Меню

Явление калужской иконы божией матери

КАЛУЖСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ

Калужская икона Божией Матери

Калужская икона Божией Матери

Явление Калужской иконы Божией Матери произошло в 1748 году в селе Тинькове, рядом с Калугой, в доме помещика Василия Кондратьевича Хитрово. Две служанки Хитрово перебирали на чердаке его дома старые вещи. Одна из них, Евдокия, отличавшаяся несдержанным нравом, позволила себе непристойные речи. Подруга стала увещевать ее, и во время пререканий случайно обнаружила среди вещей большой сверток сурового холста. Развернув его, девушка увидела изображение женщины в темном одеянии с книгой в руках. Приняв изображение за портрет монахини и желая образумить Евдокию, она пригрозила ей гневом игумении. Евдокия же дерзко сказала: «Вот как я боюсь твоей игумении» и поддавшись раздражению, плюнула на Лик. Тот час же с нею случился припадок, и она упала без чувств. Испуганная подруга рассказала о случившемся в доме. В следующую ночь родителям Евдокии явилась Царица Небесная и открыла им, что над Ней кощунственно смеялась их дочь, и повелела им совершить молебен перед поруганной иконой, а больную окропить освященной на молебне водой. После молебна Евдокия выздоровела, и Хитрово взял чудотворную икону в свой дом, где от нее обильно источались исцеления прибегающим к ней с верой. В последствии икону перенесли в приходской храм, в честь Рождества Пресвятой Богородицы в Калужке (сейчас п. Ждамирово г. Калуги). Там произошли чудесные исцеления от болезней, в том числе спасение Калуги от моровой язвы в 1771 году, после того как архимандрит Лаврентий, в монашестве Никодим, принес туда икону.

В 1812 году Калужская икона была перенесена для безопасности в город Ефремов Тульской губернии. Пленные французы признавались, что видели ее в Калуге и под Малоярославцем, когда они терпели поражение, стоящей на воздухе и окруженной светоносными мужами. Окруженной небесными силами, стоящей на воздухе, ее видела крестьянка графа Разумовского Параскева Алексеева. Об этом событии сообщили императору Александру I. По его повелению и благословению Св. Синода установлено празднество в честь этой иконы.

После упоминавшегося чудесного прекращения чумы было установлено празднование 2 сентября. Второе празднество совершается 12 октября, в память спасения Калуги от нашествия французов 1812 году. В 1898 году было установлено празднование 18 июля в благодарность Божией Матери за охранение от холеры. Празднование совершается так же и в 1-е воскресение Петрова поста.

Калужская икона Божией Матери

С 1918 года чудотворная Калужская икона Божией Матери находилась в г. Калуге в музее. В послевоенные годы икона была возвращена Церкви и ныне находится в Георгиевском кафедральном соборе.

Молитвословия

Засту́пнице от вра́г иноплеме́нных необори́мая Калу́жския земли́/ и Изба́вительнице от смертоно́сныя я́звы, Ми́лостивая:/ изба́ви рабы́ Твоя́ от вся́ких бе́д и боле́зней,/ с ве́рою и любо́вию прибега́ющия к чудотво́рней ико́не Твое́й,// и спаси́ ду́ши на́ша.

Не и́мамы пе́сней, ниже́ слове́с,/ ка́ко досто́йно восхваля́ти Тя́, Ма́ти Христа́ Бо́га на́шего,/ явле́ния ра́ди чудотво́рныя ико́ны Твоея́ земли́ Калу́жстей,/ то́кмо мо́жем вопи́ти Тебе́:/ не отврати́ ми́лости Твоея́ от на́с,// и низпосли́ ю́ все́м притека́ющим к цельбоно́сней ико́не Твое́й.

Величáем тя́, Богоро́дице Де́во,/ и почита́ем чудотво́рную ико́ну Твою́,/ е́юже благоволи́ла еси́ спасти́ зе́млю Калу́жскую// от наше́ствий вра́жиих и всегуби́тельных боле́зней.

Источник статьи: http://drevo-info.ru/articles/3930.html

Раскрытая тайна Калужской Богородицы

Рис. 1.
а). Иллюстрация оригинала Чудотворной иконы Калужской Божьей Матери из книги «Богоматерь»(1);
б). Реконструкция Чудотворной иконы Калужской Божьей Матери с подлинной иллюстрации. Художник: Е.М. Муханова. Гризайль акварель, линер, 54х69,8 см. 2011 год. © Фонд художественной галереи Некоммерческого партнерства «Калужский областной ис-следовательский и культурно-просветительский центр «ГАРАЛЬ» (2).

Рис.2. Современный вид изображения иконы Калужской Божьей Матери:
а) конца XIX века; б) конца XX века (3).

Рис. 3. Евдокия Федоровна Лопухина в монашестве – Елена (4).

Реферат доклада Игоря Горолевича на ХIII областной
научно-практической конференции «Краеведение в сфере культуры и искусства». 15-16 мая 2013 года. Калуга.

Горолевич Игорь Евгеньевич,
Директор Некоммерческого партнерства «Калужский областной исследовательский и культурно-просветительский центр «ГАРАЛЬ»,
Член-корреспондент Петровской академии наук и искусств (СПб),
Действительный член Русского Географического Общества

Икона Чудотворного образа Калужской Божьей Матери, как источник изучения истории и культуры Калужского края

Оригинал Чудотворной иконы Калужской Божьей Матери находился на месте своего явления, в селе Калужке, что в семи верстах от Калуги. Список с этой иконы был помещен в Кафедральном соборе города Калуги.

История иконы этого Чудотворного образа принадлежит к числу замечательнейших и одним из самых таинственных среди чудотворных описаний дел Богоматери на земле. Икона Богоматери Калужской представляла собой натянутое на раме полотно размерами: в вышину – 1 аршин 12 вершков и в ширину — 1 аршин 6 вершков, с изображением женщины в монашеском одеянии игуменьи, покрытое, кроме лица и кистей рук, серебряной позолоченной ризой с драгоценными камнями: изумруды, рубины и сапфиры. Кроме бесценного духовного и религиозного значения, икона представляет большую историческую, культурную, социальную, земляческую, национальную и ювелирную ценность.

Если духовная и религиозная сторона иконы Калужской Божьей Матери находит до настоящего времени множество подтверждений проявления Ее чудотворной силы и требует только проведения исследований на предмет выявления в них духовной составляющей с последующим дополнением к описанию Чудотворного образа нового списка чудес, свершенных Богородицей за последние полтора века. То к культурно-исторической и общественной стороне Калужской Святыни общество испытывало постоянный интерес, колеблющийся в зависимости от степени духовности и социальной активности общественного сознания населения, в основном, Калужской земли. Удовлетворение этого интереса является мощным стимулом для проявления национального самосознания калужан, укрепления их земляческих чувств и самоидентификации населения Калужской области, как субъекта Российской Федерации.

Рассмотрим изначальные описание явления Чудотворной иконы Калужской Божьей Матери и ее изображение (см. Рис.1), взятые из книги «Богоматерь» 30-х годов XIX века (1).

Первое, что бросается в глаза, глядя на подлинное изображение чудотворного Образа, это очень дорогая вызолоченная серебряная риза с драгоценными камнями, покрывающая всю поверхность иконы, за исключением лица и кистей рук, изображенной на полотне женщины в монашеском одеянии. Риза, как бы переодевая инокиню (по мнению девушки — игуменью) в одеяние Богородицы и увенчивая ее голову короной, по форме напоминающую корону Российской Империи Петровской эпохи, создает эффект таинственности и стремления разгадать имя того исторического лица, в чьем образе явилась Миру в 1748 году Калужская Божья Матерь. Примечательно, что с конца XVIII императорская корона, как обязательный элемент, по неизвестным причинам исчезла с изображения иконы Калужской Божьей Матери (см. Рис.2), и сохранялась только на ее оригинале, бесследно пропавшем в разгар классовой борьбы в 1918 году.

Вместе с изображением иконы, первоначальное описание явления Чудотворного образа подвергалось неоднократным ревизиям. В результате, не смотря на религиозную выверенность текста, была утрачена его историческая ценность для исследователей.

Приведем забытое первоначальное описание явления Чудотворной иконы Калужской Божьей Матери, взятое из книги «Богоматерь».

«Чудотворная икона Калужской Божией Матери находится на месте явления своего, в селении Калужке, Калужской губернии. Явилась она в 1748 году, в царствование императрицы Елизаветы Петровны, в имении боярина Василия Кондратьевича Хитрова, в с. Тинькове, в семи верстах от Калуги. Две дворовые девушки разбирали на чердаке барского дома старые вещи. Одна из них, по имени Евдокия, отличавшаяся дерзким и легкомысленным характером, вела себя при этом непристойно и говорила неприличные речи, не обращая никакого внимания на замечания своей подруги. Среди разного хлама последняя нашла сверток полотна.

Развернув его, она увидела ясное, отчетливое изображение Женщины в темном одеянии, подобном монашескому, с благоговейным лицом читающей книгу. Служанка подумала, что на этом полотне изображена игуменья, и указала на это своей несдержанной подруге. Легкомысленная Евдокия дерзко плюнула на изображение и сказала: «Вот как я боюсь твоей игуменьи». Но едва только она вымолвила это, как тотчас же была поражена невидимою силою: она упала без чувств, руки и ноги ее стали корчиться в страшных судорогах, на губах выступила пена, и она лишилась зрения и языка. Ее подруга доложила обо всем своему господину. По приказанию бесчувственную Евдокию сняли с чердака, перенесли в комнату и положили под святыми иконами в ожидании ее смерти.

В ту же ночь опечаленным родителям Евдокии во сне явилась Богоматерь и сказала:
— Ваша дочь своим дерзким поступком в лице изображенной на полотне Женщины оскорбила не инокиню, а Меня, ибо изображение, ею поруганное, есть Мой образ, через который по воле Сына Моего и Бога Я буду ходатайствовать за город ваш. Утром объявите об этом священникам и вместе с ними после молитвы пред поруганной иконой Моей окропите расслабленную св. водою, и дочь ваша получит исцеление.
Действительно, когда больную Евдокию окропили св. водою, она исцелилась. Икона после этого была взята с чердака, вставлена в раму и поставлена на подобающем месте в доме боярина» (1) .

Для сравнения приведем современное описание явления чудотворной иконы Калужской Божьей Матери.

«Икона Божьей Матери Калужской была обретена в 1748 году в Тиньково в 7 верстах от Калуги, в доме Василия Кондратьевича Хитрово. Две служанки разбирали на чердаке дома старые вещи. Одна из девушек, Евдокия, во время работы ругалась бранными словами. Вдруг они обнаружили холст с изображением монахини, читающей книгу. Вторая девушка, пытаясь усовестить разбушевавшуюся Евдокию, пригрозила ей гневом «Игуменьи», изображенной на холсте. Но Евдокия, плюнув на изображение, произнесла: «Токо боюсь, тако чествую игуменью твою». Тотчас несчастная лишилась дара речи и зрения. Еле живую ее уложили в постель, не надеясь на выздоровление.

Но милосердная царица Небесная изволила явиться во сне родителям грешной Евдокии, сказав: «Не инокиню обидела дочь ваша, но Владычицу и Богородицу, на плате парусиновом изображенную, которая предопределена ходатайствовать у Сына Своего за град сей и люди».
Утром пред Чудотворной иконой был отслужен молебен, и Евдокия выздоровела, переменившись в делах своих и помыслах. А икона стала обильно являть чудеса, покровительствуя калужанам» (3).

При сравнении предложенных описаний явления Чудотворной иконы Калужской Божьей Матери, следует, что последнее, при сохранении общей сюжетной линии, претерпело значительные смысловые изменения, искажающие историческую привлекательность самого текста. Эти расхождения малозаметны для неподготовленного читателя и представляют определенный интерес только для историков и специалистов в области религии.

Читая изначальное описание иконы Калужской Богородицы, неизбежно приходишь к мысли о существовании в нем некоего элементарного набора мистических символов, окружающих нашу жизнь и, как бы наталкивающих нас на раскрытие какой-то тайны, зашифрованной в нем до определенного времени …

Такой тайной могло быть имя исторического лица, в чьем образе явилась Калужская Божья Матерь. Но какую информацию об этом историческом лице дает нам само описание явления Ее образа?

Это женщина, вероятно, уроженка Калужской провинции («…на месте явления своего, в селении Калужке, Калужской губернии»), состояла в родстве с «боярином Василием Кондратьевичем Хитрово», занимала высокопоставленное положение, но во времена Петра I была пострижена в монахини и занимала привилегированное положение инокини («…сверток полотна…с … ясным, отчетливым изображением Женщины в темном одеянии, подобном монашескому, с благоговейным лицом читающей книгу. Служанка подумала, что на этом полотне изображена игуменья…»). «Императорская» корона свидетельствует о том, что женщина, после провозглашения России в 1721 году Империей, имела определенное отношение к Дому Романовых.

Логическая цепь выстраивается сама собой: эпоха Петра I – боярин В.К. Хитрово – женщина, вероятно, уроженка Калужской провинции (Калужская губерния учреждена 24 августа 1776 года — прим. автора И.Г.), стоявшая на вершине власти (увенчана короной) стала игуменьей и ушла из жизни в почете…

Женщиной, удовлетворяющей всем указанным параметрам, могла быть, с большой долею вероятности, Прасковья Илларионовна (в замужестве за Петром I — Евдокия Федоровна) Лопухина, в монашестве – Елена (см. Рис.3), закончившая свой жизненный путь в Вознесенском монастыре Кремля в 1731 году в статусе бабушки императора Петра II Алексеевича. После преждевременной смерти внука, ее рассматривали в качестве законного кандидата на престол Российской Империи, но она отказалась от этой чести.

Единственное, что не вписывается в логическую цепь – это не объяснимая конкретика даты «1748 год» явления Чудотворного образа «…в царствование императрицы Елизаветы Петровны», происшедшего через 17 лет после кончины Евдокии Лопухиной. Не эта ли цифра «17», вытекающая из даты другого трагического события времен царствования Петра I и затрагивающая интересы Евдокии Лопухиной, является «ключом» (или кодом) к разгадке тайны Калужской Божьей Матери?

Наиболее вероятной гипотезой для разгадки этого кода может быть дата продуманного политического убийства в 1718 году Петром I своего сына, последнего русского царевича Алексея Петровича, имевшего 87,5% «калужской крови» (5) и ставшего невинной жертвой дворцовых интриг и следствием невыносимых для народа реформ. Простое сложение цифр года его смерти (1+7+1+8 = 17), надо полагать, и обосновывает те 17 лет, которые нужно было выждать после смерти последней русской царицы Евдокии Лопухиной до факта явления Чудотворной иконы Калужской Божьей Матери.

Дополнительным аргументом подтверждения рассматриваемой гипотезы служит то, что, время года явления Чудотворного образа приходится на конец июня – начало июля, то есть тогда, когда посевная пора прошла, а сенокос еще не наступил. Именно в это время «две дворовые девушки разбирали на чердаке барского дома старые вещи…». В то же время года, только 30-ю годами ранее, в Петропавловской крепости 26 июня (7 июля по старому стилю) 1718 года по приказу царя был тайно убит царевич Алексей. На следующий день после смерти сына Петр торжественно отпраздновал очередную годовщину Полтавской битвы.

Вместе с тем «необъяснимая дата» 1748 года явления «полотна… с отчетливым изображением Женщины в темном одеянии, подобном монашескому» могла быть заранее спланированной акцией в честь 50-летия пострижения в 1698 году Евдокии Лопухиной под именем Елены. Примечательно, что с новым именем Евдокия Лопухина прожила 33 года, столько же, сколько и Сын Божий Иисус Христос.

Логическая цепь замкнулась… Женщина, в образе которой явилась Божья Матерь Калужская, наиболее вероятно, была уроженка Калужской земли царица Евдокия Лопухина, а сам факт явления Чудотворной иконы в 1748 году был приурочен 50-летию ее пострижения в монахини в 1698 году под именем Елены и (или) 30-летию памяти и скорби о невинно убиенном последнем русском царевиче Алексее Петровиче. Но эта гипотеза, без исследования утерянного оригинала «полотна» иконы Калужской Богоматери останется только «рабочей» версией в истории Калужской земли и России.

Подтверждением выдвинутой гипотезы может служить сохранившаяся до нашего времени с давних времен легенда, бытовавшая в старинном русском городе Мещовске Калужской области о том, что в Георгиевском соборе города Калуги была икона Калужской Божьей Матери. Этот образ необычен, он не похож на традиционное изображение Богоматери. На Калужской иконе изображена молодая женщина в монашеском одеянии с книгой в руках. По легенде это вовсе не икона, а портрет или, как его тогда называли «Парсуна» первой жены императора Петра I Евдокии Федоровны Лопухиной….

Многие ревнители старины на Руси, в числе которых были и мещовские купцы, считали Петра I воплощением антихриста и переживали за свою землячку царицу Евдокию. По преданию именно они заказали ее портрет. Долго берегли его как святыню. Однако вскоре правительству стало известно о крамольном портрете, и его стала искать Тайная канцелярия. Владельцы вынуждены были прятать свое сокровище, передавая из рук в руки, храня в тайных убежищах. Случайно (возможно, и преднамеренно — прим. автора И.Г.) портрет был обнаружен в тайнике, а малообразованные люди, нашедшие его, приняли изображение Евдокии за икону.

Свое мнение в отношении иконы Калужской Божьей Матери высказал известный калужский краевед, заместитель директора по научной работе Калужского областного художественного музея, член Союза художников России Василий Григорьевич Пуцко: Главными святынями старой Калуги служили две чудотворные иконы Богоматери. Образ Казанской Богоматери, являвшийся списком Чудотворной иконы Вязниковской, известен с 1627 года. Другая икона своей известностью далеко превзошла предыдущую. Речь идет об иконе Калужской Богоматери, бывшей первоначально собственностью В.К. Хитрово и обнаруженной в его доме в с. Тинькове, где она прославилась чудесами в 1748 году.
…иконографический образ Богоматери Калужской необычен для византийской традиции и скорее восходит к западной гравюре: Дева Мария представлена с книгой в руке в молитвенном положении» (6).

Единственное, что может вызывать сомнение в доводах В.Г. Пуцко, это утверждение, что икона Калужской Богоматери была «первоначально собственностью В.К. Хитрово». Скорее, образ Богоматери был передан ему на «ответственное хранение» «ревнителями старины». В противном случае, боярину В.К. Хитрово не было причины прятать длительное время дорогостоящий «сверток полотна» в тайнике на чердаке «среди разного хлама».

Далее, в первоначальном описании явления Чудотворной иконы Калужской Божьей Матери, перечисляются первые чудеса, свершенные Богородицей:

«Чудотворная сила новоявленной иконы скоро проявилась в новом чудесном исцелении. В боярском доме был служитель Прохор, который страдал долговременной глухотой. Он троекратно видел во сне Божию матерь, которая повелела ему молиться перед Ее иконою об исцелении своего недуга. Прохор исполнил это повеление. После усердной молитвы он от усталости заснул крепким сном, который продолжался непрерывно двое суток. Во время сна из его ушей вытекло много гноя, и он, пробудившись от сна, почувствовал себя совершенно здоровым.

Вскоре после явления чудотворной иконы тяжко разболелась единственная дочь боярина Евдокия. Во сне больной явилась икона Богоматери, от которой исходил голос, повелевающий ей молиться перед этою иконой для получения исцеления. Больная рассказала о своем сне. Родители вместе с нею обратились с горячими мольбами к Богоматери пред Ее чудотворной иконою, и больная выздоровела.
После всего этого боярин уже не решался оставлять у себя в доме св. икону, но с подобающей честью перенес ее в приходской храм во имя Рождества Богородицы в селе Калужке, где она обретается и до настоящего времени, непрерывно прославляемая здесь многими чудесами.

Один житель Калуги, по фамилии Петелин, лежавший много лет в совершенном расслаблении, узнав о чудотворениях от Калужской иконы, просил принести его на одре в упомянутый храм Богоматери. Во время молебна больной стал креститься, потом сел, и, наконец, стал на ноги. Через несколько времени он совершенно выздоровел и в благодарность за чудесное исцеление украсил икону серебряным окладом.

В 1771 году Богоматерь через Свою св. икону проявила благодатную силу в спасении целого города Калуги от моровой язвы. Устрашенные эпидемией жители Калуги попросили архимандрита Лаврентьева монастыря Никодима принести из села Калужки чудотворную икону Божией Матери и в крестном ходе обойти с нею улицы города. Просьба их была исполнена, и губительная язва заступлением Богоматери прекратилась. В воспоминание этого чудесного избавления и установлено празднование Калужской иконе 2 сентября. В этот день ежегодно устраивается крестный ход по городу с иконой Калужской Богоматери.

В 1812 году, во время нашествия французов, Калужская икона была перенесена для большей её безопасности в город Ефремов, Тульской губ. Видевшие ее здесь пленные французы признавались, что в Калуге и под Малоярославцем они неоднократно видели эту икону стоящею на воздухе и окруженную светоносными мужами в то самое время, как терпели поражение от русских войск.

Видеть эту икону на воздухе окруженною небесными силами удостоилась также кре-стьянка графа Разумовского Параскева Алексеева. Об этих видениях было доложено им-ператору Александру I (1801-1825). По его повелению и по благословению Св. Синода было установлено совершать ежегодно 12 октября празднество чудотворной Калужской иконе с крестным ходом вокруг города в память избавления города Калуги от нашествия французов» (1).

По мнению известного искусствоведа И.К. Языковой: «Икона является своего рода окном в духовный мир. Отсюда ее особый язык, где каждый знак-символ, обозначающий нечто большее, чем он сам. При помощи знаковой системы икона передает информацию так же, как письменный или печатный текст передает информацию, используя алфавит, который тоже не что иное, как система условных знаков» (7).

Иконописные традиции в России глубоко символичны и как показывает практика, не препятствуют изображению Богородиц с разными лицами, главное, что бы каждый элемент, изображенный на иконе, нес свою смысловую нагрузку. Из этого следует, что сам факт явления Божьей Матери может проявляться в разных, угодных Богу, местах и женских образах.

О чем же может нам поведать подлинное описание Чудотворного образа?

Попробуем снять с описания ореол мистики и предложить версию раскрытия тайны, зашифрованной в тексте (8).

1. «Чудотворная икона Калужской Божией Матери находится на месте явления, в сельце Калужке, Калужской губернии. Явилась она в 1748 году в царствование императрицы Елизаветы Петровны, в имении боярина Василия Кондратьевича Хитрова, в с. Тинькове, в семи верстах от Калуги. » (1).

Род Хитрово, как и роды Ягужинских и Голицыных, в начале XVIII века имел тесные связи с родом Лопухиных, и имели свои поместья, в непосредственной близости от «…имения боярина Василия Кондратьевича Хитрова…». Надо полагать, что после кончины Евдокии Лопухиной (в монашестве – Елены), возможно, по их решению, «крамольный портрет» должен был надежно спрятан до 1748 года и вновь предстать свету в связи с 50-летием носильного пострижения царицы в монахини в 1698 году и (или) в честь 30-летия памяти о политическом убийстве последнего русского царевича Алексея Петровича.

В этой связи явление Чудотворной иконы Калужской Божьей Матери «задумывалось» как символ заступничества славянофилов перед западниками, «русской старины» от европейской экспансии и колонизации.

«Калужской» икона могла стать не только по названию места своего явления, но и потому, что это был «семейный конфликт» западников и славянофилов, представители которого были тесно связаны с Калужской землей: Петр I имел 75% «калужской крови», а Евдокия Лопухина и царевич Алексей Петрович соответственно 100% и 87,5% «калужской крови» (5).

2. «Две дворовые девушки разбирали на чердаке барского дома старые вещи. Одна из них, по имени Евдокия, отличавшаяся дерзким и легкомысленным характером, вела себя при этом непристойно и говорила непристойные речи, не обращая никакого внимания на замечания своей подруги» (1).

Очевидно, что в этих словах основной акцент делается на выделении наиболее «дерзкой» девушки – «Евдокии», имевшей такое же имя, как и царица Евдокия Федоровна Лопухина. Эта девушка обращает наше внимание назад, в прошлое. Здесь: «барин» олицетворяет полновластного правителя; «чердак …дома» — верховную власть; «старые вещи» недалекое прошлое — от 20 до 50 лет. Упоминание в начале текста о времени «царствования императрицы Елизаветы Петровны» дает указание на события, имевшие место в «Петровские времена», до провозглашения России в 1721 году Империей. Вторая «порядочная» и «нравственная» девушка без имени (!) исполняет роль свидетеля события, к которому мы должны испытывать безграничное доверие.

Из этого текста вытекает то, что «на чердаке барского дома старые вещи» длительное время не разбирались, от чего на них лежала многолетняя пыль. Захламленность и грязь чердака вызывала раздражение девушки «по имени Евдокия, отличавшейся дерзким и легкомысленным характером», которая «вела себя при этом непристойно и говорила непристойные речи». При этом возникают вопросы: «Почему разбор вещей на чердаке произошел именно в 1748 году?» и «Почему дерзкую девушку звали Евдокия, по имени, данному дочери окольничего Федора (Иллариона) Абрамовича Лопухина после ее обручения с царем Петром I в 1689 году? Может в этом была скрыта причина ее «дерзкого и легкомысленного характера»? Следует помнить, что в старину имена давались по святцам, а не по какой-то прихоти или моде, и смена имени Прасковья на Евдокию, для молодой царицы было достаточно сильным насилием над ее личностью.

В целом создается не объяснимое наукой ощущение, будто «дух царицы» в лице своей тезки, дерзкой девушки Евдокии, явился в установленный год «на чердак барского дома» с единственной целью – в «старых вещах» по указанию боярина найти при свидетеле известный им предмет…

3. «Среди разного хлама последняя нашла сверток полотна» (1), то есть девушка, обладающая полным доверием, в куче ненужных вещей находит не доску, не холст, а «сверток полотна» достаточно внушительного размера: в длину – 1 аршин 12 вершков и в ширину – 1 аршин 6 вершков, что приблизительно соответствует 125 см х 98 см.

Следует отметить, что из описания не следует, что в задачу двух девушек входило освобождение чердака от «разного хлама», а найти «среди разного хлама» некий предмет, как выяснилось – «сверток полотна»…

4. «Развернув его, она увидела ясное, отчетливое изображение Женщины в темном одеянии, подобном монашескому, с благоговейным лицом читающей книгу» (1), то есть девушка, вызывающая у нас доверие, не увидела ни нимба, окружающего голову Женщины, ни увенчивающую ее императорскую корону (корона символизирует Царство, Богоматерь – Царица Небесная, и Ее царское достоинство основано исключительно на Материнстве, на том, что Она стала Матерью Спасителя и Господа нашего Иисуса Христа – прим. автора И.Г.), ни характерных одежд Богоматери – синее платье (туника) с красным (вишневым) платком (мафорием) с тремя золотыми звездами в знак ее непорочности и каймой в знак ее прославления.

Надо полагать, что этих атрибутов Божьей Матери, тем более «нарядного» пестрого одеяния, как на современной иконе (3), на Женщине в изначальном описании Чудотворной иконы не было. Это подтверждает изображение на полотне монашки с книгой (4). Руки несут информацию о личности человека, являются главным элементом жестового языка в иконе, они передают своего рода духовный импульс – благословляющий жест. Несомненно, большое значение имеет предмет в руках изображенного святого как знак его служения или прославления, в данном случае – книга, предположительно, Евангелия.

Но какой знак служения или прославления дает нам читающая книгу Женщина? Возможно, она объясняет предназначение города Калуги как центра «знания» — духовности, науки и культуры.

Здесь следует отметить, что, учитывая степень религиозности населения России середины XVIII века, а также значительную духовную и материальную ценность иконы такого размера, невозможно было бы представить в то время нахождение этой реликвии продолжительное время «среди разного хлама»…

5. «Служанка подумала, что на этом полотне изображена игуменья, и указала на это своей несдержанной подруге» (1). То есть девушка, вызывающая у нас доверие (!), по каким-то отличительным признакам установила, что «на этом полотне изображена игуменья». Достаточно взглянуть на оригинал Чудотворной иконы Калужской Божьей Матери (1) и на портрет монахини Евдокии Лопухиной (4), чтобы полностью исключить возможность ошибочного предположения….

Следует сказать, что девушка, вызывающая у нас доверие (!), не «пригрозила … гневом «игуменьи» (3), своей подруге, как трактуется в современном описании, а только «указала … своей несдержанной подруге» на то, что на полотне «изображена игуменья».

6. «Легкомысленная Евдокия дерзко плюнула на изображение и сказала: «Вот как я боюсь твоей игуменьи» (1).

Что здесь кроется? Почему никем и ничем не спровоцированная Евдокия совершила столь мерзкий и неестественный поступок, словно специально акцентируя на нем наше внимание? Не это ли действие девушки может приоткрыть завесу тайны? Так или иначе, но именно в этот момент начинается отсчет времени явления иконы Калужской Божьей Матери.

В те времена подобное надругательство над иконой или игуменьей неизбежно приводило к наказанию, и «легкомысленная Евдокия» не могла не знать о последствиях для простой крепостной девушки.

Но если это не могла сделать простая богобоязненная и «забитая» «дворовая девка» Евдокия, то это могла сделать … насильно постриженная и сосланная в монастырь, гордая и не сломленная душа царицы Евдокии (!), жены Петра I, которая до своей смерти не хотела примириться со своей участью монахини. Вероятно, совершая этот циничный поступок, душа царицы, в лице «легкомысленной Евдокии», хотела всенародно выказать протест своей насильственно уготованной судьбе, отречься от навязанных ей новых имен «Евдокия» и «Елена», данных ей перед венчанием с Петром и после пострижения в монахини, и возвратить себе прежнее имя, данное при крещении – «Прасковья». Не в этом ли кроется причина «дерзости и легкомыслия Евдокии»?

7. «Но едва только она вымолвила это, как тотчас же была поражена невидимою силою: она упала без чувств, руки и ноги ее стали корчиться в страшных судорогах, на губах выступила пена, и она лишилась зрения и языка. Ее подруга доложила обо всем своему господину. По его приказанию бесчувственную Евдокию сняли с чердака, перенесли в комнату и положили под святыми иконами в ожидании ее смерти» (1).

Здесь, как бы, дается намек на последние отношения Петра I и Евдокии, когда она справедливо возмутилась всеобщей огласке отношений своего мужа Петра с Анной Монс. Ее постиг гнев Мужа или, как сказано в описании, «господина», вероятно по «докладу подруги» или уговорам новой фаворитки царя, по «приказанию» которого ее «сняли с чердака, перенесли в комнату и положили под святыми иконами в ожидании ее смерти», то есть развенчали, отстранили от власти мать наследника престола царевича Алексея Петровича и насильно пожизненно заточили в келье монастыря «под святыми иконами». В изначальном описании, ни о каких гуманистических отношениях «господина» и «дворовой девки», как идет речь в новой редакции: «Еле живую ее уложили в постель, не надеясь на выздоровление» (3), указаний нет. Вероятно, авторы новой трактовки событий уже забыли о нравах и социальных отношениях середины XVIII века и прониклись идеями социального равенства.

8. «В ту же ночь опечаленным родителям Евдокии во сне явилась Богоматерь и ска-зала: …» (1).

К сожалению, в первоисточнике не дается пояснений о том, по каким признакам было установлено явление именно Богоматери… Неужели «опечаленные родители Евдокии во сне» смогли бы отличить «ночью» Божью Матерь от царицы Евдокии в монашеском одеянии. «Дворовые девки», даже рассматривая изображение женщины вблизи, не смогли этого увидеть. Более того, родители Евдокии не могут быть свидетелями происшедшего явления друг для друга ввиду того, что сон – дело сугубо индивидуальное. Прослеживается желание достичь усиление эффекта «явления Богоматери» посредством «двойного видения».

9. Главный смысл описания заключается в словах женщины, явившейся во сне родителям Евдокии: «Ваша дочь своим дерзким поступком в лице изображенной на полотне Женщины оскорбила не инокиню, но Меня, ибо изображение, ею поруганное, есть Мой образ, через который по воле Сына Моего и Бога Я буду ходатайствовать за город ваш …» (1).

Современное описание имеет несколько иную трактовку: «Не инокиню обидела дочь ваша, но Владычицу и Богородицу, на плате парусиновом изображенную, которая предопределена ходатайствовать у Сына Своего за град сей и люди» (3).

Надо полагать, что корректировка описания Чудотворного образа была вызвана теми обстоятельствами, что в его оригинале, не было однозначного доказательства явления Богородицы. Замена слов «Женщина» и «Меня» на «Владычицу и Богородицу» и «Сына Моего и Бога» на «Сына Своего» полностью изменяют первоначально заложенный, или зашифрованный, смысл.

В оригинале описания Чудотворного образа мы узнаем Богородицу в женщине по факту чудесного исцеления Евдокии, а в современной трактовке «Владычица и Богородица» предстает перед нами сразу, как бы ставя нас перед свершившимся фактом. Чудесное исцеление Евдокии представлено, как обычный случай – «Утром пред Чудотворной иконой был отслужен молебен и Евдокия выздоровела». Если словосочетание «Сын Мой» имеет земное начало, а словосочетание «Сын Свой» — явные признаки божественного, то выражение «Сына Моего и Бога» может трактоваться по разному, в частности, смотря от чьего лица они произносятся (от царицы Евдокии или Богородицы), может быть отнесено к двум разным лицам…

10. «…Утром объявите об этом священникам и вместе с ними после молитвы перед поруганной иконой Моей окропите расслабленную св. водою, и дочь ваша получит исцеление. Действительно, когда больную Евдокию окропили св. водою, она исцелилась. Икона после этого была взята с чердака, вставлена в раму и поставлена на подобающем месте в доме боярина» (1).

Здесь «сверток полотна» с «изображенной игуменьей» в первый раз предстает перед нами в качестве «иконы». Тут может возникнуть вопрос: «Какую «Евдокию окропили св. водою» — дворовую девушку или метущуюся душу опальной царицы?» Возможно, после окропления девушки Евдокии, олицетворяющей опальную царицу, ее душа успокоилась с новым именем и, потеряв власть Земную «была взята с чердака», приобрела власть Небесную «вставлена в раму и поставлена на подобающем месте»…в Российском государстве «в доме боярина».

Следует отметить, что хотя «Евдокия выздоровела», первоисточник не приводит данных о том, что она «переменилась в делах своих и помыслах», как утверждает новая редакция описания.

11. Из оригинала описания чудес иконы Калужской Божьей Матери известно, что после чудотворного выздоровления единственной дочери боярина Евдокии (новое лицо с тем же именем — Евдокия (!) – примечание автора И.Г.), В.К. Хитрово «уже не решался оставлять у себя в доме св. икону, но с подобающей честью перенес ее в приходской храм во имя Рождества Богородицы в селе Калужке…».

С этого времени Чудотворная икона Богородицы, в виде натянутого на рамку полотна с «изображением Женщины в темном одеянии, подобном монашескому, с благоговейным лицом читающей книгу», было «с подобающей честью» помещена в Православном Храме для всеобщего доступа прихожан. Весть о чудодейственной силе иконы Калужской Богоматери быстро разнеслась по Калужской земле и за ее пределами.

12. «Один житель Калуги, по фамилии Петелин, лежавший много лет в совершенном расслаблении, узнав о чудотворениях от Калужской иконы, просил принести его на одре в упомянутый храм Богоматери. Во время молебна больной стал креститься, потом сел, и, наконец, стал на ноги. Через несколько времени он совершенно выздоровел и в благодарность за чудесное исцеление украсил икону серебряным окладом» (1).

Не ставя под сомнение чудотворное выздоровление калужанина Петелина и его искреннее чувство благодарности Богородице за свое исцеление, следует отметить, что, подаренный им для украшения иконы дорогой серебряный оклад, оставив открытыми только лик и руки, полностью изменил изначальное изображение иконы, скрыв под собой «отчетливое изображение Женщины в темном одеянии, подобном монашескому» и сохранив только «благоговейное лицо, читающее книгу».

По дорогой ризе в женщине мы уже однозначно узнаем Богородицу по ее характерному одеянию и сиянию вокруг головы (см. Рис. 1). Особый интерес вызывает изображение императорской короны, времен первой половины XVIII века, увенчивающей голову Богородицы и исчезнувшей с последующих ее списков. Кто мог осмелиться увенчать им-ператорской короной голову «Женщины в темном одеянии, подобном монашескому» и кто такой «неизвестный» калужанин Петелин?

На взгляд беспристрастного исследователя императорская корона могла быть знаком, указывающим на принадлежность Женщины к императорскому Дому Романовых. Если это так, то В.К. Хитрово не мог не знать о «свертке полотна», спрятанного на чердаке его дома, и об изображенной на нем женщине. Сам ли осмелился принять такое решение Василий Кондратьевич Хитрово или на это было соизволение «императрицы Елизаветы Петровны», «в царствование» которой в 1748 году явилась Чудотворная икона Калужской Божьей Матери?

Версию ответа на этот вопрос можно найти из текста самого описания явления Чудотворного образа, имеющего сходство с выпиской из циркуляра того времени: «Явилась она в 1748 году, в царствование императрицы Елизаветы Петровны, в имении боярина Василия Кондратьевича Хитрова, в с. Тинькове, в семи верстах от Калуги» (1). Учитывая то, что во время царствования Елизаветы I механизм Тайной канцелярии работал без сбоев, нахождение в Храме иконы «Женщины в темном одеянии, подобном монашескому», имеющей сходство с «крамольным» портретом Евдокии Лопухиной, не могло не вызвать должного подозрения. Следовательно, идя на уступку славянофилам и ревнителям старины, Елизавета вполне могла, в связи с 50-летием пострижения царицы Евдокии Лопухиной (в монашестве – Елены) санкционировать в 1748 году прекращение преследования «крамольного» портрета и явления Миру «Женщины в темном одеянии, подобном монашескому».

Именно это возможное решение Императрицы стало поводом для задания двум дворовым девушкам разбирать чердак барского дома в поисках спрятанного «свертка полотна».

Другая версия касается фамилии исцеленного калужанина Петелина. Если ее разделить, как ПЕТ-ЕЛИ-н, то, вполне отчетливо просматривается имя Императрицы — «дочь Петра Елизавета» или при перестановке выделенных блоков – ЕЛИзавета ПЕТровна. Отсюда и «дорогой подарок» в виде вызолоченной серебряной ризы с драгоценными камнями, полностью скрывающую, кроме лика и рук, «отчетливое изображение Женщины в темном одеянии, подобном монашескому» и сохранившую только «благоговейное лицо, читающее книгу». По характерному одеянию, кроне и сиянию вокруг головы на ризе в женщине мы однозначно узнаем Богородицу (см. Рис. 1).

Исходя из этих версий, Елизавета приняла, устраивающее всех, оптимальное решение – легализовать, почитаемый славянофилами и ревнителями старины «крамольный портрет» при условии максимального сокрытия изображенного на нем исторического лица под дорогим окладом.

13. Описание дает много примеров Чудотворной силы иконы Калужской Богородицы по защите города Калуги и его жителей от напастей и болезней. Но одно из них требует особого внимания: «Видеть эту икону на воздухе окруженною небесными силами удостоилась также крестьянка графа Разумовского Параскева Алексеева. Об этих видениях было доложено императору Александру I. По его повелению и по благословению Св. Синода было установлено совершать ежегодно 12 октября празднество чудотворной Калужской иконе с крестным ходом вокруг города в память избавления города Калуги от нашествия французов» (1).

Сам этот текст окутан мистикой. Почему крестьянку, которая видела «эту икону на воздухе окруженною небесными силами» упоминают полным именем «Параскева Алексеева», хотя крестьяне в то время, кроме попавших в солдаты, фамилий еще не имели? Почему полное имя девушки состоит из первого имени царицы Евдокии – «Прасковья» (!) и имени царевича Алексея (!) Петровича? Существовала ли вообще крестьянка с именем «Параскевы Алексеевой» с ее видением, ведь она была одна, и у нее не было, как у «дерзкой» Евдокии, подруги-свидетельницы, обладавшей полным доверием?

Возможно, что видение «Параскевы Алексеевой» было неверно истолкованным знамением Богородицы на необходимость канонизации последней русской царицы Евдокии (Прасковьи, Елены) Лопухиной и последнего русского царевича Алексея Петровича? Может быть уже тогда «икона на воздухе окруженная небесными силами» символизировала их присутствие вместе с другими Святыми заступниками Калужской земли в окружении Чудотворной иконы Калужской Божьей Матери?

Рассматривая икону Калужской Богородицы, надо понимать, что она является материальным объектом — продуктом человеческой деятельности, частью души, веры, таланта и жизни мастера и, как следствие, Истории России. Как и остальные, Чудотворная икона Калужской Божьей Матери имеет свою предысторию, описание и историю, которые, к сожалению, по разным причинам, мало исследуются историками и краеведами. В результате рвутся многочисленные нити, связывающие исторические события в единые исторические эпохи, что, в свою очередь, приводит искажениям и фальсификации самой Истории.

История иконы Калужской Богоматери тесно связана с судьбами многих исторических личностей, имевших свои родословные корни в Калужской земле, — императора Петра I, царевича Алексея Петровича, царицы Евдокии Лопухиной, императриц Анны Иоанновны и Елизаветы I Петровны (5), и других.

Интересны последние слова Евдокии Лопухиной, сказанные перед ее кончиной: «Бог дал мне познать истинную цену величия и счастья земного». Правящая в то время императрица Анна Иоанновна с большим уважением относилась к ней при жизни, и пришла на ее похороны в соборную церковь Новодевичьего монастыря. Захоронена последняя русская царица у южной стены собора Смоленской иконы Божьей Матери рядом с гробницами царевен Софьи и ее сестры Екатерины Алексеевны.

До настоящего времени не изученным остается влияние Чудотворной иконы Калужской Божьей Матери на судьбоносные для России события, свершавшиеся на Калужской земле в период военной кампании 1812 года.

К сожалению, оригинал иконы Богоматери Калужской исчез в 1918 году. По одной из версий он попал вместе с другой дорогой церковной утварью в «золотой обоз» Бориса Савинкова, шедший в Москву для поддержки контрреволюционного восстания. Но до Москвы обоз не дошел и пропал где-то на территории Калужской области. Такое надругательство над Образом Божьей Матери было отмечено 14 мая 1918 года, когда город Калугу потряс взрыв чудовищной силы. Взлетали на воздух артиллерийские склады с боеприпасами для трех дивизий и полугодовым запасом патронов.

Не случайно чудотворные явления заступничества Калужской Богородицы, спасавшие город Калугу на протяжении нескольких веков, сохраняются и до наших дней. Многие такие явления в настоящее время еще не осмыслены и не добавлены в описание Чудотворного Образа. Надо полагать, что не без участия Божьей Матери Калужской было предначертано К.Э. Циолковскому, терпя страшную нищету и лишения, выдержать и своими работами «осветить дорогу в космос». Словно невидимым покрывалом укрыла Богородица Калужскую губернию от кошмаров гражданской войны; допустила только кратковременную оккупацию города с минимальными его разрушениями в Великую Отечественную войну; спасла калужан от невиданного урагана в июне 1998 года, который надвигался на город со стороны Тулы и, дойдя до границы Калужской области, невероятным образом изменил свое движение и, не пересекая границы, ушел в сторону Московской области. Ее видение в 2008 году было ознаменовано указанием Богородицей года основания города Калуги, как крепости на реке Оке в 1260 году (8). Вероятно, не без Ее участия произошло неожиданное возвышение Калуги в 1776 году от монаршей милости, которую город получил через утверждение в нем наместничества и восстановление Калужской области в 1944 году…

Чудотворная икона Калужской Богоматери продолжает оберегать город Калугу и Калужскую область от горестей и напастей, и дает надежду, что в свое время Ее оригинал еще будет возвращен православным верующим Калужской области и России.

1. Калужская икона. Чудотворная икона Калужской Божией Матери. // «Богоматерь», Книгоиздательство П.П. Сойкина, СПб., Стремянная, дом № 12, 30-е годы XIX века. – С. 558-561.
2. ГКУ «Государственный архив документов новейшей истории Калужской области» (ГАДНИКО) Фонд НП «КОИиКПЦ «ГАРАЛЬ» № П-7701 (Публикация статьи Горолевича И.Е. «Калужская святыня»), опись 1, дело 173.
3. Чудотворные святыни. / Калужская энциклопедия. — 2-е изд., перераб. и доп. — Калуга: Изд-во Н.Ф. Бочкаревой, 2005. — С. 188-189.
4. Портрет царицы Евдокии Федоровны Лопухиной (1669-1731), XIX в. Литография с оригинала неизвестного художника. //© Государственный исторический музей. 2007. http://chron.eduhmao.ru/img_2_18_1_0.html
5. ГАДНИКО. Фонд НП «КОИиКПЦ «ГАРАЛЬ» № П-7701 (Публикация статьи Горолевича И.Е. «Много ли «калужской» крови у царей Дома Романовых?»), опись 1, дело 125, листы 61-86.
6. Пуцко В.Г. Святыни старой Калуги./ Калуга в шести веках: Материалы I городской краеведческой конференции, посвящённой 625-летию г. Калуги / Сост. В.А. Дьяченко.- Калуга: Издательский педагогический центр «Гриф», 1997. – С. 9-10.
7. Языкова И.К. Богословие иконы. / Учебное пособие.- М. Издательство Общедоступного Православного Университета, 1995. – С. 17.
8. Горолевич И.Е. «Видение Калужской Богородицы». // Свидетельство Российского Авторского Общества. – Москва, № 14309 от 30 сентября 2008 года.

Для тех, кто хочет знать больше зайти на:

Источник статьи: http://proza.ru/2013/05/21/694

Читайте также:  Поклонение иконе богоматери смоленской святитель никола чудотворец