднование на день 28 июля.

Читайте также:  Храм смоленской иконы божьей матери в пятигорске

Известна серия из восьми старинных актов 1667 года, которая представляет собой деловую переписку, сопровождавшую прославление новой иконы. Завершается эта серия благословенной грамотой патриарха Иоасафа и отчётом архиепископа Стефана, упомянутыми выше. Эти два акта хранились в библиотеке Воскресенского собора и были своего рода «охранными грамотами» при чудотворной иконе, ставшей главной святыней Шуи. Протоиерей Воскресенского собора Евлампий Правдин, написавший краткую историю знаменитой иконы, отметил особое значение ещё одного акта из упомянутой деловой серии (№ 87) и привёл его текст в своей книге по истории города Шуи (1884)[8]. Он составлен уже после посещения Москвы посланниками из Шуи, но ещё до избрания патриархом Иоасафа, то есть, до 31 января 1667 года. Этот акт, считавшийся утраченным, недавно вновь обнаружен в собрании Санкт-Петербургского Института истории РАН.

«Изветная челобитная священников церкви Воскресения Христова в Шуе на посаде Алексея и Григория и посадских людей об исцелениях от находящейся в той церкви иконы Одигитрии Смоленской Божией Матери».
Акт № 87 из собр. В.А. Борисова (СПб ИИ РАН, № 448).

Заканчивается он прошением к царю, «чтобы про чудотворную и святую Богоматере икону и про чудотворение Ея известно было», то есть, фактически просит государя освидетельствовать чудеса от новой иконы.

В последнем письме из этой переписки, отправленном из Шуи вскоре после 28 июля, Воскресенская церковь именуется уже как «церковь Пресвятыя Богородицы». Это замечание можно толковать в том смысле, что нижний, Никольский престол церкви был освящен заново, в ходе прославления иконы Одигитрии. А ещё через 6 лет, в 1673 году в Ярославле, то есть, в соседней епархии, также был освящён престол «во имя Пресвятыя Богородицы Шуйския»[9], что отразило начало широкого народного почитания новой Одигитрии из Шуи.

Закладная памятная доска (1673) из Дмитриевской церкви Ярославля.

Ярославские иконописцы нередко ходили на богомолье к знаменитой иконе. Об одном из таких случаев сообщает грамота от 27 июля 1674 года: «а Логин Сидоров залежал и по обещанию поехал молитца в Шую Шуйской Богородице»[10]. Судя по дате, он отправился в Шую ко дню Её праздника. Именно в Ярославле, как видно по этим цитатам, за новой иконой Богоматери закрепился топоним Шуйская. В самой Шуе было принято именование «Одигитрия Смоленская». Соединение топонимов Смоленская и Шуйская в названии иконы из Шуи произошло в XVIII веке, и окончательно утвердилось во второй половине XIX века, когда возникла необходимость разграничить два июльских праздника – 11 и 28 числа[11].

К сожалению, в трагических обстоятельствах ХХ столетия, подлинная чудотворная Шуйская-Смоленская икона Божией Матери, созданная Герасимом Иконниковым, была утрачена. Но в наши дни в собрании Музея Русской иконы в Москве можно увидеть её программный список, созданный вскоре после прославления Шуйской иконы (1667). Композиция списка утверждает верховенство Премудрости Божией в явлении иконы Божией Матери в Шуе, а также государственное значение этого промыслительного события. В собор предстоящих святых избраны князья Борис и Глеб (духовные покровители царствующей династии), и с ними святители Московские: Петр, Алексий, Иона и Филипп, что отражает симфонию двух ветвей власти, светской и духовной, как одну из составляющих идеологии русского царства в XVII веке. Добавим, что особенности лика Божией Матери на этом списке позволяют говорить о стремлении мастера максимально передать черты подлинной иконы из Шуи. Другими словами, икона из МРИ является одной из ближайших по рисунку к подлиннику из Шуи.

Читайте также:  Стол с иконами как называется

Богоматерь Шуйская со святыми на полях. Конец XVII века. Размер 70,0 х 59,7 см. МРИ, Москва

Памятная дата 28 июля по историческим обстоятельствам является основным празднованием Шуйской иконы. Прибытие в Шую патриаршей комиссии и признание чудес, явленных Божией Матерью от Её Шуйского образа, истинными, позволило незамедлительно совершить каноническое прославление этой иконы, непосредственно в Воскресенской церкви Шуи. От этих событий и ведёт своё начало всероссийская слава Шуйской Владычицы, приводившая к ней множество богомольцев, даже из высших сословий русского общества. День прославления иконы широко отмечался в Шуйской епархии в 2017 году, в связи с 350-летием этого события.

Молебен в день 350-летия праздника Шуйской иконы Божией Матери. 10 августа 2017 года.

[1] По Святцам из рукописного Требника XVI века, день памяти Одигитрии под числом 28 июля назван днём «Сретения Пресвятыя Богородица Смоленьския». ГИМ, собрание Уварова, № 79, Л. 340. По преданию, точный список иконы Одигитрии был принесен на Русь из Царьграда в 1046 году и поставлен в Смоленске.

[2] Борисов В.А. Описание города Шуи и его окрестностей. М., 1851. Акты о чудотворной иконе Шуйской Богоматери. С. 422–438.

[3] Там же, Акты № 87, 92, 93. С. 424, 434, 437. Полное наименование иконы в деловой серии 1667 года упоминается трижды. Этот «полный титул» называют и патриарх, и архиерей, и шуйское духовенство.

[4] Митрополит Сарский и Подонский Павел, на момент передачи челобитной и росписи чудес, был местоблюстителем Патриаршего престола и ведал делами «Патриаршего разряда» (Разрядного приказа).

[6] В тексте грамоты стоит 1667 год по сентябрьскому новолетию, но в переводе на январский стиль — передача оригинала «росписи» и челобитной относится к предыдущему, 1666 году.

[7] В конце подлинной грамоты имеется точная дата: «писана на Москве лета 7175 <= 1667>июля в 21 день». Там же, Акт № 92. С. 435.

[8] Правдин Евлампий, протоиерей. Описание Шуи и Шуйских церквей. Шуя, 1884.

[9] Это название престола сохранила надпись 1673 года на закладной доске Дмитриевской церкви. См. ил. 6.

[10] Кочетков И.А. Словарь русских иконописцев XII–XVII веков. 2009. Цитата приведена по документам РГАДА. Ф 396., оп. 1. № 15019. Л. 1-4.

[11] Календарное сближение со Ржевской иконой Божией Матери, празднуемой также 11/24 июля, дало второй топоним, и праздник в этот день в просторечии получил название «Шуйской Ржевской» иконы Богоматери. Но след празднования в день 11/24 июля уходит в историю ярославского почитания Шуйской Одигитрии.

Источник статьи: http://www.shuya-eparhia.ru/2019/08/06/post_39333/