Меню

Юрий иванович шишков хранитель иконы умиление как связаться

Юрий иванович шишков хранитель иконы умиление как связаться

ДЕТОЧКИ САРОВСКОГО ЧУДОТВОРЦА

1 августа – память преподобного Серафима Саровского

Три-четыре года нашей «клиповой» жизни, когда одно событие вытесняет другое, – хорошая проверка значимости происходящего. За это время люди напрочь забывают сошедших со сцены политических деятелей и звезд эстрады, предают забвению потрясающие происшествия и сенсации. И тем более стираются из памяти разные юбилейные мероприятия. Между тем мне встретились люди, которые по сей день реально переживают один прошедший юбилей, словно и не минуло четыре года. В 2003 году они, Юрий Шишков и Наталия Мурашкина, участвовали в саровском праздновании 100-летия канонизации преп. Серафима Саровского. «Это была не просто годовщина, а духовное событие, которое каждому открылось по-своему, – объясняет Юрий. – Уверен, сам преподобный Серафим тогда был с нами. И это понимается только сейчас. »

Юрий Иванович Шишков – житель Курска, в прошлом был начальником отдела завода, ныне предприниматель. Свободный график работы позволяет ему много сил отдавать православным делам, в числе которых и организация нескольких всероссийских крестных ходов. Когда он рассказывал о первом ходе из Курска в Дивеево (2003 г.), я невольно сравнивал с тем, что уже слышал. Сразу после того крестного хода к нам в редакцию зашла его участница, жительница Архангельской области Галина Балобченко, и поделилась впечатлениями (Курск – Дивеево, «Вера», № 446). Поэтому интересно было слушать Юрия – его рассказ с точки зрения руководителя хода. Действительно, «каждому открылось по-своему». Что объединяет оба повествования – так это искреннее изумление и благоговение перед чудесами Божьими. Воистину то была Пасха среди лета.

– Хочу сразу уточнить, что руководителем крестного хода я не сразу стал, – начинает рассказ Юрий Шишков. – Весной 2003-го позвонили мне из Москвы и попросили посодействовать Андрею Анатольевичу Бардижу, сводить его в епархию и т.д. Андрей – ученик иерея Александра Петропавловского, который был руководителем и духовником первых в нашей стране длительных крестных ходов. И вот Андрей должен был организовать ход из Курска в Дивеево протяженностью 1200 километров. Приехал он из Москвы, и наш владыка Иувеналий (ныне схимитрополит, на покое) дал свое письменное благословение. Следующим встал вопрос: с какой иконой идти? Я предложил: «Андрей, хорошо было бы взять чудотворную икону «Умиление» из поселка Локоть – это ж любимая икона преподобного!» Он заинтересовался и поехал в Локоть.

(Сам Юрий Шишков был первым, кто поведал миру об удивительных чудотворениях от этой иконы, точнее, репродукции с образа Божией Матери «Умиление», вырезанной Н.Н.Мурашкиной из обычного календаря. Подробно об этом мы писали в №№ 437 и 514 – Чудо – это милость к грешникам и Пасха в поселке Локоть.)

В поселок Локоть Андрей повез с собой несколько иконочек, приобретенных в нашей Коренной пустыни. Поставил их перед иконой «Умиление», а рядом, как он рассказывал, положил письменное благословение владыки. И тут на его глазах все иконы и листок бумаги покрылись благоухающим миром. Взял Андрей листок в руки, смотрит: миро течет с него струйкой, насквозь пропиталось. А это же документ, его нужно будет показывать в епархиях, по которым предстоит пройти крестным ходом. Еще не осознавая, какое чудо перед ним, подумал: «Как хорошо, что с этого листка я сделал несколько ксерокопий!»

Когда мы снова обратились к владыке и показали его благословение, пропитанное миром, он с благоговением приложился к этому листочку. Но нашей просьбе, чтобы образ «Умиление» был назначен главной иконой крестного хода, отказал: «Она из чужой, из Брянской епархии, я не имею права делать ее главной. Пусть впереди идет наша Курская «Знаменье», ну а эта рядом». Так и пошли мы: со «Знаменьем», от которой получил исцеление от болезни и крепкую веру отрок Прохор, будущий преподобный Серафим, и с «Умилением» – любимой иконой преподобного, перед которой он молился в тот момент, когда Ангел взял его на Небо. То есть обе они олицетворяли начало и конец земного пути батюшки. Еще с нами пошел образ самого преподобного Серафима, Саровского Чудотворца, написанный по молитвам к нему за одну ночь левой рукой тяжелобольной рабой Божьей Жанной, жительницей Курска. Ну и, конечно, у каждого из крестоходцев на груди были еще иконы, свой иконостас.

Примечательно, что ход наш начался 8 июня – в день иконы «Умиление». Перед выходом все крестоходцы, 200 человек, и провожающие выстояли литургию в Воскресенско-Ильинском храме, где когда-то венчались родители преподобного и где потом крестили их сына Прохора. И вот первые шаги в сторону Дивеево. Радуга на небе, мы идем по трое в ряд, представляя, так сказать, всю географию страны: Уренгой, Иркутск, Новосибирск, Архангельск, Москва, Петербург, Сочи, вся Центрально-Чернозёмная зона. Были среди нас жители Ухты (Республика Коми), Уфы, Украины и др. С нами идут наши духовники, иеромонахи о.Александр и о.Анастасий. Братья начинают молитвенно петь: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!» Мы все подхватываем соразмерно шагу.


«Только зашли под крышу — как вдарил дождь. »

– Что еще запомнилось на всю жизнь? – продолжает рассказ Юрий. – По молитвам к преподобному дождик все время от нас отставал. Над нашими головами собирались тучи, мы шли вперед и видели за спиной стену дождя. Так повторялось изо дня в день, пока мы не сделали остановку, чуть не доходя до Малоархангельска. Власти этого городка отказались нас принимать и вообще обеспечивать прохождение крестного хода через город. К счастью, председатель ближайшего колхоза «Прогресс» оказался верующим человеком, пригласил нас на усадьбу. Пришли мы туда, совершили молебен, и только зашли под крышу – вдарил сильнейший ливень.

Читайте также:  Кулон с семистрельной иконой от чего помогает

Тогда же был такой инцидент. Когда мы приближались к колхозной усадьбе, какая-то местная жительница, похоже бесноватая, увидев крестный ход, вдруг закричала: «И за что вам такая милость, что Сама Царица Небесная идет вместе с вами!» Сразу после этого подъехала чья-то легковушка, водитель сообщил: «Ваша машина, которая сзади за вами продукты везла, попала в сильный дождь, дорогу размыло – и машина опрокинулась, валяется в кювете». В машине ехала наша завхоз Анна, жена руководителя крестного хода. Тот, расстроенный, повез жену с переломом ребер в больницу, а мне выпало вести ход дальше. Что делать? Путь через Малоархангельск закрыт, искать обходные дорожки?

И так совпало, что в это самое время в Москве проходило совещание у Полномочного представителя Президента по Центральному округу Юрия Сергеевича Полтавченко. В нем участвовал помощник нашего курского губернатора. Позвонили мы ему, он все передал Полтавченко, и в Орел губернатору улетела телеграмма: «Срочно принять меры по прохождению крестного хода Курск – Дивеево». Там взяли под козырек, спустили приказ вниз, и в администрации Малоархангельска всполошились, стали нас искать на всех дорогах, не зная, что мы свернули в колхоз «Прогресс». Наутро обнаружили-таки нас и огорошили, предъявив ультиматум: «Или вы идете в наш город Малоархангельск, или мы пожалуемся Патриарху, что вы самочинно меняете утвержденный маршрут». То есть все волшебным образом поменялась на 180 градусов, такое рвение!


Мимо разрушенного храма

На другой день под пение молитв, с иконами входим в Малоархангельск, как победители. И глазам своим не верим. Там что произошло? Когда местные жители узнали, что город отказался принимать крестный ход, они буквально осадили администрацию: «Да как вы посмели, да мы их сами накормим, на ночевку разберем по домам!» Дело приобрело огласку, и вот встречать нас, без преувеличения, вышла половина города. Море людей по обочинам. Пришли на центральную площадь перед кинотеатром, который в советское время был построен на месте разрушенного храма. В вестибюле его начали молебен, и тут. не знаю уж, как сказать. мне показалось, что город забесновался. Одновременно бесновалось около 50 человек. Проявления были разные, такое я видел первый раз в жизни, вспоминать не хочется.

Одних благодать Божия как бы ошпарила, а других исцелила. У нас на видеопленке остался кадр с молодой женщиной, которая стояла во время молебна, прижимая к груди маленькую иконку Божией Матери. Прежде эта жительница Малоархангельска долго не могла родить, пока слезно не помолилась Богородице. Когда ребенок появился на свет, случилась другая напасть – не смогла сама выкармливать. И вот, узнав, что крестный ход устроил в клубе молебен перед чудотворными образами, оставила ребенка свекрови и поспешила туда – просить Божью Матерь, чтобы Господь дал молока. И что поразительно: где-то в середине службы на ее иконке появились капельки мира, которые на глазах у всех стали белеть – как бы превращаясь в молоко. Это был знак, что Богородица услышала ее молитву. Спустя год к нам в Курск приезжали люди из Малоархангельска и сообщили, что, когда крестный ход покинул город, у этой женщины и вправду молоко появилось и многие женщины, которые не могли забеременеть и родить, благополучно родили здоровых детишек. Думаю, это произошло от молитвы перед иконой «Умиление», что была с нами, поскольку подобное часто случается с женщинами, которые паломничают к ней в поселок Локоть.

Спрашиваю Юрия про необычное явление, случившееся в следующем населенном пункте – в Архарове. Участница крестного хода Галина Александровна Балобченко рассказывала нам, что в местном храме во время молебна замироточила. стена.

– Подобное было и в Инякино, где после молебна замироточили все иконы, находившиеся в церкви, и стены, и пол покрылись миром, – вспомнил Шишков. – А в Архарове замироточила еще и стена, на которой были образа. Местный батюшка, чтобы объяснить это, выдвинул такую гипотезу. В давние времена храм в Архарове построили два купца в честь чуда обновления иконы. И будто бы сию чудотворную икону они вмуровали как раз в эту стену. Но подтвердить это невозможно, просто легенда. Конечно, все были поражены. Один мужчина из Малоархангельска, приехавший погостить к сыну в Архаров, тоже был на молебне. После он поехал домой на своей машине, но где-то на середине пути стекла его машины покрылись миром. Он сразу вернулся назад и рассказал нам о случившемся. Человек был совершенно потрясен.

– И как он – присоединился к крестному ходу?

– Господь дал знамение, но он, похоже, не использовал. Все-таки чудо без веры бессильно. Запомнился другой случай, когда мы проходили по Рязанской области. В одном селе женщина подоила коров и, завидев крестный ход, вышла со двора в домашних тапочках и в халате. Решила проводить нас до окраины села, а потом пошла и пошла дальше, как ученики шли за Христом, бросая все свои дела. Когда встали на ночлег в очередном населенном пункте, она позвонила домой: «Не ждите меня, я ухожу с крестным ходом».

Надо сказать, на всем пути мы шли с Иисусовой молитвой, между собой договорились: кто не поет молитву, пусть покидает крестный ход. И вот представьте более двухсот человек, а в городах – по пятьсот и несколько тысяч – и все поют: «Господи Иисусе Христе, помилуй нас!» Это грандиозное пение эхом отдавалось от домов и было сильнейшим потрясением для всех встречающих. Так что к нам многие присоединялись, но только на день-два. А та женщина, что вышла к нам в тапочках, дошла до самого конца, до Дивеево. Мы ей, конечно, дали кеды и старенькую куртку. Много ли нужно человеку, идущему к Богу?

Читайте также:  Молитва тропарь кондак казанской иконе

– А в целом много людей до Дивеево дошло?

– Тех, кто начал крестный ход из Курска и выдержал все пятьдесят дней пути, – 77 человек. То есть почти половина. Уверен, если бы это был обычный пеший поход, то из-за тягот весь народ рассеялся бы еще на полпути. Но молитвенная поддержка преподобного Серафима очень чувствовалась, и Господь во укрепление посылал различные знамения. Постепенно мы даже привыкли к ним, особенно к мироточениям от икон. Но иногда происходило такое, что потрясало до глубины души. В населенном пункте Сапожок остановились, чтобы искупаться в святом источнике. Прочитали над ним акафист Царю-мученику Николаю, и миро сошло прямо в купель, причем в таком количестве, что трудно было измерить в литрах или ведрах. На поверхности плавало несколько сантиметров мира, а вся вода, какая была в купели, превратилась как бы в эмульсию. Искупавшись, наши крестоходцы потом несколько дней благоухали, особенно бороды у мужиков. Мы ведь за время пути основательно обросли, даже те, кто вышел из Курска безусым, под конец заимел окладистую бороду.

– На 50-й день пути мы вошли в Дивеево, – продолжает Юрий Шишков. – О том, как проходило празднование 100-летия со дня канонизации преподобного Серафима Саровского, вы все, наверное, знаете из сообщений прессы. Расскажу, что открылось только нам.

Главное празднество должно было проходить в Сарове, ныне секретном городе атомщиков. Мы и не надеялись туда попасть. В 2 часа ночи в дивеевском палаточном лагере Наталья Николаевна Мурашкина, хранительница локотской иконы «Умиление», встретила некоего человека, который сказал ей, что дана разнарядка на 30 человек из нашего крестного хода, кого допустят в Саров. Кто это был, мы потом долго гадали. Наталья Николаевна спросила, можно ли взять с собой икону «Умиление», и человек ответил: «Да, это, видимо, та самая икона, ей нужно быть там». И вот наутро мы отобрали 30 человек и отправились в Саров. По пути миновали несколько постов, где у нас требовали паспорта и тщательно проверяли. К секретности города добавилось и то, что в празднике будет участвовать Президент России, так что «неприглашенных» вежливо поворачивали назад. Удивительно, но нас пропустили.

А дальше произошло самое интересное. Как сами понимаете, мероприятия с участием Президента всегда планируются четко, всё регламентируется до мелочей. И конечно, заранее был расписан кульминационный момент и определено, на чьих плечах преподобный Серафим вернется в свою обитель. То есть, проще говоря, кто понесет его св. мощи, когда их доставят из Дивеево. И вот когда архиереи торжественно внесли св. мощи в город Саров, оказалось, что монашествующих, которые должны принять, на месте не оказалось – по какой-то причине они в «закрытый город» вообще не попали. И так получилось, что св. мощи преподобного приняли в свои руки. братья из нашего крестного хода! Вот уж поистине чудо! Было слышно, как сотрудники спецслужб по рации переговаривались между собой: «Откуда взялась эта публика? Что за бомжи несут мощи? Их тут не должно быть. » А наши ребята и вправду на бомжей смахивали – заросли и поистрепались за два месяца пути. Снимки, как они несут мощи, потом разошлись по всему православному миру, их можно видеть в интернете на сайтах разных стран.

И был еще один момент, о котором лучше расскажет Наталья Николаевна Мурашкина.

Рассказ продолжает хранительница иконы Божией Матери «Умиление» из п.Локоть:

– А меня больше другое поразило. Когда ребята взяли раку и крестный ход двинулся, вдруг наши, кто пришел с нами из Курска, стали кричать: «Смотрите, чудо! Чудо!» Я думаю, какое чудо, ничего такого не вижу. Впереди мне показывают: «Да, смотрите, там же икона!» Смотрю, ничего не понимаю. Одна наша крестоходница по сторонам поглядела рассеянно: «Да, действительно, икону, что ли, забыли?» И тут до меня дошло. Охрана вокруг Сарова была такая, что даже авторучки нельзя было пронести. И так получилось, что никто не принес с собой икон, только мы. Представляете? На этом всемирном крестном ходе было множество епископов, Патриарх, Президент страны – и во главе перед мощами преподобного Серафима Саровского в чьих-то руках плыла наша чудотворная иконка из поселка Локоть! Та, которую мы пронесли 120 километров, чтобы как бы вернуть батюшке Серафиму.

Позже об этом вспоминали не только мы. Спустя год, когда наш крестный ход снова оказался в Дивеево, в Царском скиту к нам подошла одна из двух хранительниц этого святого места и со слезами сказала: «Знаете, как мы ждали, чтобы принесли опять эту иконочку!» Я спросила: «А почему именно эту икону?» Она: «У нас здесь батюшка Серафим всем управляет. Даже по хозяйству молитвенно подсказывает, мы словно за его спиной живем. А если он в прошлом году, в 100-летие прославления, шел за нею, то тем более и нам нужно за ней держаться. »

Читайте также:  Боголюбская икона божией матери в чем помогает где находится

– Если быть точным, – поправил Юрий, – в том торжественном крестном ходе было три иконы. В 1903 году, когда батюшку прославляли, это были: Серафимо-Понетаевское «Знамение Божией Матери», «Умиление» и образ самого преподобного. И спустя 100 лет все повторилось: перед мощами несли те же иконы, только «Умиление» оказалось не Серафимо-Понетаевское, а наше, из поселка Локоть. Так что я думаю, это Господь устроил, чтобы мы попали в Саров с нашей иконкой.

Преподобный Серафим однажды сказал: «Кто как не приидет в гости, будет моим гостем. А кто ко мне пешочком доберется, то будет моей деточкой». И вот представьте себе, что чувствуют те, кто дважды к нему пешочком ходил. Мы ведь и на следующий год отправились.

– Вскоре после тех празднеств историки выяснили, что преподобный Серафим родился не 1759 году, а в 1754-м, – рассказывает Юрий. – Получалось, что на следующий год мы снова должны чествовать батюшку – 250-летие со дня рождения и одновременно 101-й год со дня канонизации, поскольку его прославили в день его рождения. Патриархией и правительством было решено вновь провести Серафимовские торжества. И мы, старые участники крестного хода, решили его повторить. Были только сомнения, по какому пути идти. Мне лично представлялось, что логичней идти из Дивеево в Курск, поскольку преподобный родился в Курске и там будут основные празднования. Но братья и сестры, помолившись у иконы «Умиление», решили идти прежним путем.

Мое недоумение по поводу маршрута продолжалось до тех пор, пока я не получил из Нижнего Новгорода письмо от руководительницы местного православного братства. Она, узнав, что мы намереваемся идти вновь в Дивеево, попросила зайти крестным ходом в Понетаевку, в бывший Знаменский Серафимский монастырь, в стенах которого в то время размещалась лечебница для душевнобольных женщин. Нижегородское братство уже много лет билось, чтобы здание вернули церкви. Ведь это очень значимый монастырь: из 10 женских обителей, основанных самим преподобным, только две из них носили его имя – Серафимо-Дивеевский и этот, Серафимо-Понетаевский. Еще нижегородское братство попросило нас зайти в Арзамас, чтобы возобновить традицию, начатую самим Царем-мучеником. В 1906 году своим указом Государь Николай II учредил в Арзамасе крестный ход, посвященный преподобному Серафиму. Когда я потом прочитал текст этого указа, меня поразило, сколь точно Государь регламентировал маршрут крестного хода: по каким улицам идти, от какого храма к какому и даже с какими молитвами. Но вот уже десятилетия, как этот царев указ не исполнялся.

11 июня 2004 года мы вновь с молитвой покидали Курск, 200 человек из России, Прибалтики, стран СНГ. Кроме иконы Божией Матери «Умиление» на этот раз с нами был еще один мироточивый образ – Царя Николая II. Он из московского храма Николы в Пыжах, хранитель его – Олег Иванович Бельченко (об истории этого образа, приблизившего день канонизации Государя Николая II у нас в стране, а также о его хранителе мы рассказывали в №№ 344 и 460-461 – «Голгофа России» и «Хранитель»). И в этом, втором нашем крестном ходе образ Государя тоже сильно мироточил и благоухал. Со временем выработалась даже такая церемония: около 10 часов утра инок Иосиф, несший икону, подзывал меня, мы убеждались, что чудотворение продолжается, молились, потом собирались идти дальше.

Было много разных событий, которые иначе как чудесными не назовешь, но об этом долго говорить, поскольку, чтобы понять смысл чудес, нужно объяснить и все обстоятельства нашего пути.

Как и в прошлый раз, не обошлось без искушений. Несмотря на все мои просьбы, владыка не пустил с нами нашего духовника иеромонаха Александра (Нощенко), который был в первом крестном ходе. И выделил того священника, который был посвободней. Как оказалось, у этого батюшки было, мягко говоря, особое отношение к фактам мироточения икон, даже обвинил нас, что мы сами мироточение подстраиваем каким-то секретным способом. Позже за два месяца пути он смог убедиться своими глазами, что сомнения были беспочвенными.

Второе искушение: в этот раз в крестном ходе оказалось много бесноватых и одержимых. Удалить их я не имел права, потому что митрополит Иувеналий не благословил кого-либо выгонять, сказав: «Господь их призвал, и не тебе решать, кому идти, а кому нет. Вы должны носить тяготы друг друга». И мы носили тяготы. Мучение было и для принимающих крестный ход. Представьте: 30 человек из 200 бесноватые, ведущие себя неадекватно. А что такое 30 человек? Этого числа вполне достаточно, чтобы превратно судили обо всем крестном ходе. До Арзамаса мы дошли с неимоверными трудностями, словно Господь нас испытывал. Зато с какой радостью шествовали с иконами и молитвенным пением точно по тем улицам, какие определил Государь своим указом! С той поры крестный ход в память преподобного Серафима Саровского совершается там ежегодно, традиция возобновилась.

За эти годы появились и новые традиции. Нынешней весной, например, из Курска отправились школьники на велосипедах, чтобы в Дивеево, у мощей преподобного Серафима Саровского, встретить Пасху. Проезжали они по тем же местам, что и мы шли когда-то. Хоть и не пешком они двигались, но потрудились во славу Божью, и, может, батюшка тоже принял их в число своих «деточек».

Источник статьи: http://www.rusvera.mrezha.ru/544/4.htm