Меню

Воображение во время молитвы

На Западе существует мнение, что запрет использовать воображение при молитве, который существует в Православи вызван большей эмоциональностью восточных людей

Это самооправдание. Посмотрите на испанцев, португальцев, итальянцев — это такие горячие люди, что только держись! А разве не в Италии впервые в истории христианства появились стигматы, не у Франциска ли Ассизского? Дело совсем не в эмоциональности. Причина, по которой католичеством так горячо защищается возможность и даже необходимость воображения в молитве совсем другая. И психология, и йога, и опыт католических аскетов убедительно свидетельствуют, что развитие воображение и постоянное сосредоточение внимания на каких-то мысленных картинах является одним из эффективных способов легкого достижения человеком состояний особой экзальтированности. Так, например, сострадание (сompassio) Христу — подвиг того же Франциска — заключалось в мысленном представлении и попытки сопереживания страданиям Христа и Его любви ко всему миру, страданиям и переживаниям Богоматери и других святых. В этом мечтательном представлении себе картин любви, страданий и проч. очень сильно возбуждаются нервы и психика, распаляется воображение, в результате чего начинают возникать галлюцинации, бесовские явления. У таких аскетов необычайно возрастает мнение о своей благодатности, близости Христу и святым. Эти состояния принимается западными аскетами за состояния благодатные. Но в этом явлении нет ни Бога, ни благодати. Святитель Игнатий пишет: «Святые Отцы строго воспрещают употребление способности воображения, повелевают содержать ум вполне безвидным, незапечатленным никакою печатью вещественного». «Ум во время молитвы должно иметь и со всею тщательностью сохра­нять безвидным, отвергая все образы, рисующиеся в способности воображения. Образы, если их допустит ум в молитве, соделаются непроницаемой завесою, стеною между умом и Богом». Напротив, «падшие духи, — предупреждает он, — стараются возбудить в нас действие воображения».

«Кровь и нервы, — писал он, — приводятся в движение многими страстями: и гневом, и сребролюбием, и сластолюбием, и тщеславием. Последние две чрезвычайно разгорячают кровь в подвижниках, незаконно подвизающихся, соделывают их исступленными фанатиками».

Святитель Игнатий рассказывает об одном петербургском чиновнике, впавшем в прелесть и пытавшемся покончить с собой: «Оказалось, что чинов­ник употреблял образ молитвы, описанный святым Симеоном, разгорячил воображение и кровь, при чем человек делается очень способным к усиленному посту и бдению. Чиновник видел свет телесными очами; благоухание и сладость, которые он ощущал, были так же чувственные».

«Оживить чувства, кровь и воображение старались западные; в этом успевали скоро, скоро достигали состояния прелести и исступления, которое ими названо святостью. В этой стране все их видения. Восточные и все чада Вселенской Церкви идут к святыне и чистоте путем совершенно противоположным вышеприведенному: умерщвлением чувств, крови, воображения и даже «своих мнений»».

Главной причиной беды западных аскетов является то, что они прекратили руководствоваться Отцами-подвижниками древней Церкви и стали жить по собственному разумению, прокручивая в своем воображении «кино» и поклоняясь его картинкам. Борьбу со страстями они подменили фантазиями любви к Христу.

Приведу маленький пассаж из книги великой католической святой — учителя Церкви Терезы из Лизье (XIX в.) «Повесть об одной душе», чтобы было понятно, о чем идет речь: «Это было лобзание любви. Я чувствовала себя любимой и говорила: «Я люблю Тебя и вверяю Тебе себя навеки». Не было ни прошений, ни борьбы, ни жертв; уже давно Иисус и маленькая бедная Тереза, взглянув друг на друга, поняли все. Этот день принес не обмен взглядами, а слияние, когда больше не было двух, и Тереза исчезла, словно капля воды, потерявшаяся в океанских глубинах». Эта «любовь» не требует комментариев.

Забыв открытые величайшими святыми Церкви законы строгой последовательности в духовной жизни, католические аскеты сразу устремились к достижению высших благодатных состояний. Об этом с горечью писал святитель Игнатий: «Тщеславие стремится преждевременно к духовным состояниям, к которым человек еще неспособен по нечистоте своей, за недостижением истины — сочиняет себе мечты. А сладострастие, присоединяя свое действие к действию тщеславия, производит в сердце обольстительные, ложные утешения, наслаждения и упоения. Такое состояние есть состояние самообольщения. Все, незаконно подвизающиеся, находятся в этом состоянии. Оно развивается в них больше или меньше, смотря по тому, сколько они усиливают свои подвиги. Из этого состояния написано западными писателями множество книг». Но «где разгорячение — там нет истины, оттуда не может произойти ничего доброго, ничего полезного: тут кипит кровь, тут дымится и строит воздушные замки лжеименный разум». Такие плачевные результаты и видим. Посмотрите, что говорит Анжела блаженная (+1309), что Катарина Сиенская (XIV в.), что Тереза Великая (XVI в.), что пишет последний учитель Церкви Тереза Маленькая (скончавшаяся двадцати трех лет!) о своих отношениях с Христом. У всех одно и то же — роман с воображаемым Христом. И это рассматривается Католической церковью как великое достижение!

Читайте также:  Время молитвы города новосибирска

Такая «духовность» очень заразительна, ибо она соответствует вкусам «ветхого человека», его исканию духовных сладостей, его тщеславию, гордости. К сожалению, по этому легкому пути пошел и странник «Рассказов», увлекая за собой неопытных и ищущих духовных наслаждений христиан. В этом отношении очень показателен следующий его совет: «Отыщи воображением место сердца под левым сосцем (подчеркнуто нами — А.О.) и там установись вниманием». А святитель Игнатий предупреждает: «Старающийся привести в движение и разгорячить нижнюю часть сердца приводит в движение силу вожделения. ». Потому, в частности, святитель Феофан писал: «В книгу — рассказы — не смотрите. Там есть советы, не пригожие для вас, которые могут повесть к прелести». (По материалам сайта Богослов.Ru)

Источник статьи: http://avs75.ru/osipov-86.html

Внимание к воображению. Преподобный Паисий (Святогорец)

— Геронда, Вы говорили, что во время молитвы нашему уму следует избегать различных картин из жизни Христа и тому подобного. Для чего таких картин должно избегать?

— Для того, чтобы диавол не прельстил нас с помощью фантазий, воображения. Воображение — вещь хорошая, и если она используется с толком, то обладает великой силой. Есть люди, которые, к примеру, могут увидеть какой-то пейзаж, а через год вспомнить его совершенно таким, каков он есть на самом деле, и запечатлеть его на картине. Такую способность дает человеку Бог, однако диавол использует ее в своих целях.

Люди, подверженные прелести, воображают увиденное или прочитанное ими так, как им хочется. А потом верят, что картина, нарисованная их воображением, является действительной. Для того чтобы эти несчастные получили помощь, им следует находиться под постоянным [духовным] наблюдением, потому что диавол постоянно обводит их вокруг пальца.

Поэтому, когда человеку, наделенному от природы [богатым] воображением, говорят, что он мыслит неправильно, ему необходимо задуматься и ставить после своего помысла вопросительные знаки. Я был знаком с одной простой женщиной, которая постоянно молилась и просила Христа о том, чтобы увидеть Его здесь, в сей жизни, поскольку — как она говорила — в жизни иной она все равно бы Его не увидела. И действительно, когда она подошла причащаться, Христос явился ей в Святой Чаше в виде Младенца с окровавленными волосами.

Затем видение исчезло и женщина смогла причаститься. После этого события враг начал обрабатывать ее помыслом о том, что она что-то из себя представляет, а затем распалял ее воображение и постоянно устраивал ей свои «кинопросмотры». Как-то, выехав со Святой Афонской Горы в мир, я застал эту несчастную в одном доме и услышал, как она пересказывала свои фантазии собравшимся там мужчинам и женщинам. Мне стоило огромного труда привести ее в чувство. Я задал ей хорошую трепку на глазах у всех, для того чтобы ее прелестное состояние стало явным и она смирилась.

— Геронда, эти видения были ее фантазией?

— Геронда, она что, не рассказывала своему духовнику об этих видениях?

— Знаешь, что происходит в подобных случаях? Сатана обманывает таких людей тем, что они видят. Они не раскидывают своим умом, и им даже в голову не приходит то, что о подобных «видениях» надо рассказать духовнику. Какой же диавол искусник! Страшное дело!

Если человек невнимателен к своему воображению, то искуситель может ввергнуть его в прелесть, использовав даже какое-нибудь самое простое, естественное событие. Когда я жил в монастыре Стомион, то, читая зимой вечерню, растапливал печь. Женщины, которые иногда приходили в монастырь из города, стали замечать, что во время вечерни от иконы Пресвятой Богородицы в иконостасе раздавался какой-то хруст. Я на этот хруст внимания не обращал, а женщины начали шептаться между собой: «Представляете! Когда монах читает вечерню, от иконы Божией Матери раздается хруст!» Услышав, как они шепчутся, я подумал: «Дай-ка погляжу на икону, от которой слышится хруст». Я не хочу сказать, что не верю в божественные события, — нет, я верю, что Божия Матерь является людям и говорит с ними и те, кто находятся в хорошем духовном состоянии, Ее видят; однако в подобных случаях необходимо внимание.

Читайте также:  Молитва чтобы повезло в учебе

Ну что же, взял я стул, поднялся на него и поглядел, что происходит с иконой. Что же случилось? Доска, на которой была написана икона, была старой, со вставленными в нее с тыльной части шпонками. Когда печь разогревалась как следует, одна шпонка нагревалась, расширялась и производила хруст. Потом я забил в икону гвоздик и она прекратила трещать. После этого я спросил у этих женщин: «Ну что, сейчас слышите какой-нибудь хруст?» — «Нет», — ответили они мне. «Ну вот, — говорю, — не надо придавать значениям подобным вещам». Необходимо быть внимательным, потому что если потихоньку в человеке разовьется воображение, то вся его жизнь становится ни на что не годной.

— Геронда, а каким образом можно понять: от Бога или от диавола было какое-то [сверхъестественное] событие?

— Это видно. Если событие не от Бога, то диавол приносит человеку гордые помыслы. А кроме этого, видения диавола — топорной работы: он доходит даже до богохульства. Однажды ко мне в каливу пришел человек, находившийся в прелести и имевший в себе нечистого духа. Я поговорил с ним, и это пошло ему на пользу. И знаете, что он мне после этого сказал? «Такие, — говорит, — премудрые вещи я слышу впервые! Я даже в Евангелии такого не читал!» То есть он все равно что говорил мне: «То, что ты сказал, было лучше того, что сказал Христос».

Источник статьи: http://3rm.info/publications/15427-vnimanie-k-voobrazheniyu-starec-paisij-svyatogorec.html

Молитвослов и воображение

Иаков К

Вы знаете, у меня такой вопрос: я на азбуке читал, что на молитве должно остерегаться игры воображения и представлять тех, кому молишься. еще слышал, что ум на молитве должен оставаться безвидным. Но при чтении молитвослова, там же много слов. Неужели нельзя представлять то, о чем читаешь? Спрашивал я у одной бабушки, можно ли так, а она говорила, что так в прелесть впадешь. Можете разьяснить этот вопрос, пожалуйста.

При просмотре роликов на ютуб с блогерами которых смотрит молодое поколение таргетинговая реклама выдаёт разноцветных мальчиков в юбках.
Они переделывают ментальность! Они сжирают детей как Кронос! Страну просто потеряют!
Если бы дело было только во мне, меня бы эти терзания уже 1000 раз оставили.

Я так понял из постов о. Андрея, что во вторник он собрался явиться на судебное заседание, но сегодня он сообщил, что у него поднялось давление. Здоровья о. Андрею хочется пожелать. У меня же возник следующий вопрос: что будет, если его лишат сана? Ведь может случиться так, что многие люди, которых он привёл в Церковь, могут не сколько уйти, но перестать доверять священноначалию РПЦ. Меня это беспокоит, так как я, при всём обилии неоднозначной информации, очень люблю Русскую Церковь и она для меня тесно связана с преподобным Сергием Радонежским, которого я почитаю от всего сердца. Не будет ли большего раскола в Церковной общественности в случае снятия сана с отца Андрея, если сравнивать с лишением сана бывшего схиигумена Сергия Романова? Или это просто мои беспочвенные домыслы?

Спасибо вам большое и простите за беспокойство.

p.s. Кстати, этот фильм, который озвучивает митрополит Иларион (Алфеев) (которого протодиакон Андрей Кураев конечно же не обошёл острым словцом) про преподобного Сергия Радонежского был также одной из причин моего возвращения в Православие. Удивительно красивый и одухотворяющий фильм:

протодиакон Сергий Шалберов

Да, дорогой Иаков, все правильно — Святые Отцы в своих трудах постоянно предостерегают о буйстве воображения в молитве. Например, преподобный Григорий Синаит, так предупреждает новоначальных: “Никак не прими, если увидишь что-либо, чувственными очами или умом, вне или внутри тебя, будет ли то образ Христа, или Ангела, или какого Святого, или если представится тебе свет. Будь внимателен и осторожен! Не позволь себе доверить чему-либо, не вырази сочувствия и согласия, не вверься поспешно явлению, хотя бы оно было истинное и благое; пребывай хладным к нему и чуждым, постоянно сохраняя ум твой безвидным, не составляющим из себя никакого изображения и не запечатленным никаким изображением. Увидевший что-либо в мысли или чувственно, хотя бы то было и от Бога, и принимающий поспешно, удобно впадает в прелесть, по крайней мере обнаруживает свою наклонность и способность к прелести, как принимающий явления скоро и легкомысленно. Новоначальный должен обращать все внимание на одно сердечное действие, одно это действие признавать непрелестным, – прочего же не принимать до времени вступления в бесстрастие.” В неограниченных фантазиях можно далеко «уйти» от молитвы, они способны поглотить, привести к тому, что человек может горделиво возомнить о себе.

Читайте также:  Молитва чтобы не болеть спина

Однако молитва не должна становиться формальным бесчувственным действием – это не таинственное магическое заклинание: нужно четко понимать и чувствовать ее детальное содержание. Молитва — это состояние души! К этому и надо стремиться. Святой Тихон Задонский говорит о том, что «Бог не требует от молящегося красоты речи и искусного сложения слов, но душевной теплоты и усердия». Еще Святые Отцы говорят: «Молитва рождается от любви». Или иными словами – «Молитва рождается от слез». Просто надо соблюдать «технику безопасности» и не заниматься самовозбуждением, провоцируя в себе «религиозные переживания», ища видений и чудес, придерживая в узде мечтательность и воображение. Так, например святитель Феофан Затворник пишет: «Фантазия творит совершенно новые образы, хотя из прежнего материала и большею частию по готовым или известным уже образцам. В ней должно различать деятельность хорошую – дельную – и движения беспорядочные – самовольные…». Он же говорит, что можно представлять Христа на кресте во время молитвы. Святые Отцы настаивают на достижении непрестанности молитвы, поэтому подготовку к такому состоянию должно совершать не столько эмоциональным «возгреванием», сколько путем устранения препятствующих причин — то есть глубоким покаянием в страхе Божием: «Итак, приступая к молитвословию утром или вечером, постой немного, или посиди, или походи и потрудись в это время отрезвить мысль, отвлекши ее от всех земных дел и предметов. Затем помысли, кто Тот, к Кому обратишься ты в молитве, и кто ты, имеющий теперь начать молитвенное к Нему обращение, и возбуди в душе соответственное тому настроение самоуничиженного и благоговейным страхом проникнутого предстояния Богу в сердце. В этом все приготовление – благоговейно стать перед Богом, приготовление малое, но не малозначительное. Тут полагается начало молитвы, а доброе начало – половина дела».
Поэтому в практике Восточных Церквей отвергается всякая излишняя чувственность, любая молитвенная экзальтация, мешающая сугубому сердечному сокрушению в смиренном благоговении пред Господом. Добавлю, что по частному богословскому мнению уважаемого профессора А.И Осипова эмоциональное самовозбуждение в молитве намеренно культивируется в Западной Церкви, приводя к состоянию духовной прелести. Все же думаю, что следует учитывать индивидуальные различия человеческого психотипа. У одного от рождения превалирует чувственное восприятие, которое нужно как-то «притормаживать», другой живет холодными законами логической рациональности — эмоциональный разогрев такому просто необходим. Ну а если вдруг возникает у человека «молитвенный перегрев», приводящий к психопатической экзальтации (как, например, у западной святой Терезы Авильской, воображавшей плотское совединение со Христом . ) — это лишь свидетельствует о нарушении «техники безопасности».

В практике духовничества воображение как таковое не считалось чем-то душевредным, работа с образом, фантазией широко использовалась — вредным считалось лишь его неправильное использование. Прп. Иоанн Дамаскин в своём труде «Точное изложение православной веры» пишет: «Как мы знаем, вследствие чувственного восприятия в душе образуется впечатление, называемое представлением…». Поэтому само воображение опасно считать душевредной силой, как и всякую способность души. Важно научиться его использовать «в мирных целях».
Как же человеку рациональному, живущему в ограниченном и приземленном мире, выразить без зашкаливающих эмоций непередаваемое желание общения человека с Богом, устремленное за горизонт? Общий закон христианства гласит: «только чистые сердцем. Бога узрят» (Мф. 5, 8). А чистота достигается подвигом, практическим приобщением к свидетельствам о святости и чистоте, к наивной сердечной вере: «Будьте, как дети» (Мф.18:3) — вот, к чему надо стремиться в молитве. Бог открывается в сердце, и там познает Его человек. Апостол Павел пишет, что в сердце совершается и просвещение от Бога: «. озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа» (2Кор.4:6). Таким образом, именно сердце, а не разум принимает молитвенное откровение познания Бога. А в молитвенных изъянах главную роль играет рассудок, в котором роятся безудержные фантазии. И, как правило, молитва тех, кто принимает Бога лишь через рациональное сознание, имеет то несовершенство, которое способствуют уклонению во всевозможное самолюбование или внешнее ритуальное обрядоверие. Поэтому разум нужно всегда опирать на чистое и любящее Бога сердце, не позволяя фантазиям входить в него, как бы скользя мыслью — не думая, но вдумываясь — и как только искушающая мечтательность будет «вскипать», тотчас остужать ее.

Источник статьи: http://azbyka.ru/forum/threads/molitvoslov-i-voobrazhenie.24343/