Меню

В этой молитве встречается

В этой молитве встречается

Молитва 5-я, святителя Василия Великого.

Господи Вседержителю, Боже Сил и всякия плоти, в вышних живый и на смиренныя призираяй, сердца же и утробы испытуяй и сокровенная человеков яве предведый, Безначальный и Присносущный Свете, у Негоже несть применение, или приложения осенение; Сам, Безсмертный Царю, приими моления наша, яже в настоящее время, на множество Твоих щедрот дерзающе, от скверных к Тебе устен творим, и остави нам прегрешения наша, яже делом, и словом, и мыслию, ведением, или неведением согрешенная нами; и очисти ны от всякия скверны плоти и духа. И даруй нам бодренным сердцем и трезвенною мыслию всю настоящаго жития нощь прейти, ожидающим пришествия светлаго и явленнаго дне Единароднаго Твоего Сына, Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, воньже со славою Судия всех приидет, комуждо отдати по делом его; да не падше и обленившеся, но бодрствующе и воздвижени в делание обрящемся готови, в радость и Божественный чертог славы Его совнидем, идеже празднующих глас непрестанный, и неизреченная сладость зрящих Твоего лица доброту неизреченную. Ты бо еси истинный Свет, просвещаяй и освящаяй всяческая, и Тя поет вся тварь во веки веков. Аминь.

Боже Сил и всякия плоти – Боже небесных Сил безплотных и всякой плоти. В вышних живый – живущий на небе, на высотах небесных. На смиренныя призираяй (правильнее – на смиренная призираяй) – призирающий (преклоняющий взор) на смиренное, нижнее, земное. Сердца же и утробы испытуяй – наблюдающий сокровенные помыслы. Сокровенная человеков яве предведый – ясно ведающий тайны человеческие. Присносущий – вечный. У Негоже несть пременение, или преложения осенение – Который неизменен, не меркнет и не оставляет ничего затененным (пременение – изменение; осенение – тень). Яжездесь: которые. На множество Твоих щедрот дерзающие – надеясь на обилие сострадания Твоего. Настоящаго жития нощь – ночь здешней, теперешней (земной) жизни. Ожидающим пришествия светлаго и явленнаго дне – ожидающим светлого и славного дня (Второго) пришествия. Воньже – в него (в этот день). Комуждо – каждому. По делом – по делам, согласно делам. Не падше и обленившеся – не лежащим и сонным. Обрящемся готови – окажемся готовыми; Ты найдешь нас готовыми. Идеже – где. Доброта – красота, благость. Всяческая – все сущее, весь мир. Тварь – творение.

+ В этой молитве встречается несколько выражений из Священного Писания, понимание и правильный перевод которых весьма важны.

В вышних живый и на смиренная призираяй. Небесные высоты противопоставляются в этом библейском выражении земным долам: Кто яко Господь Бог наш? На высоких живый, и на смиренныя призираяй на небеси и на земли (Пс. 112, 5-6; в русском переводе псалма: Кто, как Господь Бог наш, Который, обитая на высоте, приклоняется, чтобы призирать на небо и на землю). То же выражение в Пс. 137, 6: Яко высок Господь, и смиренныя призирает, и высокая издалеча весть.

У Негоже несть пременение, или преложения осенение. Эти слова – из Послания ап. Иакова: Всяко даяние благо и всяк дар совершен свыше есть, сходяй от Отца светов, у Негоже несть пременение или преложения стень (Иак. 1, 17; в русском переводе: Всякое деяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены). Славянский перевод слов апостола несколько непонятен, а русский – не вполне точен (слова изменение и перемена как бы повторяют друг друга). Словами преложения осенение передано греческое… означающее тень, которая образуется при обращении светила (обращаясь, светило освещает предметы, но они непременно отбрасывают тень, так что все предметы и места не могут быть освещены равномерно, а свет Божества все одинаково освещает и тени не оставляет).

Читайте также:  Если с молитвами любимый не возвращается

На множество Твоих щедрот дерзающие. Частое в молитвах слово щедрота мы легко понимаем как щедрая милость. Это верно, конечно, но основное значение соответствующего греческого слова – сострадание, жалость. На щедроты Твоя дерзая прихожду, — говорится в 5-й молитве ко Святому Причащению. Милосердие Творца и Владыки дает нам дерзновение – смелость в прошении; мы предстоим не только перед Праведным Судией, но и перед любящим Отцом; да услышим от Него: Дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои (Мф. 9,2); Дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя (Мф. 9,22).

Ожидающим пришествия светлаго и явленнаго дне Единароднаго Твоего Сына, Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа… Да не падше и обленившеся, но бодрствующе и воздвижени в делание обрящемся готови, в радость и Божественный чертог славы Его совнидем, идеже празднующих глас непрестанный, и неизреченная сладость зрящих Твоего лица доброту неизреченную. Эти слова молитвы приводят на память притчи Христовы о Втором Его пришествии: Да будут чресла ваши препоясаны и светильниками горящи. И вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему. Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими; истинно говорю вам, он препояшется и посадит их, и, подходя, станет служить им (Лк. 12, 35-37; см. также главы 24-25 Евангелия от Матфея). Неизреченная доброта – несказанная красота Лика Божия – не эстетическое понятие, а слияние высшей красоты и высшего Блага. Вспомним название драгоценного сборника святоотеческих поучений о том, как человек может и должен приближаться к Богу: «Добротолюбие». Прекрасное церковнославянское слово доброта, созвучное нашему добро, доброта, должно возвратить наш ум к пониманию добра и блага как предельной, высшей красоты. Быть христианином – значит быть ожидающим и желающим пришествия дня Божия (2 Пет. 3, 12), светлаго и явленнаго дне, когда эта высшая красота Добра будет наконец явлена любящим Бога. Апостол Иаков утешает и укрепляет нас в этом ожидании: Итак, братья, будьте долготерпеливы до пришествия Господня. Вот, земледелец ждет драгоценного плода от земли и для него терпит долго, пока получит дождь ранний и поздний. Долготерпите и вы, укрепите сердца ваши, потому что пришествие Господне приближается (Иак. 5, 7-8).

Воньже, вонь – в него. Написание в онь же, в онь ошибочно. Такое написание родилось из понимания слова как соединения предлога в с местоимением он; это верно по содержанию, но не по форме (на конце местоимения он никак не мог возникнуть ерь наш мягкий знак). Здесь скорее уж во нь же, во нь: предлог въ и форма местоимения онъ – и, к которой в положении после гласной предлога приращивается «н» — въ (н) – вонь. Ср. совр. Русское: о них, в него и др.

Источник статьи: http://pravoslavnyi.ru/molitvy_utrennyie/molitva_5-ya_svyatitelya_vasiliya_velikogo.htm

Значение глагола «помиловать» в «Иисусовой молитве»

Доклад студента 1 курса Хабаровской духовной семинарии Бузука Андрея, прочитанный на городской научной студенческой конференции «Русский язык: история и современность» 17.11.10.

Слово живого языка — английского, русского, китайского, любого — несет в себе энергию действия. И потому любое имя есть не только и не столько сочетание звуков и грамматическая структура. Любое имя содержит в себе смысл, который позволяет воздействовать на человека одним только тем, что произносится.

Повествование о светлых людях и их добрых делах, чистое слово, не замутненное сомнением, иронией, скептицизмом, оставляют в человеке чувство чистоты, так теплый летний дождь промывает запыленные стекла окна. Слово же злое неизбежно порождает в душе человека чувство катастрофы, отягчает ее грузом злого воздействия.

Читайте также:  Татарская молитва за близких

Слово, таким образом, есть дело. Это его свойство люди издревле используют в религиозных и магических обрядах, творя словом добро и зло. Живые языки могут нести словом и злую, и добрую энергию и тем омертвлять или одухотворять душу человека.

У нас же в России — в ее Православной Церкви — бережно сохраняется язык, который несет в себе только добро. Этот язык — церковнославянский.

В церковнославянских текстах Священного Писания — в Евангелии, Псалтири, во множестве духовных творений, за тысячелетие созданных в Византии и на Руси, открывается Бог.

Прямая действенность доброй силы церковнославянского слова уже не раз являлась причиной гонений на церковнославянский язык, разнообразных реформаторских движений, настаивающих на замене церковнославянского богослужения богослужением на русском языке. В сознание православных часто внедряется лукавая мысль, что церковнославянский язык устарел, одряхлел, стал ветх и непонятен, что его надо изменить, приблизить к русскому языковому сознанию. Гонители церковнославянского языка говорят и о том, что церковнославянское богослужение непонятно людям, только, лишь приступающим к Православию, что оно отторгает неофитов от Церкви.

Ответим на это так. Действительно, церковнославянский язык — очень древний, ему больше тысячи лет. Но старец этот не дряхлый и немощный, а многомудрый и опытный и, главное, всесильный в деле добра. Что же до неофитов, то русские однажды уже приняли церковнославянский язык — вместе с Православием при Владимире Святославиче Крестителе Руси в 988 году. Тогда, тысячу лет назад, им было несравнимо труднее понимать его, чем нам сейчас. Сущности Православия, как и слова церковнославянские, обозначающие эти сущности, приходилось постигать снова. Ведь «богами» и «спасами» древние русичи-язычники называли своих языческих богов, не было в древнерусском языке самих понятий БЛАГОДАТЬ, БЛАГО, СВЯТЫЙ ДУХ… Даже слова ПИСАТИ и ЧИТАТИ имели до принятия Православия с его книжной культурой совсем иные значения. ПИСАТИ значило рисовать, ЧИТАТИ — всего лишь произносить вслух.

Русским людям, принимавшим в X веке Православие, пришлось восходить к нему не только по духовной лествице, но и по лествице языковой. Церковнославянский язык, близкий и родственный древнерусскому, но освященный Благодатью Святого Духа, был путь Богопознания русских. И этот путь был пройден всего за полвека.

Всем известное слово «грех», что оно означает?

Если бы мы совершили сейчас опрос в нашей аудитории то, можно полагать, большинство ответило бы, что грех это нарушение заповедей, и это действительно правда. То есть, это был бы кусочек правды, но далеко не вся правда. В юридическом латинском понимании, грех – это нарушение закона, но в православной традиции мы находим гораздо более серьезное понимание греха. Грех — это болезнь, это рана, которую я наношу своей душе. Преподобный Исаак Сирин, поясняя, что такое грех, говорил: «Грешник подобен собаке, которая лижет пилу и не замечает причиняемого себе вреда, пьянея от вкуса собственной крови». Это поразительно глубокое понимание греха.

Грех — как болезнь, грех скорее делает нас несчастными чем виновными. Дело в том, что мы свою душу рвем на части, отрываем ее от Бога, насилуем ее, уродуем. В православном чине исповеди священник обращается к людям и говорит человеку: «пришел еси во врачебницу, да не неисцелен отыдеши», то есть церковь себя считает, больницей, в которую приходят больные люди. Не преступники, а больные несчастные люди, вот в чем дело. И приходят со своими ранами: «Вот раны нашей души. Излечи нас».

Есть одна молитва, которую знаете все вы, и в этой молитве, по нашему мнению, заключено все Православие. Это молитва «господи помилуй!» В этой, казалось бы, короткой молитве — все Православие. Сейчас мы разберем почему.

Вся загадка в слове «помилуй». Помилуй от слова милость, но в свою очередь милость связана со словом «масло».

Читайте также:  Молитва от сглаза шла

И в греческом языке «Кириэ элэйсон», (Господи, помилуй) слово «элэйсон» происходит от елей – масло. Что такое масло? Это древнейшее лекарство человечества. Имеется в виду древесное масло, оливковое. Это первое лекарство, с которым встречается человек в мире.

Младенчик рождается, его маслом мажут, чтобы потертостей, перепрелостей не было и т. д. Значит, когда я говорю: «Господи, помилуй!», я не имею в виду «Господи, прости!», я не имею в виду «Господи, сжалься!», я говорю: «Господи, вот моя душа, она вся изранена. Елей милости твоей да изольется на меня и исцелит мою душу, соединит меня вновь».

Так вот, эта молитва не переведена ни на один европейский язык кроме церковнославянского. Если вы слышали мессы Моцарта, скажем, или Баха, месса начинается с «Кириэ элэйсон! Христи элэйсон!» Месса вся идет на латыни, но первая молитва по-гречески, потому, что нельзя перевести, нет в латыни такого выражения. «Прости» есть, «оправдай» есть, а «помилуй» — это что-то совсем другое.

В современное время православные оказались в такой ситуации. Они в зарубежных странах служат на местном языке: по-французски, по-английски, по-немецки, и оказалось, что перевести это элементарное «Господи, помилуй!» на местные языки невозможно. Ну, скажем по-английски «Господи, помилуй!» звучит «Lord have mercy!» Ну «mercy» вообще-то для англичанина вообще ничего не значит. Это французское слово – прошу пардона. По-французски Dieu, aie pitié, aie pitié – это жалость: Нас бедненьких, несчастненьких пожалей, подай копеечку. Это совсем другое.

Грех — это болезнь, Церковь – больница, таинство — это лекарство. Иоанн Златоуст так и говорит: «Таинство причастия — это врачевство бессмертия». Лекарство бессмертия, которое дается человеку — это не символ какой-то, это не долг, как в одной католической книге написано: «Долг христианина всегда причащаться». Да нет, это не долг, это лекарство. Если мы хотим, чтобы наша душа не умирала, вот Тело Христа. Придите и вкусите.

Для нас — русских православных людей — значения церковнославянских слов как чистый лесной воздух после загазованного города. Этим воздухом можно дышать полной грудью, можно вдохнуть чуть-чуть — каждый в меру свою — все равно хорошо!

Самые простые слова церковнославянского языка возведены в нем на дивную духовную высоту. Хлеб насущный здесь не только ежедневная пища. Хлебом живота — хлебом жизни именуется по-церковнославянски Христос. ЧАША — не один лишь сосуд, вмещающий влагу, это и ЧАША СПАСЕНИЯ. Слова, описывающие человеческую плоть, привычно понятные лице, очи, уста в церковнославянском языке тоже служат делу Богопознания, они обозначают невещественные действия Божий, Божию милость и Божий гнев, и волю Божию, данную в откровениях.

Высокая словесность церковнославянского языка, несуетность и неприземленность значений его слов и отрешенность от живых русских грамматических форм его грамматики позволяют нам беседовать с Богом без боязни святотатства или нечаянного оскорбления Божиего Имени.

Слово церковнославянского языка, незамутненное и чистое, несущее одно лишь добро, нужно сохранять и беречь, а не реформировать в гордынной запальчивости. А чтобы было больше понимающих его — этому слову нужно учиться! И пусть поначалу непривычно и не во всем понятно будет для вас новое церковнославянское чтение, читайте и понимайте в меру свою. Ведь и спасительный Псалом «Живый в помощи Вышняго» многие до сих пор понимают и называют «Живые помощи», и хоть искажена в таком неумудренном восприятии грамматика, но суть сохранена: живая помощь Божия нисходит на человека по слову этого Псалма. Важно знать, что церковнославянский язык нераздельно связан с путем Православного Богопознания русских, что он — путеводная звезда на этой стезе.

Источник статьи: http://advaitaworld.com/blog/christianity/70319.html